Коротко


Подробно

«Первых шагов очень много»

Евгений Урлашов о том, что будет после его победы

от

Избранный во втором туре мэр Ярославля ЕВГЕНИЙ УРЛАШОВ рассказал корреспонденту “Ъ” НАТАЛЬЕ БАШЛЫКОВОЙ, как ему удалось выиграть выборы и почему он не согласен с «Единой Россией» в оценках своих перспектив.


— Как вы оцениваете для себя итоги выборов?

— За всю 1000-летнюю историю Ярославля это первые настоящие выборы. Потому что при царях у нас главы назначались, после революции тоже. Нашим городом руководил безостановочно, 23 года, Виктор Волончунас. Он был последним назначенным мэром-коммунистом и по иронии судьбы первым избранным. В последнее время город был в стагнации, запустении. Управленческая команда, в которую он никого не хотел брать, устарела. Ну а после авиакатастрофы, в которой разбилась наша хоккейная команда «Локомотив», население и власть стали далеки друг от друга еще больше. Я бы назвал это точкой разрыва. Многие, как и я, были не согласны с оценками причин трагедии. Именно поэтому результат этих выборов был заранее предрешен. Кроме того, в обратную сторону сработал административный ресурс. Население видело, что мне не давали возможности выступать на телевидении, в газетах. Постоянно срывали встречи, устраивали различные провокации. Ну и третий фактор — это беспрецедентная скупка голосов, предпринятая моим оппонентом. Как после этого народ признал бы его легитимным мэром? Своим голосованием люди сказали ему: «Ты считаешь, что в этой жизни можно купить все, купить город Ярославль, купить людей».

— Как вы объясните тот факт, что вас поддержали все оппозиционные партии?

— Я сам не могу этого понять. Конечно, многих из них я знаю. Например, с коммунистами я всегда дружил. И огромное спасибо за помощь я хочу сказать депутату Госдумы от КПРФ Александру Воробьеву. С Володей Зубковым, лидером «Яблока», я учился на юридическом факультете. От «Справедливой России» меня поддержал наш депутат Анатолий Грешневиков. А вот дальше уже не ярославские: это Михаил Прохоров, «Демвыбор», «Солидарность»… Никого из них о помощи не просил, но они сами изъявили желание. Наверное, они увидели, что в Ярославле можно что-то изменить.

— Почему все местные телеканалы до сих пор молчат о вашей победе? В этом заинтересована областная власть? Как вы будете с ней работать?

— Да, это так. Но я смотрю на это совершенно спокойно. Ибо, согласно Конституции, органы местного самоуправления входят в систему органов государственной власти. Основополагающий закон у нас 131-й — «О местном самоуправлении». Ярославль самодостаточный город, и еще неизвестно, кто от кого зависеть будет: я от губернатора или он от меня. Хотя при этом хочу заметить, что я не собираюсь выяснять отношения, ссориться, вставлять ему палки в колеса. Для меня он институт власти. А с институтом надо вести себя только по-деловому: работать плодотворно и конструктивно. То, что меня сейчас не показывают по телевидению,— мелочь. Скоро они будут это делать. Тем более одно телевидение, городское. Думаю, что спустя какое-то время действующий губернатор успокоится и начнет со мной контактировать. Хотя перспектив остаться на этом посту у него нет. Я сомневаюсь, что его переназначат на следующий срок.

— «Единая Россия» результат выборов не простит?

— Дело в не этом. Он совершил большие стратегические ошибки. Народ его не любит и не примет как главу области. Он тонущий корабль, и весь вопрос: как быстро он потонет. Если в октябре будут выборы, у него нет ни малейшего шанса победить. На этих выборах он поссорился со всеми с кем только мог — как в Ярославле, так и в районах области. Я имею в виду прежде всего представителей всенародно избранной власти, которых он пытался запугать тем, что не даст денег из бюджета. Лично я подобных угроз не боюсь. Мы будем находить деньги другим способом. У нас дикое воровство и коррупция, остановив которые можно сберечь не один миллион бюджетных рублей. Например, история с муниципальным водоканалом. Это дикая коррупционная сделка — таких еще не было на территории России. Это когда рядом с действующим предприятием создается управляющая компания, а 51% этой компании хотят продать в частные руки. Если это произойдет, то город не сможет влиять на тарифную политику. При этом никаких планов по модернизации «Водоканала» не предоставляется. То есть люди просто хотят перевести финансовые потоки в другую организацию и отбивать деньги с помощью роста тарифов на воду. Самое интересное — буквально за несколько месяцев, ровно под эту сделку, в «Водоканал» устроился сын действующего мэра. И вот так все у нас — вкривь да вкось… И, если губернатор мне попытается приказать продать этот контрольный пакет акций, я его слушать не буду…

— Насколько мне известно, сейчас банкротится городское дорожное управление…

— Согласен с тем, что это банкротство — парадокс и фантастика. Особенно с учетом того, какие плохие в Ярославле дороги. Я не знаю региона, где они хуже. Просто один депутат из муниципалитета выкупил долг у этого управления перед Сбербанком. Порядка 100 млн руб. И теперь это управление должно депутату. Я считаю, что предприятие надо спасать.

— Но ведь ваши действия, очевидно, не всем понравятся? Не боитесь?

— Я готов отстаивать интересы города. Они в моей работе будут превыше всего. Я сказал губернатору о том, что на провокации поддаваться не буду.

— Ваши первые шаги на посту мэра?

— Во-первых, изменю структуру самой мэрии. Уберу пять первых заместителей и часть департаментов, а вот количество управлений увеличу. Например, я создал бы управления по туризму, по малому и среднему бизнесу. Во-вторых, проведу кадровую чистку в самой мэрии. Причин много. В том числе, как я сказал, высокая степень коррумпированности. В-третьих, займусь благоустройством города — в первую очередь ремонтом дорог, прекращу точечную застройку и поменяю мнение чиновников о публичных слушаниях. Этих первых шагов очень много…

— В руководстве «Единой России» заявляют о том, что ярославцы пожалеют о том, что выбрали якобы некомпетентного мэра…

— Приведу такую аналогию: странно, когда человек ложится в гроб и пытается говорить о будущем. «Единая Россия» фактически потеряла все. Это заявление еще раз это подтверждает. Ну что эта партия сделала по стране? Масса заявленных ею программ до сих пор не запущена, отношение к людям отвратительное. Я многократно бывал на их заседаниях: все делается из-под палки и для галочки. Сейчас они говорят: ярославцы избрали и скоро пожалеют. Но что они — провидцы? Почему тогда они до этого не видели, что у нас в регионе и в стране происходит? Поэтому говорить из Москвы то, что будет в Ярославле,— это глупо.

— В дальнейшем вы видите себя в какой-либо партии?

— Если честно, то пока об этом не задумывался. Но если бы появилась какая-нибудь серьезная партия, то, конечно, я бы обратил на нее внимание. Особенно — если бы это была партия, которая стала альтернативной «Единой России». Но пока я ее еще не вижу.

— А если предложат назад — в «Единую Россию»?

— Никогда. Скорее я съем стол, за которым сижу.

Комментарии