Коротко


Подробно

Штабные мучения

20 марта в Военной академии Генштаба состоялось заседание итоговой коллегии Министерства обороны, участие в котором в качестве верховного главнокомандующего принял Дмитрий Медведев. Выступая перед военными, он заявил, что реформа армии в России "практически завершена". В рамках проекта "Медведев. Итоги" "Власть" решила вспомнить, что же изменилось в российском военном ведомстве за последние четыре года.


ИВАН САФРОНОВ


Действующий министр обороны Анатолий Сердюков был назначен на свой пост 15 февраля 2007 года как раз во время проведения такой же итоговой коллегии Минобороны. Его назначение вызвало тогда весьма противоречивую реакцию в армейских рядах: многих удивил тот факт, что налоговик с коммерческим прошлым, не имеющий за плечами никакого военного опыта, возглавил военное ведомство. Однако вскоре стало понятно, что Сердюков де-факто получил карт-бланш на выполнение важной и неблагодарной задачи. Ему предстояло положить начало созданию принципиально новых вооруженных сил, сломав при этом в армии все старое и давно никому не нужное. Несмотря на то что назначал его Владимир Путин, вся реформа Сердюкова, развернувшаяся в 2008-м, пришлась уже на период президентства Дмитрия Медведева.

Переломный момент


Изменения начались не сразу. Новому министру требовалось время, чтобы понять, что ему досталось в наследство от предшественников. Требовалось время и для того, чтобы сформировать свою команду и свой аппарат и как-то наладить отношения с военными.

Мощный импульс для немедленного и ускоренного проведения реформ появился в августе 2008 года, когда Россия оказалась в состоянии войны с Грузией. Несмотря на то что российские вооруженные силы смогли подавить противника, стало очевидно, что армия оказалась не такой боеспособной, как это представлялось. "В армии на тот момент практически отсутствовали воинские части, способные немедленно приступить к выполнению боевых задач,— вспоминает источник "Власти" в Генштабе.— В 2008 году приходилось создавать сводные полки и батальоны из частей сокращенного состава, усиливать их огневыми средствами и только после этого применять по назначению. А для того, чтобы создать одну батальонную тактическую группу, требовалось до 75% всех средств и сил полка". По-другому в принципе быть и не могло, ведь все уставы были ориентированы на устаревшие формы и способы применения войск. После анализа грузинской кампании Генштаб признал, что вооруженные силы оказались неспособны оперативно реагировать на возникающие угрозы безопасности государства.

Этот факт не остался незамеченным: в конце августа 2008 года вышла директива Медведева об осуществлении радикальной реформы, целью которой была переориентация на участие в локальных конфликтах на территории бывшего СССР. Открыто об этом было сказано Сердюковым лишь 14 октября 2008 года по окончании заседания коллегии военного ведомства.

Военная реформа отчетливо выкристаллизовалась в новых образцах военной формы

Военная реформа отчетливо выкристаллизовалась в новых образцах военной формы

Фото: РИА НОВОСТИ

Дела ресурсные


В 2008 году оппозиционно настроенного начальника Генштаба генерала Юрия Балуевского сменил генерал Николай Макаров, успевший в свое время покомандовать Сибирским военным округом. С того момента именно на нем лежала основная ответственность за военную составляющую, поскольку новый гражданский министр обороны едва ли мог до конца осознать все ее тонкости. В результате проведенного под его руководством анализа реформирования армий ведущих стран мира были выработаны основные положения военной реформы для России.

Изменения затронули практически все элементы вооруженных сил. В ускоренном режиме было начато сокращение их численности до 1 млн человек, но все соединения и воинские части были переведены в категорию постоянной готовности и по состоянию на сегодняшний день почти полностью укомплектованы. Одновременно началась оптимизация офицерского корпуса: из 355 тыс. офицеров, составлявших до этого 34% от общей численности военнослужащих, было оставлено примерно 150 тыс. человек. "В результате осталось то количество офицеров, которое реально было необходимо для руководства,— говорит источник "Власти" в Генштабе.— По мере поступления новых видов техники их количество может возрасти". Полностью были исключены институты мичманов и прапорщиков, состоявших по большей части на хозяйственных должностях: их обязанности были перераспределены между гражданскими специалистами и контрактниками. Последних в течение последующих пяти лет должно стать уже 425 тыс. человек, что позволит безболезненно укомплектовать армию с учетом того, что срок срочной службы в рамках реформы был сокращен до одного года. Старая система, согласно которой существовали параллельные части, комплектуемые исключительно из числа срочников или только из числа контрактников, была упразднена.

Не осталось в стороне и образование: к 2013 году 71 военный вуз должен быть трансформирован в десять системных учреждений: надобности в тысячах выпускаемых младших офицерах не было, и сразу после окончания учебы большинство из них уходили на гражданку.

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Дела структурные


Совершенно иначе было выстроено военно-административное деление. Вместо шести военных округов были образованы четыре укрупненных: Западный, Южный, Центральный и Восточный. Основной причиной для этого стало несоответствие территориальных границ военных округов границам зон ПВО: на шесть округов приходилось четыре армии ВВС и ПВО. К тому же на стратегических направлениях отсутствовали органы, способные в критической ситуации объединить и взять на себя командование всеми видами и родами войск, находящихся на территории округа. В связи с этим Генштаб предложил новую, трехзвенную систему управления: объединенное стратегическое командование--оперативное командование--бригада. Прежняя, шестиступенчатая система (через штабы армий, корпусов и дивизий) была упразднена.

Изменилась структура видов и родов войск. Так, в сухопутных войсках была ликвидирована система кадрированных (не полностью укомплектованных, а ожидающих мобилизации населения) соединений, кроме того, все они были переведены на более компактную и мобильную бригадную основу. В военно-воздушных силах были упразднены все армии, корпуса, дивизии и авиаполки, им на смену пришла система авиабаз, авиагрупп и эскадрилий со стоящими над ними командованиями. "Ранее авиация базировалась на 356 аэродромах, причем на некоторых исправных самолетов было лишь по нескольку единиц,— рассказывает собеседник "Власти" в Генштабе.— А средства на содержание каждого аэродрома выделялись почти одинаковые. В 2009 году у нас не было ни одного аэродрома, по-настоящему отвечавшего современным требованиям". Чтобы выйти из этого положения, в рамках реформы будет создано семь крупных авиабаз. Кроме того, 1 декабря 2011 года указом Дмитрия Медведева к несению боевой службы приступили новые войска воздушно-космической обороны, созданные на базе космических войск и командования ПВО Московского района. Основной целью их создания было объединение возможностей систем ПВО и ПРО, а также систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Отныне все это замыкается на один центр управления. Воздушно-десантные войска реструктуризация затронула в меньшей степени, но они также стали иными. В частности, по "специализации" их соединения были разделены на парашютно-десантные и десантно-штурмовые. Если первые способны высаживаться в полном составе и с военной техникой парашютным способом, то вторые готовы к быстрой переброске в любое место любым транспортом и своим ходом, что целиком укладывается в концепцию мобильности сил. Не остался в стороне и флот. Береговые и сухопутные войска ВМФ были полностью развернуты в штаты, а силы флотов были включены в сформированные военные округа.

При этом в результате реформы роль командований видами и родами войск в значительной степени снизилась, ведь многое из того, что раньше контролировалось исключительно главными штабами войск, отныне оказалось в командовании округов. Главкоматы же в полной мере сконцентрировались непосредственно на строительстве, боевой подготовке и развитии своего вида.

Все функции, связанные с сервисным обслуживанием техники, содержанием военных городков, питанием, торгово-бытовым обслуживанием были переданы на аутсорсинг в ОАО "Оборонсервис". Однако впоследствии выяснилось, что в этом состояла ахиллесова пята реформы. Ярким примером стал случай в феврале этого года, когда премьеру Владимиру Путину доложили об остановке котельной в населенном пункте Алакуртти Кандалакшского района Мурманской области. Вследствие инцидента было прекращено теплоснабжение военного городка Минобороны, где находится 24 жилых дома с населением 2244 человека, в том числе 500 детей. За снабжение городка отвечало одно из подразделений "Оборонсервиса" — ОАО "Славянка". "Получается, что это (авария.— "Власть") результат так называемого аутсорсинга, который внедряется Министерством обороны в практику?" — поинтересовался тогда Путин. "Поскольку упор в реформе делался на то, чтобы максимально обеспечить военнослужащим условия для боевой подготовки и отработки реальных навыков, перевод на аутсорсинг был необходим,— считает источник "Власти" в аппарате министра.— Но проблемы, которые возникают в этой сфере, не исправляются на протяжении долгого времени, что в конечном итоге ставит под сомнение эффективность структуры. В дальнейшем ее ждет последующая реорганизация".

Не миновали изменения и сам Генштаб. В ходе реформы для разделения его оперативных и административных функций были сформированы две сферы его деятельности: планирование применения и строительства вооруженных сил и планирование всестороннего обеспечения войск. Считается, что в результате проведенных преобразований Генштаб освободился от ряда дублирующих функций, став полноценным органом стратегического планирования. О структурных изменениях известно немного: в Генштабе по-прежнему числится шесть управлений и одна служба. Открыто о его реструктуризации не сообщалось, но известно, что численность состава Главного оперативного управления в ходе реформы была сокращена на 40%, а из восьми управлений Главного разведывательного управления осталось лишь пять. Кроме того, по сведениям источников "Власти" в военном ведомстве, с лета 2011 года за систему планирования закупок вооружений отвечает именно Генштаб, а не начальник вооружения вооруженных сил.

"Мы стараемся не употреблять слово "реформа""

Дмитрий Медведев, президент: "Реформирование вооруженных сил практически завершено. Большинство частей и соединений готовы приступить к выполнению боевых задач в кратчайшие сроки, оптимизирован состав межвидовых группировок войск, а благодаря новой структуре округов повысилась эффективность планирования и управления их действиями... В целом в результате проведенных преобразований мы имеем новые вооруженные силы" (20 марта 2012 года на коллегии Минобороны).

Владимир Путин, премьер-министр: "Опыт всех предыдущих лет доказывал, что потенциал развития прежней военной структуры, доставшейся нам от СССР, полностью исчерпан... Насыщать старую структуру людьми и техникой было бессмысленно: на это не хватило бы никаких ресурсов... Выход был только один — строить новую армию... Это очень трудный процесс, затрагивающий десятки тысяч людей. С этим связаны неизбежные ошибки, обиды, претензии, обостренная общественная реакция, в том числе в самой армейской среде" (20 февраля 2012 года в статье в "Российской газете").

Анатолий Сердюков, министр обороны: "Мы стараемся не употреблять слово "реформа". Мы создаем новый облик армии" (4 октября 2010 года в интервью журналу "Русский Newsweek").

Николай Макаров, начальник Генштаба: "Сейчас у нас строятся два ствола: один — военный, основной, ствол, второй — гражданский, задача которого обеспечивать военную структуру. То есть боевой ствол и обеспечивающий... Пересмотрена вся система ответственности. Теперь за всю систему отвечают максимум только два-три звена, два-три человека. Не более... Тем самым мы ликвидировали "размазывание" ответственности по всему Минобороны и сейчас переходим к тому, что конкретный человек будет нести персональную ответственность за конкретную задачу. Это очень сложное мероприятие..." (14 июля 2010 года на пресс-конференции).

Высшее военное руководство выполняет свою программу вооружений с привлечением 20 трлн руб. и свежей порции ведомств

Высшее военное руководство выполняет свою программу вооружений с привлечением 20 трлн руб. и свежей порции ведомств

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Дела оружейные


На протяжении четырех лет президентства Дмитрия Медведева постоянно сопровождали проблемы с исполнением государственного оборонного заказа (ГОЗ). В мае 2011 года глава государства не выдержал. Он сам занялся разбором завалов по ГОЗ-2010. Тогда необходимо было поставить в войска более 30 стратегических баллистических ракет, пять ракетных комплексов "Искандер", около 300 единиц бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов, три атомные подводные лодки и один корабль класса "корвет", 11 космических аппаратов. Почти по всем пунктам возникли претензии. "Не сделано почему?" — спросил Медведев, напомнив про взятые на себя обязательства. Спустя неделю последовали оргвыводы, некоторые директора оборонных предприятий и военные чиновники были уволены.

Ситуация со следующим ГОЗ выглядела иначе, поскольку представляла собой первую ступень новой госпрограммы вооружений до 2020 года, беспрецедентной по объемам финансирования (более 20 трлн руб.). В 2011-м на закупку вооружений из бюджета было выделено 581,5 млрд руб., еще 168 млрд привлекали за счет кредитов. Для того чтобы сохранить под контролем все финансовые потоки по ГОЗ, Сердюков инициировал создание в Минобороны специального департамента ценообразования и Федерального агентства по поставкам военной и специальной техники (Рособоронпоставка), которое производит закупки посредством торгов с целью снижения стоимости заказов.

Но и это не помогло: последние контракты с судостроителями на сумму более 280 млрд подписали лишь в ноябре 2011 года, да и те — после непосредственного вмешательства вице-премьера Игоря Сечина и Владимира Путина. Всего, по сведениям "Власти", не было исполнено обязательств по 84 госконтрактам на сумму около 42 млрд руб. Несмотря на это, министру обороны был выдан карт-бланш, чтобы завершить начатое — заставить промышленность, привыкшую в любое изделие вкладывать изначально завышенную стоимость, эту практику прекратить. И это, по словам начальника Генштаба генерала Макарова, удалось: "Все контракты по гособоронзаказу подписаны на условиях Минобороны". При этом стоит отметить, что разногласия с президентом по поводу выделяемых на военные нужды средств во многом стоили кресла министру финансов Алексею Кудрину.

Во время своего выступления на итоговой коллегии 20 марта Сердюков, говоря о поставках вооружений и военной техники в войска, отчитался не о минувшем годе, а в целом о последней трехлетке, назвав объемы оружия и техники, которые армия получила в период президентства Дмитрия Медведева. Министр сообщил, что в период с 2008 по 2011 год в войска было поставлено 39 межконтинентальных баллистических ракет (в числе которых "Ярс" и "Тополь-М"), две подводные лодки, четыре надводных корабля, пять боевых катеров, 374 летательных аппарата, 12 оперативно-тактических комплексов "Искандер", 106 комплектов ПВО ВВС, 79 зенитных ракетных комплексов системы войсковой ПВО, а также более 2,3 тыс. единиц бронетанкового вооружения. При этом, по его словам, общая экономия средств составила около 18 млрд руб.

Немаловажен и тот факт, что за те же самые три года Россия и Франция не без проблем, но все же договорились о закупке двух вертолетоносцев типа Mistral, после чего подписали контракт на строительство двух подобных кораблей-доков. Представить себе контракт такого рода в "дореформенной" армии было просто невозможно: любого, кто сказал бы, что корабль, состоящий на боевом дежурстве у НАТО, окажется в собственности России, подняли бы на смех. Но в 2009-м вопрос об "иностранщине" был поставлен (не без настойчивости тогдашнего начальника вооружений генерала Владимира Поповкина) ребром: "Если этого нет у нашей промышленности, то почему не должно быть у нашей армии?!" Это стало сигналом к действиям, и впервые в новейшей российской истории был дан зеленый свет закупкам образцов иностранных вооружений.

Вновь созданным структурам ВВС предстоит долгий интеграционный период (на фото — подготовка к учениям авиагруппы "Курск")

Вновь созданным структурам ВВС предстоит долгий интеграционный период (на фото — подготовка к учениям авиагруппы "Курск")

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Дела гражданские


Оказавшись на посту министра обороны, Анатолий Сердюков практически сразу начал формировать свой аппарат — собирать свою команду "гражданских". За все время реформы доля "невоенного" персонала в центральном аппарате МО увеличилась с 16% до 46%.

В основном Сердюков формировал состав из тех, с кем работал еще в Федеральной налоговой службе (ФНС). Так, Татьяна Шевцова оказалась на должности заместителя министра и начала курировать строительство квартир для военнослужащих. Михаил Мокрецов, бывший заместителем Сердюкова в ФНС, стал сначала начальником аппарата, а следом — заместителем министра, отвечавшим вплоть до своего увольнения за финансово-экономический блок. Налоговик Дмитрий Чушкин осуществляет информационно-технологическую поддержку военного ведомства, Сергей Хурсевич — возглавляет "Оборонсервис", Людмила Воробьева — отвечает за Рособоронзаказ, а Надежда Синикова — руководит Рособоронпоставкой.

Таким образом, Сердюков выстроил принципиально новую структуру военного ведомства, в которой Генштаб отвечает за планирование применения армии, а центральный аппарат сосредоточивается, по сути, на бухгалтерской и, что немаловажно, финансовой составляющей. Именно это вызывало у высшего офицерского состава сильное раздражение, поскольку ему в этой схеме, за редким исключением, места не нашлось. В высшем звене остались лишь те, чья специализация подразумевала наличие технической компетенции, например должности первого замминистра--начальника вооружения вооруженных сил. Кадрового генерала в этой сфере оставили только одного — замминистра Дмитрия Булгакова, отвечающего за тыл.

Итог дела


Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что нынешняя армия разительно отличается от той, которая досталась Дмитрию Медведеву в 2008-м. Основная идея, заложенная в реформу, в какой-то мере реализована: армия, несомненно, стала более мобильной, компактной, а самое главное — действующей (количество учений увеличилось в разы). Однако ряд проблем все же решить не удалось: наиболее уязвимо по-прежнему социальное положение военнослужащих. И если с 1 января 2012 года президент установил новую, значительно выросшую норму денежного довольствия для военных, то их квартирные вопросы остались в большинстве своем нерешенными.

Фраза президента "реформа практически завершена" может трактоваться двойственно: вроде бы план мероприятий в общих чертах выполнен, но все это предстоит и детализировать. Для окончательного завершения реформы требуется еще целый ряд действий. Во-первых, создать принципиально новую систему управления вооруженными силами, а также обеспечить ее соответствующими техническими средствами. Во-вторых, после внедрения новых структур необходима разработка новых форм боевой подготовки войск. В-третьих, и по самим структурам реформа не расставила все точки окончательно, поэтому по истечении времени могут потребоваться корректировки и в них (возможно даже, что и вновь весьма существенные).

Поэтому вполне резонно предположить, что слова "Реформа армии завершена" будут произнесены еще раз — уже Владимиром Путиным.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 02.04.2012, стр. 15
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение