Коротко


Подробно

 Открылась выставка в Музее современного искусства


Всюду жизнь, даже в тупике

       В Институте современного искусства в Москве открылась выставка Вадима Захарова и Сергея Ануфриева "Тупик нашего времени", организованная при участии галереи Obscuri Viri и "ТВ-галереи". Авторы предлагают рассматривать тупик не только как метафору нынешнего состояния культуры, но и как перспективный жанр искусства. Именно в этом жанре и исполнены представленные на выставке произведения.
       
       В переделанном из чердака выставочном зале Института современного искусства уместилось около десяти инсталляций-"тупиков". Каждый из них имеет собственное название, а кроме того, классификацию. Есть тупики пищевые — "Отойди" (бочка на боку с подложенными под нее куриными окорочками), "Москвич" (белая рубашка на вешалке, рукав которой — в тарелке с борщом), есть эротико-философский "Сеанс", есть подсобный "Перед уборкой", есть один "неудачный" — "Силомер" (торт и молоток на столе).
       Некоторые из них имеют бытовой и почти анекдотичный характер, другие под силу расшифровать только тем, кто знаком с историей и мифологией московского концептуализма, к адептам которого относятся и авторы выставки. Запертый ножками стула огромный шкаф (антикварный тупик "Вшкафусидящий Кабаков") легко поддается разгадке — в самом деле, кому не надоел культ Ильи Кабакова с его сидящим в шкафу маленьким человеком? Но почему как олицетворение тупика всей концептуальной школы авторами выбрана "Шагреневая кепка", остается только догадываться. В качестве версии можно предположить, что кепка имеет какое-то отношение к московскому мэру, получившему у злых концептуалистов прозвище Чугунного колобка. Хотя, может быть, это прозвище почетное — Колобок служил символом художественной стратегии концептуального направления, ускользания от какой-либо определенности.
       Впрочем, сами авторы считают свои "тупики" чем-то вроде восточных коанов — философских загадок, которые не предполагают однозначного ответа и ответа вообще. И в этом смысле они остаются верны концептуалистскому канону. Гораздо более любопытной представляется разработанная ими теория, обосновывающая жанр "тупика". В изданной к выставке книжке-каталоге Сергей Ануфриев и Вадим Захаров довольно пространно рассуждают о тупике как понятии, определявшем развитие искусства и культуры XX века, признавая тупиковыми явлениями и русский авангард 20-х годов, и фашистское искусство, и послевоенное советское "неофициальное" искусство.
       Но исторические "тупики" казались находившимся внутри них перспективами и выходами (классический пример — "Черный квадрат" Малевича, за которым скрывалась, по мысли его создателя, какая-то абсолютно новая жизнь). Тупик же, в котором пребывает искусство сегодня, уже ни у кого не вызывает никаких иллюзий — последние надежды связывались с виртуальным пространством, но похоже, что и в компьютерные выходы сегодня мало кто верит. По мнению Ануфриева и Захарова, именно в осознании собственной тупиковости и состоит сегодня содержание искусства. Однако, как считают авторы этой странной теории, в этом нет ничего трагического. В тупике можно жить. Важно знать, что ты живешь в тупике — "в этом есть честность и спокойствие".
       Оба художника уже давно приняли на себя функцию терапевтов художественного сообщества. Сергей Ануфриев является членом группы "Медицинская герменевтика", чье название говорит за себя. Вадим Захаров, с начала 90-х живущий в Кельне, издает журнал "Пастор Зонд", полностью посвященный проблемам несколько распавшегося за последнее десятилетие концептуалистского братства. Свое соавторство они обозначили как "Союз священников и врачей". А главной задачей и тех и других является прежде всего утешение пациента. Больные и страждущие могут не волноваться: тупик не самая страшная болезнь и не смертный грех.
       
МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА
       
       Выставка открыта в Институте современного искусства до конца года. Адрес: Сретенский бульвар, дом 6. Тел.: 925-13-83
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение