Коротко

Новости

Подробно

Добронзовелись

Сезон в биатлоне вновь завершился российским провалом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Второй подряд биатлонный сезон завершился для России провалом. На чемпионате мира в Рупольдинге, как и на прошлогоднем чемпионате мира в Ханты-Мансийске, российская сборная не одержала ни одной победы. На следующей неделе президенту Союза биатлонистов России (СБР) Михаилу Прохорову предстоит определиться, идет ли речь о глубоком системном кризисе или о временных проблемах, которые не требуют очередной большой кадровой чистки.


Три года в спорте — срок довольно большой, и многие подробности биатлонного чемпионата мира в корейском Пхенчхане, конечно, уже стерлись из памяти. Тем забавнее их освежить.

В Южную Корею российская сборная приехала, оставшись накануне турнира из-за бдительности экспертов Всемирного антидопингового агентства (WADA) без трех ведущих биатлонистов — Екатерины Юрьевой, Альбины Ахатовой и Дмитрия Ярошенко. Скандал был громким, и в Пхенчхане российские спортсмены убедились, что подобный прокол может вызвать недоверие ко всей команде. Откровеннее остальных свое мнение выражал работавший в Швеции немецкий тренер Вольфганг Пихлер, который собирал подписи под призывом дисквалифицировать всю "замазавшуюся" российскую сборную.

Дисквалификация не состоялась. А российские биатлонисты в Пхенчхане выступили на своем высоком уровне, одержав две победы и добавив к ним еще четыре награды.

Человек, на эти три года забывший о биатлоне и решивший включить телевизор ради мирового первенства в Рупольдинге, мог бы испытать легкий шок. Неизвестно, от чего в первую очередь: то ли от того, что "враг России" Вольфганг Пихлер, оказывается, уже трудится на Россию, руководя ее женской сборной, то ли от его итогов. В Пхенчхане, потрепанная WADA, она уверенно заняла привычное место в топ-тройке медального зачета, совсем немного уступив Норвегии и Германии. В Рупольдинге — наскребла жалкие две бронзы и о тройке не могла и мечтать.

Разместись немецкий чемпионат в календаре пораньше — предположим, в феврале, возможно, кому-то из оппонентов Михаила Прохорова на президентских выборах и пришло бы на ум попользоваться "биатлонной картой". Слишком выходило доходчиво, плакатно. Вот приходит миллиардер, много рассуждающий о том, как надо эффективно управлять страной, в конце 2008 года управлять вполне успешным видом спорта. На первом чемпионате мира, на старом багаже, несмотря на допинговые проблемы, сборная России доезжает до тройки. Через год, на Олимпиаде в Ванкувере, цифры уже чуточку хуже — те же два золота, но "гарнир" пожиже — серебро да бронза. Еще через год — провал на домашнем чемпионате в Ханты-Мансийске: российская сборная ограничивается тремя серебряными медалями. А теперь вот — конфуз в Рупольдинге. Кривая, иллюстрирующая достижения российского биатлона при Михаиле Прохорове на главных турнирах сезона, была бы очень похожа на траекторию самолета, из-за ошибки пилота зашедшего в крутой штопор, из которого машину уже не вытянуть.

Но оценивать его курс на протяжении этих четырех сезонов предстоит не полагающимся на эмоции дилетантам, а профессионалам. Тренерский совет СБР соберется на следующей неделе. И, как бы скверно ни смотрелись российские биатлонные показатели в финальной части сезона, дискуссия, надо полагать, там будет жаркой. Такая дискуссия может длиться долго, потому что на каждый довод защитников курса у их оппонентов найдется свой — и наоборот. Смоделировать ее основные тезисы при желании можно хоть сегодня.

Защитники наверняка скажут, что нынешний сезон продолжением сезона предыдущего считать нельзя. Год назад ханты-мансийская катастрофа логично вытекала из мутного болота Кубка мира. Две кубковые победы россиян не могли конвертироваться во что-то более серьезное. А нынешний чемпионат мира в Германии из Кубка мира не вытекал никак. Его вообще надо оценивать как бы отдельно от всего сезона, который в целом-то недурен. Сборная России в Кубке мира выиграла восемь гонок плюс — как мужской, так и женский Кубки наций: то есть де-юре была сильнейшей среди всех. А осечка на мировом первенстве — это отчасти производное от несчастливых обстоятельств.

Оппоненты усмехнутся: а разве год назад биатлонные тренеры и чиновники, комментируя кубковые беды, не воскрешали старую советскую мантру насчет того, что в сезоне по-настоящему важен лишь турнир, его венчающий, а все другие — не более чем подготовка к главному бою? А Кубок наций — это что-то вроде средней температуры по палате. К тому же в действительно командных дисциплинах — эстафетах — российская сборная в Рупольдинге была совсем уж бледной.

А вся яркость сезона заключается в том, что зимой россияне довольно часто добивались успехов на отдельных этапах Кубка мира, все равно уступив по их числу и немцам, и норвежцам, и французам. А за личные Кубки мира — и вправду престижные призы — не сражался никто из них. У лучших, Антона Шипулина и Ольги Зайцевой,— восьмая и шестая позиции в классификации, отставание от обладателей Кубка, француза Мартена Фуркада и немки Магдалены Нойнер,— с Гранд-Каньон величиной.

Защитники курса тут тоже могут улыбнуться: а вы знаете, что вообще-то в последний раз россияне завоевывали Кубок мира еще в прошлом веке? Выходит, что в этом смысле ни о каком регрессе говорить не стоит. Зато не обратить внимание на прогресс — преступление. Мужская команда чуть ли не в полном составе попадала зимой на кубковые подиумы. Евгений Гараничев и Андрей Маковеев выиграли первые в жизни личные гонки. При этом все, кроме Маковеева, Антона Шипулина и Евгения Устюгова,— новички в основе. Все очень молоды: Гараничеву — 23, Тимофею Лапшину и Шипулину — по 24, Дмитрию Малышко — только-только исполнилось 25... Да и Устюгов с Маковеевым — отнюдь не старички из клуба "кому за 30", в котором легко обнаруживаются примы конкурентов — норвежец Уле-Эйнар Бьорндален, немец Михаэль Грайс, австриец Кристоф Зуманн, шведы Карл-Юхан Бергман и Бьорн Ферри. У этой команды все впереди. Как и у 24-летней Ольги Вилухиной, бронзового призера Рупольдинга, за несколько месяцев сменившей статус дебютантки первой сборной на статус второй по продуктивности российской биатлонистки после Ольги Зайцевой.

Оппоненты возразят. Давайте взглянем на возраст некоторых зарубежных героев сезона и тех, кто уже до этого отмечался прорывами на пьедестал на топовых состязаниях. Немцу Арнду Пайфферу едва стукнуло 25, как и Малышко. Словенцу Якову Факу — 24 года. Норвежец Тарьей Бе и Фуркад — ровесники Гараничева. У женщин картина похожая. Белоруске Дарье Домрачевой, на флажке отдавшей Кубок мира закончившей карьеру Нойнер,— всего 25, как француженке Мари Дорен-Абер и немке Тине Бахман. Лидеру сборной Франции Мари-Лор Брюне — 23. Еще одной представительнице сборной Германии, блеснувшей в рупольдингской эстафете, Мириам Гесснер — 21. Люди, утверждающие, что "поляна расчищается под Россию", выдают желаемое за действительное.

Адвокаты курса заметят на это, что полностью реализовать потенциал сборной России прямо сейчас было невозможно. После прошлогоднего провала в Ханты-Мансийске сменился весь тренерский штаб сборной. А приход Пихлера означал и внедрение новых методик подготовки у женщин — связанных и со сверхнагрузками в тренажерном зале; и с изнурительными кроссами; и с веломарафонами. Спортсменам приходилось привыкать к требованиям тренеров, тренерам — к особенностям своих подопечных. Нет ничего удивительного в том, что попасть в яблочко на пике формы, который должен был прийтись на Рупольдинг, не вышло.

Оппоненты и тут найдут повод прицепиться к словам. Исполнительный директор СБР — Сергей Кущенко — остался прежним. А что, главный тренер Валерий Польховский, старший тренер мужской команды Андрей Гербулов, долго работавшие со сборной до того, как биатлон достался Михаилу Прохорову,— новые в нем люди? И существуют ли гарантии того, что нагрузки Пихлера, если причина медлительности россиянок на лыжне в них, когда-нибудь принесут пользу?

Есть подозрение, что однозначного ответа ни на один из вопросов получено не будет. И подозрение, что, какими бы ни были кадровые решения СБР ближайших дней, все они в той или иной степени будут стрельбой наугад. Уверенность есть только в том, что очень многие — даже официально не имеющие к биатлону никакого отношения — спортивные руководители захотят, чтобы "мишени" закрылись. Ведь все они очень хорошо помнят, как летели головы чиновников, когда завершилась Олимпиада в Ванкувере, после которой Россия обнаружила себя на 11-м месте медальной таблицы. А биатлон ведь принес ей две трети убогого ванкуверского золотого запаса. И все хорошо помнят, что до Олимпиады в Сочи осталось два года.

Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя