Коротко

Новости

Подробно

В правительство внесли инфляционные ожидания

Владимира Путина не оставляет беспокойство за цены

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Несмотря на относительно благоприятную экономическую конъюнктуру, на этой неделе премьер-министр Владимир Путин неоднократно демонстрировал отчетливую озабоченность перспективами макроэкономической стабильности. Наиболее беспокоит его инфляция, на заседании правительства 22 февраля он также обеспокоился ростом кредитных ставок госбанков, а еще призвал к ограничению бюджетных расходов, в том числе в ВПК. Причины озабоченности премьер-министра инфляцией неясны — Минфин и Минэкономики по-прежнему уверены в том, что в 2012 году инфляция будет ниже, чем 6,1% по итогам 2011 года.


На заседании президиума правительства 22 февраля, большая часть которого была посвящена обсуждению гособоронзаказа в 2011 году и перспективам работы ВПК в 2012-2014 годах, Владимир Путин уже второй раз на этой неделе вернулся к теме инфляции. Министру финансов Антону Силуанову пришлось отвечать на вопросы премьер-министра о ставках банковского кредита и инфляции. "Почему коммерческие банки поднимают ставки? Вот с бизнесом встречались в регионах, жалуются, что отделения и Сбербанка, и ВТБ ставки повышают по новым кредитным соглашениям,— заявил он.— Поработайте с ними и выясните, что происходит. А то они все пищат, что инфляция, инфляция, им трудно. А что им трудно? Они сами инфляцию разгоняют, получается. ЦБ же не повышает ставку". Антон Силуанов подыграл Владимиру Путину, недоуменно сославшись на стабильность ставок на межбанке.

"Будем разбираться",— озабоченно сообщил министр финансов, явно осознающий, насколько призрачна связь между краткосрочным межбанком и ставками по корпоративным кредитам.

В понедельник Владимир Путин уже обращался к теме инфляции в 2012 году, причем в довольно необычном ключе: он поддержал прогноз о возможном превышении индекса потребительских цен уровня 106% по итогам года (см. "Ъ" от 21 февраля). Напомним, уровень инфляции в 6% годовых является "потолком" официального прогноза роста потребцен в 2012 году — причем Минэкономики уже в январских комментариях надеялось на то, что она составит порядка 5-5,5%. Инфляция по итогам 2011 года составила 6,1%, однако состояние монетарных агрегатов, в первую очередь М2, во вторую — динамики банковского кредита, во втором полугодии 2011 года позволяло предположить, что рост цен в следующем полугодии будет даже меньшим, чем в предыдущем периоде. Январские же данные о поведении индекса цен производителей, равно как и о стабилизации импорта при росте оборота розницы, лишь подтверждают предположения о том, что проблемой Белого дома до лета 2012 года будет скорее стагнация в промпроизводстве при сверхнизкой инфляции, чем рост цен при продолжении промышленного роста.

Рост ставок в банковской системе при этом — явление, давно предсказываемое Банком России и Минфином и считающееся достаточно низкой платой за достигнутую монетарную стабильность. Напомним, пика снижения ставки по банковским кредитам достигли летом 2011 года, а в течение всего второго полугодия и нараставшие проблемы с ликвидностью в банковской системе, и ожидания кризиса в Европе, и отток капитала играли на рост ставок. ЦБ еще в декабре 2011 года признал вероятность стабилизации и даже умеренного роста ставок кредита высокой — денежная политика ЦБ сейчас основывается именно на этом предположении. В итоге Антону Силуанову пришлось в среду повторить свою позицию, высказанную премьер-министру еще в понедельник: инфляция по итогам 2012 года не выйдет за границы 6% годовых.

Формально Антон Силуанов сообщил президиуму правительства новость, которая могла бы обеспокоить Белый дом именно с точки зрения макроэкономической стабильности. Министр финансов сообщил, что январский дефицит бюджета РФ, несмотря на сверхвысокие цены на нефть, продолжился в первые две недели февраля. "Один из факторов такой ситуации — это ситуация с исполнением бюджета в текущем году. Министерства стали более равномерно расходовать свои средства, и в результате у нас по первому месяцу получился дефицит бюджета. За первые две недели текущего месяца мы идем с превышением расходов над доходами",— заявил он. Впрочем, вряд ли именно это могло обеспокоить Минфин: дефицит февраля 2012 года — следствие опережающего финансирования ряда статей бюджета, в значительной части за счет переходящих остатков 2011 года: Минфин для финансирования дефицита не привлекал средства с рынка и не расходовал денег резервного фонда. Мало того, нет сомнений в том, что резервный фонд в 2012 году будет пополняться: успешное размещение 15-летних ОФЗ (см. стр. 11) на этой неделе продемонстрировало, что угроз такой стратегии мало.

Однако сомнения есть у Владимира Путина: в среду он попросил правительство "действовать аккуратнее", не обращая внимания на "всплески конъюнктуры" на внешнем рынке. "Не сегодня, так завтра ситуация может измениться,— заявил премьер-министр.— Мы понимаем, что происходит с Ливией и вокруг нее, с поставкой нефти в европейские страны (вероятно, речь идет о замещении ливийской нефтью иранских поставок в ЕС, попавших под эмбарго, что стабилизировало цены в Европе на нефть.— "Ъ"), но я обращаюсь ко всем коллегам: нужно быть крайне аккуратными и не смотреть на эти показатели". Прогнозная цена на нефть выше $100 за баррель (без учета возможного пополнения резервного фонда) — это решение, утвержденное самим Владимиром Путиным в сентябре--октябре 2011 года при подготовке трехлетнего бюджета: "не смотреть" на эти показатели в Белом доме могут с трудом, они утверждены законом.

Наконец, Владимир Путин пояснил, что приоритет "медленного" наращивания бюджетных расходов, в том числе оборонных, которым был посвящен президиум правительства, сохраняется. "Год только начался, у нас впереди много работы, много процессов, которые нами не контролируются",— неожиданно подчеркнул премьер-министр. Дополнительные доходы бюджета Владимир Путин откровенно призвал экономить: он пояснил, что обсуждал с министром финансов Силуановым практику переноса финансирования в ВПК проектов с одних статей бюджета на другие в течение бюджетного года "с обещанием потом вернуться и профинансировать что-то в следующем году". Практику, которая применялась широко с одобрения того же Владимира Путина в 2009-2011 году именно из-за наличия страхующих министерства дополнительных доходов бюджета, он назвал "опасной", премьер-министр призвал Белый дом избегать ее всеми силами. Он также поддержал заложенный в законопроект "О гособоронзаказе" (см. "Ъ" от 22 февраля) принцип директивного ограничения рентабельности предприятий при выполнении военного заказа, это будет способствовать росту эффективности расходов на оборону.

Вряд ли госрасходы в ОПК, даже с учетом их существенного роста, могут стать фактором, которые в 2012 году "разгонят" инфляцию. Стабилизация роста в обработке, как и в других секторах, также является скорее антиинфляционным фактором. Наконец, возможный внешний экономический шок, если Владимира Путина беспокоит именно возможный "обвал Европы", также вряд ли будет чисто проинфляционным. Крупных "предвыборных" расходов в 2011-2012 годах правительство Владимира Путина, отметим, не делало, рост госрасходов был в целом адекватен динамике ВВП. Причины беспокойства премьер-министра за инфляцию неочевидны — возможно, какие-либо данные в пользу таких опасений даст февральская статистика.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя