Коротко


Подробно

Принуждение к инновациям

геополитика

Государство вынуждено быть главным инноватором, если оно не желает похоронить мечту о возвращении в число технологических лидеров, ведь на госсектор приходится, по некоторым оценкам, до половины российского ВВП. Принуждение госкомпаний к инновациям уже дало плоды: затраты на НИОКР в 2011 году выросли. Но компаниям мешает непоследовательность государственной политики.


Изгибы сценария


На излете президентского срока Дмитрия Медведева тема инноваций стала уходить на второй план: уже к минувшей осени в политической риторике заметно большую популярность приобрели лозунги "новой индустриализации" — по сути, "догоняющего развития", основанного на повышении производительности труда и конкурентоспособности за счет импорта технологий.

"Проекты развития, которым отдаст приоритет будущий президент,— это скорее неоиндустриальная, реиндустриальная, нежели постиндустриальная экономика",— отмечается в "Рейтинге инновационной активности в России в 2011 году" (проект фонда "Петербургская политика", РБК и Российской академии народного хозяйства и государственной службы).

Догоняющая индустриализация — путь, которым прошли многие азиатские экономики и эффективность которого для России именно поэтому вызывает сомнения у многих экономистов: отбирать у того же Китая статус "всемирной фабрики" — дело не только непростое, но и неблагодарное. Однако в стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 года, утвержденной правительством в декабре 2011 года, не забыты, конечно, и плюсы: "Используются уже готовые и хорошо отработанные технологии, следовательно, инновационные риски минимальны". Или вот еще возможный плюс: "Развитие технологий в базовых секторах экономики может привести к появлению в ней новых высокотехнологичных секторов". В правительстве, похоже, надеются, что так и будет.

Оптимальным для России был назван "вариант развития с элементами лидерства в некоторых сегментах экономики, в которых имеются (или могут быть быстро созданы) конкурентные преимущества, но с реализацией догоняющего варианта в большинстве секторов". Как шаги, направленные на реализацию догоняющего варианта, экспертами расцениваются и использованные Владимиром Путиным в ходе предвыборной кампании предложения "Деловой России" (она в числе первых начала продвигать лозунги "новой индустриализации"), и создание Агентства стратегических инициатив. Впрочем, объективно улучшение условий ведения бизнеса является необходимым условием для любого из предложенных сценариев, иначе роста частных инвестиций в инновации никогда не дождаться.

В предыдущие годы, согласно данным МЭР, доля средств предпринимательского сектора в затратах на исследования и разработки только падала — с 30% в 2005 году до 26,6% в 2009-м. А доля государства, соответственно, увеличилась с 61,9% до 66,5%.

Начать с себя


В 2011 году одним из основных реально используемых инструментов было "прямое организационное стимулирование крупных компаний государственного сектора, а также компаний, функционирующих в сфере естественных монополий, к формированию и реализации программ инновационного развития". "Результаты проводимой политики позволили в 2011 году повысить вложения компаний в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы более чем на 30 млрд рублей (более 60% по сравнению с 2010 годом) и позволят закрепить финансовые планы по увеличению расходов на инновации в программах компаний",— указывается в стратегии.

Принимались программы инновационного развития со скандалом. В январе 2011-го Дмитрий Медведев возмущался, что только на разработку их концепций ушел целый год, "но даже с этими далеко не практическими задачами справились меньше половины государственных компаний", и даже грозил менеджерам увольнениями. К осени 2011 года программы инновационного развития приняли 46 госкомпаний, на долю которых, по словам заместителя министра экономического развития Олега Фомичева, приходится 20% российского ВВП (с тех пор их список уже немного пополнился, и в этом году вырастет еще по меньшей мере на дюжину позиций). Общий объем инвестиций в инновации по этим программам на 2011 год планировался на уровне 700 млрд рублей (включая 230 млрд рублей на НИОКР) с ростом к 2013 году до 1,5 трлн рублей (в том числе 440 млрд рублей на НИОКР). Правда, уже в октябре 2011 года было ясно, что эти ожидания завышены.

Дело в том, что значительная часть средств, которые госкомпании планировали направить на инновационные разработки,— это средства федерального бюджета, предоставляемые по целевым программам. Но инновации в число приоритетов бюджетного финансирования никогда не входили. Есть другие нужды.

Тем не менее большинство компаний закладывает в свои программы рост инвестиций не только в модернизацию (или замену) оборудования, но и в НИОКР. Так, "Аэрофлот", который год назад упоминался в числе отстающих, поставил себе задачу за два года "выйти на принятый в мире среднеотраслевой уровень расходов на НИОКР". В 2011 году они составили 0,1% от выручки компании, в 2012-м — 0,2%, а с 2013 года — 0,3%. В денежном выражении это 135 млн рублей в 2011 году и 316 млн рублей в 2012 году.

Запланированное "Аэрофлотом" ежегодное удвоение инвестиций в инновации — мелочи по сравнению с прошлогодним достижением "РусГидро": здесь широкая программа разработок была запущена только в прошлом году, и в результате в 2011 году расходы на НИОКР более чем в десять раз превысили аналогичный показатель 2010 года. "В 2012 году мы также ожидаем роста, хотя уже не столь существенного",— отметили в пресс-службе компании. Согласно паспорту программы инновационного развития, расходы на НИОКР должны достичь 3% от выручки.

"Росатом", будучи высокотехнологичной компанией, находится совсем в другой весовой категории. Темпы роста инвестиций, может быть, не столь высокие, но абсолютные величины выглядят достойно: 19,2 млрд рублей в 2011 году, 25,8 млрд — в 2012-м, и 35 млрд — в 2013-м. Расходы на НИОКР здесь планируется довести с 3,1% до 4,5% от выручки, "что соответствует и даже превосходит уровень затрат на НИОКР ведущих мировых технологических компаний". К концу 2011 года росатомовские организации обладали 2465 патентами и 1065 ноу-хау (в 2012 году прогнозируется рост показателей на 10%), и лицензионных договоров ими подписано уже более 60. Самими патентами "Росатом" не торгует — это, по выражению заместителя гендиректора Вячеслава Першукова, была бы "смерть для высокотехнологичной компании": "Патенты могут понадобиться для разработки новых технологий".

Бюджетные тиски


Но основной головной болью для многих госкомпаний остается вопрос, откуда взять деньги на новые разработки, ведь формат программ инновационного развития предполагает рост не только суммарных инвестиций на НИОКР, но и инвестиций из собственных средств. "В достаточно большом количестве собственные средства у компании формируются за счет прибыли. Но рентабельность производства продукции по госзаказу четко подпадает под госрегулирование цен, и если доля госзаказа велика, то возникает почти замкнутый круг противоречий",— констатирует заместитель гендиректора ОАО "ОПК "Оборонпром"" по инновационному развитию Владимир Довгий.

"Государство, требуя увеличения финансирования НИОКР за счет собственных средств от компаний, у которых значительный удельный вес госзаказа, по большому счету должно предусматривать обязательства государственных заказчиков применять дополнительные уровни рентабельности. Но сейчас возникла другая конструкция: мы столкнулись с опережающим падением цен на продукцию, которая поставляется по госзаказу",— объясняет он. Государственные заказчики, зная о том, что от предприятий требуют снижения себестоимости, стали закладывать это снижение в расчеты максимальных цен контрактов.

"В результате,— рассказывает господин Довгий,— мы при 15% рентабельности относительно недавно пришли к тому, что у нас сейчас по некоторым изделиям рентабельность упала до 3-5%". "Если у вас нет собственных средств на инновационное развитие, и в условиях крупных госзаказов нет источников формирования этих средств, и им неоткуда взяться в будущем, вы финансируете НИОКР за счет кредитных средств. При этом возникает вопрос стоимости денег. Стоимость кредита в России значительно выше, чем стоимость заемных денег у наших зарубежных конкурентов. Там — не более 2% годовых, а у нас уже сейчас до 15%. Никакие инновации не дадут такой доходности. На сегодняшний день проценты по кредитам значительно превышают уровни разумной отдачи от инноваций в будущем",— подчеркивает эксперт.

"Наверное, компании были бы готовы охотно направлять больше денег на финансирование НИОКР и инновационных проектов, если бы в стране была развита отрасль венчурного финансирования и упаковки проектов, что облегчило бы принятие решений в каждом конкретном случае, позволило более эффективно управлять рисками вложений, а фискальные органы с большим пониманием относились бы к возможным убыткам в таких проектах",— предполагают в "РусГидро".

Надежда Петрова


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение