Коротко


Подробно

"Артист" с цирком

Александр Воронов о новом клубе

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 53

В пустовавшем полтора года гламурном заведении Famous в Трехгорной мануфактуре вновь заиграла музыка — там шумно открылся новый клуб Artist. Название аршинными буквами выведено во всю мануфактурную стену, так что промахнуться мимо "Артиста" решительно невозможно. Как и у Famous (его мастерила команда подзабытого уже заведения First), у "Артиста" имеется солидное гламурное прошлое клуба "Опера" (поначалу новое место даже хотели назвать Opera Live). Напомним, что "Опера" занимала клубную нишу между Soho Rooms и "Раем", причем в заведении предпочитали публику гораздо моложе того же Soho, что давало почву для шуток про разные клубы для обеспеченных родителей и их детей.

Кардинально перестраивать Famous, напоминающий своим устройством цирк, не стали, но поменяли многое. Нет больше летающей платформы диджея, как и центральной барной стойки со сценическими конструкциями,— на расчищенном пространстве теперь может поместиться несколько сотен человек, как в средней руки концертном клубе. Вместо тяжелой фиолетовой драпировки по стенам пустили огромные светодиодные панели (правда, на открытии их наполнение ограничилось бегающими вдоль стен разноцветными полосками). Аналогичные полоски пустили и по свисающим с потолка квадратным стержням — будто вынутым из ядерного реактора. Ложи также переделали, освободив их от тяжелых занавесей с бахромой и вообще изрядно добавив воздуха. Сцену, наоборот, постарались сделать "оперной", повесив красный театральный занавес. О предшественнике в итоге напоминает лишь система развесистых люстр "из дворца" и гипсовые атланты по стенам. Наконец, место самой внушительной ложи в Famous (ее обычно сватали Михаилу Прохорову) отдали царь-люстре, составленной из бокалов шампанского. На танцполе имеется два бара, еще один есть при входе, а на втором этаже обустроен внушительный ресторанный зал. К слову, это самое стилистически выдержанное пространство "Артиста", которое местами напоминает об убранстве закрытого ныне клуба TheMost. Впрочем, впечатление здесь несколько портят застекленные стенные ниши, в которых расставлены какие-то особенно мясистые безголовые изваяния. Кстати, о ценах о баре. Рюмка водки начинается от 200 рублей, доза рома, текилы, вина или виски стартует с 400 рублей, виски-кола и мохито оцениваются в одинаковые 550 рублей.

На стартовой вечеринке выступала группа "Ленинград", однако основное музыкальное наполнение здесь отдано удалым коммерческим ремиксам. Местные диджеи работают в режиме жесткого мэш-апа, когда в течение пяти минут в техно-треки запросто вклинивают композиции Bon Jovi, гитарный проигрыш тут же сменяет припев от Snap! "Rhythm is a Dancer" — и тут же идет в ход Дженис Джоплин. Местами проскакивает и электроника вроде "Hungry for the Power" от канадцев из Azari & III. Технология, видимо, предполагает, что за 3-4 минуты клуб должен понравиться сразу всем возрастным категориям посетителей. Впрочем, ежеминутная смена треков не лишена смысла и с точки зрения психологии современного информационного общества, страдающего синдромом рассеянного внимания. Отдельно стоит отметить, что иностранной фонотекой на открытии диджеи обходились лишь около часа. Потом в дело пошли записи Тимати вперемешку с Верой Брежневой, что, впрочем, вызвало отдельное оживление. В частности, слегка приплясывающим под рефрен "Я знаю пароль" на танцполе был замечен экс-резидент "Крыши мира" Володя Трапезников, который вообще-то предпочитает бессловесное бельгийское техно на виниле.

Напомним, что эта диковатая на первый взгляд звуковая начинка в Москве давно и успешно обкатывается в заведении Barbados, где сеты резидента "Артиста" диджея Венгерова оборачиваются миллионными выручками в баре без дополнительного сопровождения. Тогда как в "Артисте" гражданам дают еще и размашистое цирковое шоу в придачу. Танцовщицы не устают менять усыпанные стразами костюмы и карнавальные маски. Под потолком в коконах из оренбургских пуховых платков крутятся гимнастки. По залу с бокалами спонсорского шампанского дефилируют леди в норковых нарукавниках и китчевых головных уборах, напоминающих индейские. Между ними в белых рубашках, бабочках и подтяжках снуют официанты. В колонках весело пальцует Тимати. Единственное "но", которое может помешать успеху "Артиста", кроется в конструктивной особенности его танцпола. Он слишком внушителен. Поэтому даже при 500 гостях танцпол, а следовательно и клуб, может показаться визитеру пустоватым и, как следствие, неуютным. Так что перед "Артистом" стоит непростая задача: все клаберы должны прийти вовремя — желательно одновременно.

Материалы по теме:

Комментарии

обсуждение