Коротко

Новости

Подробно

«Афганский опиум для США не проблема — у нас другие поставщики зелья»

от

О том, почему новая американская инициатива не ущемляет интересы России, помощник госсекретаря США по контролю за наркотиками и охране правопорядка УИЛЬЯМ БРАУНФИЛД рассказал корреспонденту “Ъ” ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО.


— Представители РФ говорят, что ваша инициатива ослабит влияние России в Центральной Азии. Это так?

— Я не буду комментировать заявления других делегаций. Но попытаюсь объяснить вам, чего именно мы добиваемся в рамках предложенной инициативы. Мы хотим создать механизм, который позволит в сотрудничестве со странами Центральной Азии и их основными партнерами и союзниками — РФ и США — решать проблему того, что 90% мирового производства героина приходится на Афганистан. Большая часть этого героина (от одной трети до половины всего объема) поставляются через северный коридор, который проходит через Центральную Азию, далее попадает в РФ, где наркотики потребляются или перевозятся далее в Западную Европу. Проблема, на наш взгляд, в том, что исторически так сложилось, что полиция и правоохранительные органы этих стран не сотрудничают и не координируют свои действия в той мере, в которой это необходимо. При этом правоохранительные органы Афганистана также пока не настолько эффективно работают, как хотелось бы его соседям.

Правоохранительные органы США, прежде всего DEA и в некоторой степени ФБР, сейчас работают со специализированными полицейскими подразделениями в Афганистане, и они становятся все более эффективными в борьбе с производством и транзитом афганского героина. При этом они находятся в тесном сотрудничестве с российской ФСКН. Мы пытаемся связать эти афганские подразделения, ФСКН и полицию в Центральной Азии. Мы предлагаем использовать уже существующий механизм — а именно Центральноазиатский региональный информационный координационный центр (ЦАРИКС), и вдобавок создать специальные полицейские подразделения. Через эти подразделения, к которым мы все как участники процесса имели бы доверие, передавалась бы чувствительная информация и координировались секретные операции. Пока мы не достигли консенсуса, как это сделать. Но в какой-то момент нам придется найти способ посмотреть правде в глаза. А она заключается в том, что в Центральной Азии есть проблемы, вызванные недостатком координации и коммуникации между их правоохранительными органами. Если у кого-то есть лучшее решение проблемы, я готов выслушать его.

— Сотрудничаете ли вы с ОДКБ?

— Наше предложение не предусматривает участия ОДКБ — и по очень простой причине. США — не член этой организации, у нас даже нет статуса наблюдателя. Если мы будем обеспечивать координацию спецподразделений афганской полиции со спецподразделениями полиции стран Центральной Азии, мы должны хотя бы иметь доступ к механизмам ОДКБ. Но в настоящее время США не имеют никаких отношений с ОДКБ. Поймите правильно — я не жалуюсь. Члены той или иной организации имеют полное право решать, кого включать в свой состав. Но если мы собираемся участвовать в реализации региональной инициативы через сотрудничество с какой-либо организацией, у нас с этой организацией должны быть выстроены хоть какие-то отношения. Поэтому мы и предлагаем использовать ЦАРИКС. Нельзя сказать, что это наша организация, что мы ее создавали. Но у нас налажены каналы общения с ней — через наше бюро по связям в Алма-Ате. А вот с ОДКБ у нас нет такого механизма взаимодействия.

— Как вы будете способствовать продвижению своей инициативы?

— Мы будем поощрять сотрудничество полицейских подразделений стран Центральной Азии и Афганистана, правительств заинтересованных государств — на двустороннем уровне. Одновременно мы придаем большое значение международному сотрудничеству. Наша цель — принять совместное заявление, которое отражало бы подход восьми государств: пяти стран Центральной Азии, а также Афганистана, России и США. Возможно, такой документ будут подготовлен к следующей встрече комиссии по борьбе с наркотиками, которая должна состояться в Вене в середине марта.

Мы могли бы разработать некий текст, который был бы приемлем для всех восьми государств. В нем говорилось бы об угрозах, о вызовах, о необходимости более тесного сотрудничества. Ведь у нас в этом отношении — абсолютно одинаковый подход. Власти Афганистана хотят сократить производство наркотиков в их стране. Правительства пяти центральноазиатских государств стремятся к тому, чтобы уменьшить транзит опиума и героина через их территорию. Цель РФ — прекратить сбыт афганских наркотиков на ее территории. А цель США — установление в Афганистане стабильного, прочного государства.

Здесь есть еще один важный момент. Проблема США заключается не в том, что афганский героин или афганский опиум идет в нашу страну. Нет, у нас другие поставщики зелья — его привозят главным образом из Мексики и Колумбии. Но этим преступным бизнесом занимаются одни и те же группировки, задействованы одни и те же сети — именно поэтому мы все заинтересованы в том, чтобы разработать эффективные механизмы борьбы с ними.

Комментарии
Профиль пользователя