Коротко


Подробно

«У Путина просто не хватает политической воли отменить призыв как институт»

Илья Булавинов о новой статье Владимира Путина

Опубликованная в понедельничном номере «Российской газеты» статья Владимира Путина «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» по большому счету содержит одну, но существенную новость. Премьер Путин не собирается отказываться от призыва в армию и переводить ее на стопроцентно контрактную систему комплектования.


Кому-то может показаться, что в статье написано нечто прямо противоположное. После рассказа о том, что в ближайшие пять лет будет резко увеличен набор в армию контрактников и сокращено число призывников («планируется, что уже к 2017 году — при общей штатной численности Вооруженных сил в один миллион человек — 700 тысяч будут составлять “профессионалы”: офицеры, курсанты военных вузов, сержанты и солдаты-контрактники. А к 2020 году число служащих по призыву сократится до 145 тыс.» — эти планы были утверждены еще осенью президентом Медведевым), автор статьи утверждает, что «логика преобразований со всей очевидностью свидетельствует о том, что наша цель — построение полностью профессиональной армии». Однако тут же премьер делает более чем существенную оговорку: «Вместе с тем, и это надо четко понимать, профессиональная армия — это “дорогая” армия. Сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу — это компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны». То есть логика-то свидетельствует, но цель если и будет достигнута, то нескоро, и вообще этот как бы и не цель, ведь, кроме логики, на нее ничто в явном виде не указывает и никто ее не декларирует.

Мне кажется, дело тут вовсе не в «дороговизне» профессиональной армии. Невозможно поверить, что государство, которое намеревается содержать 700 тыс. «профессионалов» разных категорий, никак не потянет замены еще145 тыс. призывников на контрактников.

Формально Путин никогда и не говорил о том, что рассматривает вопрос об отмене призыва. Но ведь именно по его инициативе срок службы был сокращен с двух до одного года. А осенью прошлого года Минобороны объявило о грядущем резком увеличении числа контрактников. И это давало некоторые основания предполагать, что теперь Путин пойдет дальше и нынешняя его предвыборная кампания ознаменуется обещанием упразднить призыв вовсе. Причем, в отличие от 1996 года, когда Борис Ельцин за несколько недель до выборов подписал указ об отмене призыва с 2000 года (позднее он был фактически дезавуирован), в случае с Путиным вполне можно было поверить в его выполнимость.

Из всех мужчин призывного возраста реально в армию попадает сейчас менее 10%, а через восемь лет (в случае реализации заявленных планов) эта цифра станет еще меньше. Боеготовность армии будут определять не они. С точки зрения подготовки массового обученного резерва столь мизерный набор не имеет никакого смысла.

Но ведь Владимир Путин и сам в своей статье пишет, что при наличии у России ядерного оружия он не считает сколь-либо вероятной широкомасштабную агрессию — а для региональных и локальных войн, которые некие неназванные силы пытаются провоцировать «в непосредственной близости от границ России и наших союзников», массовая армия не нужна. Нужна как раз хорошо обученная и мобильная.

Мне кажется, у Путина просто не хватает политической воли отменить призыв как систему, как институт. Потому что если его отменить сейчас, в стране, в которой до 80% граждан призывного возраста не желают служить, потом снова вернуться к призывной армии будет крайне трудно, если вообще возможно.

Пока же этот институт существует, распоряжаться им можно как угодно. В середине нулевых годов Минобороны добилось отмены значительной части отсрочек. И количество призванных в ходе одной кампании (призыв проводится дважды в год — весной и осенью) резко увеличилось — со 140 тыс. до 270 тыс. человек. А затем на фоне сокращения армии и планов по увеличению набора контрактников (и возможно, в преддверии выборов) нужда в таком количестве призывников отпала, и минувшей осенью в армию забрали всего 135 тыс. новобранцев. К 2020 году премьер, как мы теперь знаем, в один присест планирует набирать еще вдвое меньше призывников. А можно от этих планов по какой-либо причине отказаться и снова набирать по три сотни тысяч человек — если, конечно, непростая демографическая ситуация позволит.

Кстати, похожие метаморфозы в последнее время происходят не только с призывниками. Весной 2010 года было объявлено, что число контрактников будет сокращаться (с тогдашних примерно 180 тыс.), так как многие из них не соответствуют современным требованиям. А уже осенью 2011 года было решено увеличить их число до 425 тыс. Число офицеров сначала предполагалось сократить с 335 тыс. до 150 тыс., но потом решили, что в самый раз будет 220 тыс.

Это ведь только теперь, в нынешней своей статье, Владимир Путин поставил задачу «научиться “смотреть за горизонт”, оценивать характер угроз на 30–50 лет вперед», назвав это «серьезной задачей, требующей мобилизации возможностей гражданской и военной науки, алгоритмов достоверного, долгосрочного прогноза». Пока же Минобороны с Генштабом так далеко заглядывать не научились, вот и мечутся из стороны в сторону, на ходу пытаясь найти компромисс между нынешними алгоритмами своих прогнозов и здравым смыслом.

Илья Булавинов


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение