Коротко

Новости

Подробно

Пожар ветром надуло

Владимиру Путину доложили обстановку в Забайкальском крае

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера действующий премьер Владимир Путин провел селекторное совещание по двум поводам: хорошему и нехорошему. Нехорошим являются пожары в Забайкальском крае. Хорошим — сварка стыковочного шва моста на остров Русский через пролив Босфор Восточный во Владивостоке. С подробностями — специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Накануне в графике премьерского селекторного совещания пожаров в Забайкальском крае не было. Но поскольку в графике пожаров оказался Забайкальский край, то господин Путин решил, видимо, обсудить эту проблему с руководством края.

Дело в том, что в одном из поселков Агинского района дотла сгорели 20 домов. Сгорели, можно сказать, ни с того ни с сего. Были — и нет.

— Докладываю обстановку! — прямо видно было по губернатору Забайкальского края господину Гениатулину, что на войне как на войне.

И губернатор продемонстрировал, что он на переднем крае — там, где батальоны просят огня:

— Третьи сутки в Забайкальском крае штормовое предупреждение, скорость ветра — 18-20, порывы — до 30-35! Имеется ущерб зданиям, электросетям, но эта ситуация поправимая. В этих условиях на юге нашего края, недалеко от монгольской границы, степной пожар перешел в населенный пункт Онон-База. Уничтожено 20 частных жилых домов, отстояли 15 домов, школу отстояли, дом культуры отстояли. Проведена эвакуация 65 человек, пострадавших нет!

Губернатор рассказал, что вместе с подразделениями МЧС удалось отстоять еще один населенный пункт и еще раз признал, что поселок Онон-База сдали.

— Сильный ветер, просто страшно сильный ветер! — камера крупным планом взяла обветренное лицо губернатора.— Второе: у нас еще озера мерзлые, взять воду просто невозможно.

Но Равиль Гениатулин прошел огонь и лед. И теперь оставалось пройти медные трубы на этом селекторном совещании.

Между тем фразы, которые он произносил, выдавали его волнение. Так, он обратил внимание и на состояние эвакуированных:

— Психологическая помощь никому не потребовалась, из них 26 детей.

— А кто должен следить-то за распространением огня? — поинтересовался премьер.— Почему огонь подошел к населенному пункту и такие тяжелые последствия наступили? Кто? Какие службы должны следить за распространением огня, я спрашиваю?!

Он как известный специалист по тушению пожаров имел право спрашивать.

Равиль Гениатулин близко к сердцу принял этот вопрос:

— Владимир Владимирович, я принял решение о запрещении палов, любых палов. К сожалению, нарушается это решение... Есть подозреваемые, в том числе и по Алек-Заводскому району, выявлен буквально на днях факт такой. Там, по-моему, совершенно реальное дело!

Равилю Гениатулину было понятно, что нужны посадки.

— И, естественно,— взволнованно продолжил он,— мы примем все самые жесткие меры, если будет установлено, что эти человеки!.. так сказать... потеряв как бы человеческий облик... нарушая разные запреты и нанося вред огромному количеству людей, поджигали!

Премьер не был удовлетворен этим ответом и спросил, какие службы должны следить за распространением огня (то есть не за нераспространением).

Исчерпывающий ответ постарался дать руководитель Сибирского регионального отделения МЧС Владимир Светельский!

— Товарищ председатель правительства Российской Федерации! Докладывает начальник Сибирского регионального центра МЧС России генерал-майор Светельский. Здравия желаю!

Но это было еще не все.

— Силами регионального центра МЧС, силами главного управления МВД по Забайкальскому краю проводится контроль посещения личного состава и населения в лесах,— объяснил он.— К сожалению, данный пожар, данный пал, степной пожар, произошел в вечернее время — в 21 час 35 минут — в результате порывистого ветра. Стоял очень сильный ветер, и пожар очень сложно было обнаружить.

Пытаться понять, что имеет в виду господин Светельский, не следовало, а то психологическая помощь в результате пожаров в Забайкальском крае все-таки понадобилась бы, причем человекам в Москве.

— Но в данном случае поселок сгорел! — не успокаивался премьер.— Где у вас там что организовано, я не понимаю?! Я прошу: кто здесь есть из МВД или из следственного комитета?

Огонь на себя попытался вызвать начальник управления Министерства внутренних дел по Забайкальскому краю генерал-майор полиции Ларионов Юрий Николаевич:

— 13 апреля мы возбудили уголовное дело по статье 168! В ходе предварительного следствия мы выявили, что неустановленное лицо путем неосторожного обращения с огнем допустило возгорание сухой травы вблизи участка Баян-Булак сельского поселения Урда-Ага Агинского района Забайкальского края. В результате возгорания огнем было уничтожено 20 жилых домов и надворные постройки!.. Пока установить конкретное лицо не удается, но продолжаем в этом направлении работать.

— Ладно,— вздохнул премьер.

Было очевидно: следствие, которое он попытался провести, зашло в тупик.

Господин Путин распорядился без лишних формальностей восстановить документы пострадавшим и построить новые дома.

— Дома небольшие, деревянные,— охотно пояснил Равиль Гениатулин. Это у нас традиция такая — деревянные дома.

То есть горят хорошо.

После этого премьер провел еще одно селекторное совещание — с участниками строительства моста к острову Русский, где в сентябре этого года будет проходить саммит АТЭС. Еще полгода назад, когда я был во Владивостоке, то совершенно не верил, что этот грандиозный мост будет достроен. Но комсомольская стройка оказалась комсомольской стройкой.

Жаль только, жить в эту пору прекрасную в качестве губернатора Приморского края не довелось Сергею Дарькину.

А ведь всего-то ничего не дотянул до последнего сварного шва.

Остается добавить, что главный удар на себя, если что, готова принять база ракетных катеров, которая разместилась прямо под мостом.

Комментарии
Профиль пользователя