Коротко


Подробно

Трупные подростки

Сергей Дюпин рассказывает, как дети из Балашихи боролись за чистоту расы. Теперь их подозревают в десятках убийств

Две недели назад сообщения из подмосковной Балашихи взорвали новостные ленты: заканчивается расследование преступлений банды малолеток, которых подозревают в совершении 27 убийств. "Огоньку" удалось узнать подробности


Сергей Дюпин


Несмотря на то что процесс по делу балашихинской подростковой банды обещает стать чрезвычайно громким, деталей жуткого сюжета в публичном обращении крайне мало. Понять, почему до сих пор не опубликованы фотографии юных фигурантов дела, еще можно — это несовершеннолетние, по закону "светить" их лица неположено. Труднее объяснить другое: подозреваемые ждут окончания следствия в СИЗО уже почти полтора года (!), но подробности того, как действовала банда, как формировалась и по каким законам жила, так и не всплыли. Постараемся этот пробел восполнить.

"Синичка" в рукаве


Согласно информации главного следственного управления по Мособласти СК России, ведомство заканчивает расследование преступной деятельности так называемой банды малолеток, несколько месяцев державшей в страхе подмосковную Балашиху (первым об этом рассказал "Коммерсантъ" в номере от 14 февраля.— "О").

Речь на самом деле о том, что в конце 2010 года группа 14-16-летних подростков буквально завалила трупами два городских парка, расположенных, стоит отметить, рядом со зданиями местного суда и прокуратуры. Преступления, как полагает следствие, сначала совершались с целью грабежа и самоутверждения, затем в них стал превалировать националистический мотив.

Как считают в ГСУ, костяк банды сформировался в сентябре 2010 года в балашихинском детском саду "Синичка", на территории которого по вечерам любили собираться старшеклассники соседних школ и учащиеся местного ПТУ N 36. В борьбе за лидерство, как рассказывают на допросах обвиняемые, тогда столкнулись будущий повар кондитерского цеха, пэтэушник Анис и восьмиклассник Дима Длинный. Анис, увлекавшийся поднятием тяжестей, аргументировал свое превосходство мощными бицепсами; на стороне школьника были "знатное" происхождение и связи в городской криминальной среде — несколько старших родственников Длинного привлекались к уголовной ответственности как члены балашихинской ОПГ. В итоге после долгих обсуждений и "терок" сборный коллектив детсада "Синичка" постановил: опытный старшеклассник станет "мозгом" юношеской бригады, а накачанный кондитер — основной ударной силой.

С выбором подконтрольной банде территории вопрос решился сам собой: прямо за забором "Синички" начинался городской парк культуры и отдыха и был лесопарк, которые подростки знали буквально наизусть. Через парки постоянно шли в город пассажиры, приехавшие из Москвы на станцию Балашиха, которых "синичкинские" решили грабить.

Как это делалось


Нападения, как выяснили участники расследования, происходили всегда во второй половине дня, однако не позже 22 часов. Как поясняли на допросах юноши, все они, как дети из неблагополучных семей, состояли на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних, поэтому отсутствие "трудных" подростков на уроках или слишком поздние приходы домой сразу привлекли бы к ним ненужное внимание со стороны органов опеки.

Впрочем, судя по всему, и "нужного внимания" к проблемному контингенту не было. Что известно о них теперь, когда все страшное с ними уже случилось? Да, по сути, ничего, кроме сверхлаконичных объективок: Дима Длинный с детства вращался в уголовной среде, отец — "знатный сиделец", практически не вылезал с зоны; Анис жил с матерью, отец — таджик, в Таджикистане якобы был связан с наркобизнесом; Дима Копайчик — интернатовский; Миша Коновал жил с бабушкой, родители неизвестно где...

Схема преступлений, придуманная завсегдатаями "Синичек", не отличалась разнообразием. Прогуливаясь группой из четырех-шести человек по паркам, мальчики подыскивали себе жертву. Совершенные ими налеты были квалифицированы в дальнейшем как грабежи, однако, по данным участников расследования, главным стимулом для нападений были вовсе не деньги потерпевших. "Избивая взрослых, подростки в первую очередь самоутверждались",— говорят в ГСУ. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что среди жертв налетчиков практически не было женщин, стариков или детей, ограбить которых гораздо проще — атакам подвергались только мужчины 18-50 лет, теоретически способные оказать сопротивление.

Выбрав одинокого пассажира посолиднее, малолетки подходили к нему с традиционной просьбой: "Дяденька, закурить не найдется?" Обращались обычно десятиклассники Дима Дукалис (юноша внешне напоминал известного актера.— "О") или Миша Коновал, не вызывающие подозрения у прохожих. Пока "дяденька" лез в карман за сигаретами или отчитывал детей за пристрастие к вредной привычке, сзади к нему незаметно подкрадывался штангист Анис или его коллега по училищу, будущий фрезеровщик Сережа Миринда, увлекавшийся единоборствами смешанного стиля. Главным в этой ситуации, как объясняли обвиняемые, было "осадить клиента"  — пацаны делали это неожиданным ударом сбоку. Если человек пропускал этот удар и падал, он фактически подписывал себе смертный приговор: подростки обступали лежащего со всех сторон и начинали планомерно молотить его ногами и колоть ножами до тех пор, пока жертва не переставала стонать и шевелиться. Завершал операцию всегда самый щупленький и юный участник банды, 13-летний Дима Копайчик. В его обязанности входило взять труп за ноги, волоком оттащить с тропинки в кусты, а потом еще и засыпать снегом оставшиеся на месте побоища кровавые следы.

Обчистив карманы жертвы, подростки тут же прогуливали добычу, покупая в киосках сигареты для себя или мороженое для своих подружек. Все мальчики, за исключением, пожалуй, Миши Коновала, относившего свою долю домой и даже пытавшегося делать какие-то накопления, расставались с деньгами легко. Ведь главным для ребят, как уже говорилось, была не нажива, а воспоминания. Проведенные акции подолгу обсуждались в коллективе с многократным перечислением подробностей, причем каждый из участников налета настаивал на том, что именно его удар окончательно "отключил мужика".

Автор — корреспондент отдела происшествий ИД "Коммерсантъ"

Автор — корреспондент отдела происшествий ИД "Коммерсантъ"

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Отметим, что банда малолеток не признавала никаких авторитетов. В числе ее жертв оказался, например, 40-летний Александр Федосов. По оперативным данным, этот человек состоял в команде балашихинского вора в законе Хусейна Ахмадова (Хусейн Слепой) и большую часть жизни провел в исправительных учреждениях. Там отличавшийся крутым нравом и бойцовскими навыками "авторитет" опять же выполнял поручения "законников", применяя меры физического воздействия к отступникам. Когда Миша Коновал попросил у него сигаретку в парке, воровской положенец вежливо сказал мальчику, что курить бросил и, посочувствовав безденежью малолетки ("Самому приходилось стрелять, когда был таким, как ты"), протянул ему 50-рублевую банкноту. Откупиться Федосову не удалось — его труп "с многочисленными колото-резаными ранами" нашли в снегу, в нескольких сотнях метров от здания горсуда. Смерть мужчины, по данным экспертизы, наступила на месте происшествия.

Расовый отбор


К декабрю 2010 года, как полагает следствие, банда малолетних грабителей прониклась националистической идеологией. Малолеток мог подтолкнуть к экстремизму примкнувший к бригаде позже остальных учащийся ПТУ N 36, фанат "Локомотива" Андрей Драчик. А может, и не только он, но и 26-летний "опекун", близкий к городскому криминалитету и также разделявший шовинистические взгляды. Этот человек, роль которого в преступлениях до конца не выяснена (и имя поэтому пока не всплывает.— "О"), по версии следствия, помогал несовершеннолетним боевикам сбывать отобранные у жертв мобильники, часы и ювелирные украшения. Возможно, свою роль сыграл и интернет — изучая компьютеры, которыми пользовались некоторые участники группировки, следователи установили, что пэтэушники и школьники мониторили в основном националистические сайты. Влекли не только лозунги, но и униформа современных нациков — все "синичкинские" дружно переоделись в традиционный для скинхедов прикид: короткие куртки Lonsdale, футболки и толстовки Pitbull с изображением бойцовой собаки и высокие ботинки Grinders на толстой рифленой подошве.

Грабежи и убийства между тем продолжались, однако жертвы стали выбираться уже не только по половому, но и по антропологическому принципу: предпочтение отдавалось людям с кавказской и азиатской внешностью. Одной из жертв экстремистов стал таджик Икромчон — совершенно бесполезного с точки зрения грабежа гастарбайтера подростки, как установила экспертиза, просто забили до смерти, нанеся "множественные согласованные удары руками и ногами по голове и телу потерпевшего".

Чудом выжил после встречи с бандой русский, но внешне похожий на кавказца Александр. 18-летнего, но уже имевшего криминальный опыт молодого человека подростки под угрозой двух ножей заставили в парке вырыть себе могилу около полутора метров глубиной. Когда яма была готова, стоявшего в ней "хача" окружили и начали методично бить по голове заранее приготовленными кольями. Затем в "могилу" полетели автомобильные покрышки — жертву планировали сжечь. Александр чудом спас себе жизнь, согласившись съесть весь снег, на который его мучители перед этим дружно помочились. Записанные на мобильник мучения жертвы малолетки выложили в интернете.

Найти и обезвредить


После нескольких месяцев беспредела власти забили тревогу: из двух парков, расположенных между зданиями горсуда и прокуратуры, в течение всей осени и начавшейся зимы 2010 года приходилось регулярно эвакуировать криминальные трупы. Руководство местного УВД тогда пошло на беспрецедентные меры: по команде были мобилизованы все действующие и даже отставные оперативники угрозыска; из них сформировали мобильные группы-двойки и отправили пары "гулять" по паркам с заданием найти и обезвредить неизвестных душегубов.

Как рассказали "Огоньку" в балашихинском УВД, после встречи одной из двоек с бандой малолеток криминальный счет "синичкинских" чуть было не пополнился еще двумя трупами. Увидев в безлюдном уголке парка четверых идущих навстречу подростков в коротких куртках и высоких берцах, один из оперативников, пенсионер, забыв про все задания, бросился через кустарник наутек. Его оставшийся в одиночестве действующий напарник, правда, не растерялся. Услышав уже известную ему из оперативных сводок фразу про "закурить" и увидев нож в руке одного из малолетних грабителей, опытный сыщик полез в карман, но вынул оттуда не сигареты, а служебное удостоверение. "Стоять! Фамилия! Адрес!" — скомандовал офицер, давая понять подросткам, что в следующую секунду готов применить оружие, которого у него на самом деле не было. Решительные до этого мальчики, убежденные, что напоролись на реальный "ствол", мгновенно утратили боевой настрой и "поплыли" — сначала поочередно и подробно представились (на языке следователей, "назвали свои установочные данные"), потом прыснули в разные стороны. На следующий день Анис, Миринда, Коновал и Драчик были задержаны. Тремя месяцами позже, в марте 2011 года, к ним присоединились Длинный и Копайчик.

Всем шестерым ГСУ по Мособласти предъявило обвинения в убийстве двух и более лиц, совершенном группой лиц по предварительному сговору (статья 105, часть 2 п, ж УК РФ). Подросткам инкриминируется пока шесть убийств и несколько ограблений, хотя, по мнению следствия, на счету "синичкинской" банды было всего 27 трупов. С остальными эпизодами ГСУ просто не успело разобраться за отведенные законом полтора года, поэтому расследование криминальной деятельности банды продолжится после того, как суд даст оценку уже подготовленным материалам.

Перед выходом на процесс, как говорят сотрудники ГСУ, подросткам будет предъявлено обвинение в окончательной редакции, и в этот документ, по мнению следствия, обязательно должно войти и обвинение в возбуждении ненависти по признакам национальности и вероисповедания (статья 282 УК РФ). Сейчас материалы дела изучаются в профильных подразделениях прокуратуры.

При этом самим обвиняемым, как признаются в ГСУ, квалификация обвинения, в общем-то, безразлична. Малолетние боевики даже при самом плохом для них раскладе согласно закону не могут получить более 10 лет лишения свободы и прекрасно знают об этом. Сейчас все они содержатся в СИЗО для несовершеннолетних и чувствуют себя неплохо. Балашихинские сидят с такими же, как они, националистически настроенными славянами — сажать их в одну камеру, например, с кавказцами или уроженцами среднеазиатских республик внутритюремными инструкциями запрещено.

Лидер группировки, Длинный, в тюрьме здорово "поднялся": он стал смотрящим за своей камерой и ответственным за "дороги" тайной тюремной переписки. Подручные "авторитета" ухитрились пропустить через канализационные трубы систему нитей, с помощью которых передают из камеры в камеру записки-"малявы". Администрация СИЗО время от времени перехватывает "канализационную почту", чтобы иметь представление о том, чем "дышит" поднадзорный контингент. Как следует из переписки балашихинских, некоторые из них за полтора года отсидки стали убежденными националистами. "Мне все равно, браты, какой срок дадут,— сообщает подельникам тот же Длинный.— Главное, что в моей жизни были минус четыре хача". Другие, наоборот, сожалеют о том, что вступили в "синичкинскую" банду. "Моя ошибка в том, что с вами, дебилами, связался,— пеняет подельникам Драчик.— Если бы не вы, сейчас бы не сидел, а долбил хачей в одиночку"...

"Мы этих ребят не успели узнать"

Прямая речь

Привить трудовые навыки балашихинским малолеткам не удалось


В материалах следствия многие из "синичкинских" проходят как учащиеся ПТУ N 36. За училищем, само собой, быстро закрепилась скандальная слава, и персонал заведения даже начал сомневаться, что им удастся набрать группы в следующем учебном году.

— Хотя формально такой славы мы не заслужили,— рассказала "Огоньку" директор ПТУ Ираида Шихорянс.— Эти подростки поступили к нам только в октябре, причем они не были нашими учащимися. Образование они все получали в Балашихинской вечерней школе, а мы по просьбе социальных служб позволили им ходить на некоторые занятия с основной группой учащихся. Смысл был — привить им трудовые навыки, дать профессию.

"Основная группа учащихся", по словам директора, не имела претензий к "синичкинским". В ПТУ бандиты вели себя тихо, исправно посещали занятия, а некоторые даже были рукастыми.

— Но мы этих ребят не успели узнать,— сетует Ираида Шихорянс.— Хотя я прекрасно понимаю, почему все звонят нам: вечерняя школа, которая действительно чувствует свою вину, будет молчать.

Из-за чувства вины или еще из-за чего-то, но пророчество директора ПТУ сбылось. Секретарь вечерней школы наотрез отказался соединить "Огонек" с директором, пояснив, что она "всю неделю на совещаниях". По мысли секретаря, следствие по делу "синичкинских" еще идет, и говорить о ребятах, которые пока не осуждены,— верх неэтичности для такого серьезного учебного заведения.

Ольга Филина


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 27.02.2012, стр. 30
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение