Коротко

Новости

Подробно

Зигзаги финишной прямой

Не исключено, что в ближайшую неделю Израиль примет решение о войне с Ираном. Владимир Бейдер — с Ближнего Востока

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Решение об атаке на ядерные объекты Ирана принимается на этой неделе


Владимир Бейдер, Иерусалим


В понедельник вечером (в России, впрочем как и в Израиле, будет глубокая ночь) президент США Барак Обама и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выйдут к журналистам для совместного заявления после беседы с глазу на глаз. К этому моменту они будут точно знать, будет ли нанесен удар по Ирану. А один из них — даже когда.

Остальной мир узнает об этом уже после того, как это случится. Или — не случится.

Десант


В Америке высадился израильский десант. В штурмовой группе — первые лица государства. На две трети и вправду бывшие десантники. Министр обороны Эхуд Барак, как и положено в прошлом командиру спецподразделения глубокой разведки Генштаба, оказался на месте заранее, до прибытия основных сил. Затем подтянулись и главные силы: бывший подчиненный Барака по спецназу "Саерет-маткаль", ныне премьер-министр Биньямин Нетаньяху, и президент Шимон Перес.

Если верить "утечкам", Обама заинтересован в том, чтобы договориться с израильтянами, не меньше их самих: ему надо, чтобы после встречи он и Нетаньяху выступили с совместным заявлением. А не как в прошлый раз, в мае, когда оба лидера фактически отчитались о разногласиях (см. "Огонек" N21 за 2011 год).

Собственно, нынешняя встреча и обставлена по схожему сценарию: ей предшествует, как и в прошлом мае, конференция влиятельнейшего произраильского лобби AIPAC, на которой выступят Обама и Нетаньяху, а теперь еще и Перес. Только градус сегодня выше: предвыборная кампания в самом разгаре, вот-вот определится претендент на президентский пост от республиканской партии.

Скорее всего, это произойдет в "супервторник" — 6 марта, после праймериз сразу в нескольких штатах. Один из ключевых моментов во внешнеполитических программах кандидатов — отношение к Израилю и, в частности, его противостоянию с Ираном. Иными словами, претенденты на лидерство в республиканской партии соревнуются между собой в произраильской риторике. И Обаму втягивают в это состязание.

Только это для него большое неудобство. Планка-то задрана высоко. Кандидаты-республиканцы могут сколько угодно клясться в любви к Израилю и делать воинственные заявления по Ирану — им на девушке не жениться. А он — президент, ему надо принимать решение, отвечать за базар.

Нетаньяху не преминет воспользоваться ситуацией — попытается вынудить Обаму пойти дальше обтекаемых заявлений вроде того что "все опции на столе", он постарается заставить его определить красную черту, за которой дипломатические и экономические санкции себя исчерпали — надо применить силу.

Другого такого момента у Нетаньяху не будет. Пока бомбы у аятолл еще нет, и военная опция существует. Пока общественное мнение на Западе по поводу иранской бомбы на стороне Израиля. Пока парламентское большинство в США его поддерживает. Пока кандидаты в кандидаты на президентский пост свою поддержку Израиля стремятся выразить. Пока нынешний президент еще кандидат в президенты на будущий срок и нуждается в репутации верного друга Израиля.

Это единственный момент, когда Нетаньяху может давить на Обаму, а не наоборот, как было еще в мае и как будет сразу после его победы на выборах. Удобный случай недолго ждет. Правило спецназа: лови момент — напор и натиск.

А вот Обама стоит не перед выбором — перед выборами. Меньше всего ему сейчас нужна война. Потому что любая военная операция в Иране, даже короткая и успешная, приведет к скачку цен на нефть. А с нею — на бензин. А ощутив прореху в своем кармане из-за возросших цен на бензин, американец предъявит счет своему правительству, президенту.

Обама, безусловно, помнит, как он победил на выборах в 2008 году. Перелом произошел, когда случился экономический кризис: у американцев порвался карман — и они за это отомстили Бушу и республиканцам, которые по большому счету не были виноваты, но — заплатили. За опустевший карман американца должна платить на выборах действующая администрация. Поэтому и Обама рисковать не хочет — ему надо не допустить военную операцию до выборов или хотя бы оказаться в стороне от нее. Остается тянуть время, как в футболе. Не уходить с поля — засчитают поражение. Как бы продолжать игру: бегать, потеть, вести долгую распасовку, выбивать мяч в аут и ждать финального свистка. Выборы в ноябре.

У израильтян другая задача. Для них свисток — бомба в Иране. После этого ничего предотвратить уже будет нельзя. Они спешат, точно так же изо всех сил, как Обама, который тянет время. Ради этого идет тайная и явная дипломатическая и политическая война, в том числе с их главным союзником, чтобы не сказать патроном, и самым влиятельным политиком в мире — президентом США.

Эксперты полагают, что человек на этом снимке, сделанном в Бангкоке, непосредственно связан с "тайскими инцидентами"

Эксперты полагают, что человек на этом снимке, сделанном в Бангкоке, непосредственно связан с "тайскими инцидентами"

Фото: REUTERS/TPBS via Reuters TV , Reuters

А война с Ираном, которая уже, в общем-то, началась, пока в основном тайная. Лишь отдельные ее эпизоды вылезают наружу.

Ответный удар


Ликвидация 11 января нынешнего года в Тегеране иранского физика, специалиста по центрифугам, профессора Мостафы Ахмади Рошана стала последним по времени известным эпизодом в серии загадочных покушений и диверсий, связанных с иранским ядерным проектом (см. "Огонек" N3 за 2012 год). После этого иранские руководители, включая самого духовного лидера аятоллу Хаменеи, пообещали жестоко отомстить за смерть видного ученого.

Ждать пришлось недолго. 13 февраля в Нью-Дели была взорвана машина военного атташе израильского посольства в Индии. Жена атташе Таль Йешуа-Керен ехала забирать детей из школы. Среди машин в обычной делийской пробке сновал мотоциклист в черном шлеме и черной куртке. Таль показалось, что он похлопывал по всем машинам, между которыми проезжал, и она даже приоткрыла окно, чтобы сказать ему пару ласковых. Я представляю, что: израильские водители, а пуще водительницы, когда открывают рот в душной пробке, в выражениях не стесняются. Но он успел ускользнуть. Через 40 секунд раздался взрыв. Когда раненую Таль извлекли из машины, она лишь благодарила бога, что террорист настиг ее по дороге в школу, а не обратно: дети не пострадали.

В тот же день водитель израильского посла в Тбилиси Роман Хачатурян, отъехав от посольства, услышал подозрительный стук. Остановился. И обнаружил под днищем прилепленный скотчем черный пластиковый пакет. В нем была граната. Плохо прикрепили — болталась.

А на следующий день в престижном районе Бангкока, в жилом доме неподалеку от израильского посольства, раздался сильный взрыв. Из дома выбежали трое мужчин. Один из них, весь в крови, бросился к стоящему напротив такси. Таксист отказался его сажать — испачкает машину. Пока ругались, появилась полицейская машина. Увидев ее, обиженный пассажир швырнул одну гранату в такси, а другую — в полицейских. Но попал в дерево. Граната срикошетила ему под ноги — остался без обеих.

Через три дня органы безопасности Азербайджана арестовали террористическую группировку азербайджанцев, готовивших теракты против израильтян по заданию "Хезболлы" и внешней разведки иранского корпуса Стражей исламской революции "Аль-Кудс".

То, что все эти теракты — дело рук иранской разведки и "Хезболлы", израильские спецслужбы предположили сразу же. То, что это демонстративная месть за убийство профессора Рошана,— тоже. Копируется даже почерк. Обстоятельства теракта в Нью-Дели в точности повторяли стиль покушений на ядерщиков в Тегеране: тех тоже настигали на ходу черные мотоциклисты.

Отличаются только цели и качество исполнения. Если, как убеждены в Иране, диверсии и впрямь устраивают израильтяне, то они ликвидируют ключевые фигуры и объекты ядерного проекта, а вот иранцы — кого достанут. Что касается уровня профессионализма, то здесь, как выясняется из подробностей, лучше не сравнивать.

А подробности в том, что обезноженный собственной гранатой Саид Моради дал показания полиции Бангкока. Признался, что все они принадлежат к подразделению внешней разведки Стражей исламской революции. Попали в Таиланд через Малайзию, известную базу исламского террора на Дальнем Востоке. Задание у них было — организация крупных терактов против израильских и еврейских объектов в Бангкоке. Арендовали двухэтажный дом возле израильского посольства. На втором этаже жили, на первом устроили мастерскую по изготовлению взрывных устройств. Там у них и взорвалось — производственная авария.

Пока Моради пытался договориться с таксистом, его товарищ Максуд Сагатзаде помчался в аэропорт, на рейс прямиком в Малайзию, где его, понято, уже ждали.

А до этого вся их веселая компания развлекалась с местными проститутками, которых зафрахтовала на весь срок командировки в одном из баров Паттайи. Девушки жили с ними на базе, где разведчики собирали бомбы. Совмещали приятное с полезным.

Нет, ну а как еще? Если попали ребята в Бангкок — как же без проституток? Это как быть в Риме и не увидеть Колизей. Те, кто жил в советские времена, вспомните, куда бросались в первую очередь командированные или туристы в капстране: стриптиз-бар, пип-шоу, кинотеатр порнофильмов, самые смелые — в бордель. Дома такого нет!

Вот и иранцы, как в свое время обитатели брежневского СССР, вырываясь за границу, устремляются к самому запретному, сладкому. Мне рассказывал приятель, как, отдыхая в Европе, они с другом запали на какую-то обалденную красавицу в бассейне. Бикини на ней не скрывал почти ничего, но зато то, что открывал, было потрясающе. Каково же было удивление моего приятеля, когда он, уже возвращаясь домой, узнал эту красавицу в аэропорту. Она была в черном балахоне с головы до пят, только лицо в черной рамке платка — униформе исламских женщин, сама скромность — и ждала рейса на Тегеран. Рядом шла регистрация на Тель-Авив и Абу-Даби. Приятель подкатил к незнакомке, спросил по-английски, есть ли у него шанс познакомиться, получить мейл, телефончик.

— А вы на какой рейс, тот или этот? — лукаво поинтересовалась девушка.

— Этот,— признался приятель, честно указав на Тель-Авив.

— Тогда у вас шанса нет,— сочувственно улыбнулась она.— К сожалению.

Это я к чему? К разговорам о страшном ответе Ирана на возможную атаку. Они, конечно, попытаются сделать все, что могут. Но сделают — как смогут. А могут не больше, чем в состоянии отсталая страна с уставшим от своего режима населением. Непрофессионализм иранских разведчиков сродни скромности иранских красавиц. Иранцы не будут умирать за этот режим и не станут сожалеть о его падении, если это произойдет.

Жребий


Визит Нетаньяху в Белый дом венчает интенсивный цикл встреч высокопоставленных израильтян с высокопоставленными американцами в последние два месяца. Министры обороны, начальники генштабов, руководители спецслужб, внешнеполитических ведомств США и Израиля встречаются практически каждую неделю, а то и чаще. Это не считая контактов на менее высоком уровне и тех, что не афишируются вовсе. После одной из таких встреч министр обороны США Леон Панетта дал возможность журналистам узнать его мнение: Израиль нанесет удар по Ирану в период с апреля по июнь нынешнего года.

Почему глава Пентагона назвал именно эти сроки, есть ряд предположений, не противоречащих, а дополняющих друг друга. Решающим моментом, торопящим израильтян, стало начало перевода основных мощностей ядерного производства на новый подземный завод вблизи священного для шиитов города Кума. Собственно, завод не подземный. Он размещен внутри скалы. Как говорят, конвенциональным оружием, в том числе противобункерными бомбами, имеющимися в распоряжении Израиля и США, до него не добраться.

Большую часть центрифуг для обогащения урана и производство ядерных зарядов иранцы якобы собираются перевести туда до июня. То есть после этого они будут неуязвимы для израильских бомб и ракет. Значит, надо до.

Почему не раньше апреля? Потому что надо предоставить шанс невоенным — дипломатическим и экономическим — методам сработать. По-настоящему действенные санкции против Ирана (отказ от покупки иранской нефти, бойкот иранского Центробанка и компаний, работающих с Ираном, американскими банками) были приняты только в январе. Надо дать им время сработать.

Тайская полиция внимательно изучает взрывы в Бангкоке. Они прогремели рядом с посольством Израиля

Тайская полиция внимательно изучает взрывы в Бангкоке. Они прогремели рядом с посольством Израиля

Фото: Reuters/ Vostock-Photo

Они уже работают. В первую же неделю после введения американских санкций курс иранского реала упал вдвое, через три недели — втрое. Россиянам легко представить, что это такое. Во время дефолта в России 1998 года рубль обесценился так же — в три раза. Помните ощущения? Удар обухом. А ведь это только начало.

Любому другому режиму такой удавки было бы достаточно, но в Израиле мало кто верит, что соображения логики и экономической целесообразности существенны для аятолл. Но выдержать паузу приличия надо: было бы и вправду неприлично, если бы израильтяне, столько лет требовавшие от международного сообщества действенных антииранских санкций, едва дождавшись их, тут же начали воевать. Так что пусть эксперимент состоится.

В исходе его у израильских специалистов по Ирану сомнений нет. Но понимают они и другое: по собственной воле аятоллы от бомбы не откажутся. Она — их страховой полис.

Иранское общество беременно революцией. Образованной молодежи (а в Иране очень молодое население и хороший уровень образования), интеллигенции, светскому истеблишменту надоела власть аятолл. Разведчики, использующие выполнение задания за границей для кутежей с проститутками, и персидская красавица, которая вырывается за границу смущать роскошным телом европейских мужиков,— лишь случайные детали общей картины, а не исключение. Иранцы, считают в Израиле, готовы смести косный режим. Это может проявиться в марте — на парламентских выборах, которые пройдут в обстановке, уже накаленной экономическими санкциями. Напомню: фальсификации на президентских выборах в 2009 году едва не привели к революции — беспорядки удалось подавить не без труда. Аятоллы и в нынешнем марте, и далее готовы расправляться со своим народом ради удержания власти, если не будет вмешательства извне. А гарантия от такого вмешательства — обладание ядерным оружием.

Тем более что перед ними — живые примеры, красноречивость и актуальность которых в последнее время только возросла. С одной стороны — Северная Корея, которая обладает ядерным оружием, благодаря чему безнаказанно держит свой народ в положении заключенных концлагеря и плюет на весь мир. С другой — Ливия, где Каддафи добровольно отказался от ядерного оружия, за что был благодарно обласкан западным миром, а затем им же безжалостно смещен и отдан на поругание толпы, когда у него началась революция.

Так что выбор поведения сегодня вполне очевиден. Аятоллы могли бы отказаться от ядерного оружия, если бы стремление к нему было бы большей угрозой их режиму, чем отказ. Но сегодня они уже на финишной прямой: до бомбы им ближе, чем до революции, и бомба их защитит, когда та настанет. Так что отказываться смысла нет.

А израильтянам нет смысла ждать, пока бомба у аятолл будет и сделать с ней уже ничего будет нельзя. Если выборы в марте не приведут к смене режима, можно снимать с предохранителя военную опцию — нечего больше ждать.

Как предполагают, Обама пригласил Нетаньяху в Белый дом, чтобы уговорить его повременить. Он считает, что санкции сделают свое дело. Или просто хочет любой ценой избежать военной операции — даже только израильской — до выборов в США. Нетаньяху в убедительность санкций для аятолл не верит. Ждать момента истины осталось недолго.

"Мы находимся на финишной прямой,— сказал накануне визита премьера в Вашингтон замминистра иностранных дел Израиля Дани Аялон,— и впервые есть почти всемирное давление на Иран. Я уверен, что скоро у Израиля и США будет общая позиция по этому вопросу".

Комментарии
Профиль пользователя