Коротко

Новости

Подробно

Просто "Эхо"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Моя первая заметка в "Коммерсанте" 11 лет назад была как раз про "Эхо Москвы". Тогда в разгаре был конфликт, связанный с переходом радиостанции под контроль "Газпром-медиа". Считай, под контроль государства. В апреле 2001-го разгромили НТВ. Следом начался передел других СМИ, входивших в медиаимперию Владимира Гусинского. Безусловно, после НТВ "Эхо Москвы" было самой значимой информационной площадкой, нервирующей власть своей позицией и подачей информации. "Газпром-медиа" тогда возглавлял Альфред Кох. Он ездил на "Эхо", пытался договориться с коллективом, обсуждая процесс невмешательства в редакционную политику. Ему, разумеется, не верили. Особенно после истории на НТВ. Журналистский коллектив "Эха" сопротивлялся, проводились собрания, делались заявления. Тогда в интервью "Ъ" в 2001-м Альфред Кох так и сказал мне про журналистов "Эха": "Они воспринимали меня как врага".

В общем, заметки про "Эхо Москвы", словно хроники, писались мной тогда одна за другой. В начале июля была очередная, ставшая центром первой полосы. Там было про решение Мосгорсуда о передаче контрольных пакетов акций, в том числе и "Эха Москвы", в собственность "Газпрому". После этого заявления об уходе написали почти 20 журналистов "Эха". Главный редактор Алексей Венедиктов тоже жестко заявил "Ъ", что уйдет вслед за ними. Все они считали, что "Эхо Москвы" "будет национализировано". "Это означает,— писала я тогда, в 2001-м,— что радиостанция в своем нынешнем виде прекращает существование".

Как вы понимаете, я ошиблась. Не ушли и журналисты. Остался Венедиктов. А главное, что "Эхо Москвы" не только тогда, но и в последующие 11 лет, несмотря на переход под контроль "Газпром-медиа", несмотря на серьезные перемены в стране, в ее политическом устройстве и отношении власти к СМИ, сумело сохранить репутацию, журналистский коллектив, свой стиль и, что важно при любых исторических этапах, доверие миллионов слушателей. Аудитория радиостанции растет каждый год. А вместе с ней увеличиваются доход и рекламная прибыль. Последнее не оспаривает даже нынешний директор "Газпром-медиа" Николай Сенкевич.

Конечно, это не означает, что все в судьбе Алексея Венедиктова и судьбе "Эха" было так безоблачно. Понятно, что "Эхо Москвы", как и ряд крупных СМИ, периодически подвергалось давлению со стороны власти и Кремля. Доставалось за многое. Но особенно за "Норд-Ост", за Беслан, за войну с Грузией. Последнее, конечно, многим коллегам памятно.

Тогда в Сочи на закрытой встрече с главными редакторами Алексею Венедиктову всерьез влетело от Владимира Путина. На вид поставили, что "Эхо" рассказывало о событиях в Южной Осетии и о позиции Грузии так, как не подобает, по версии российской власти, рассказывать российским СМИ. Совсем недавно почти в том же формате, только уже в открытом режиме, перед телекамерами, премьер-министр и кандидат в президенты Путин распекал главного редактора Венедиктова за то, как в прямом эфире "Эха Москвы" эксперты радиостанции говорили про систему ПРО. На той встрече у Владимира Путина был обстоятельный диалог с Алексеем Венедиктовым. И среди прочего он сказал ему: "Я же не обижаюсь, когда вы меня на вашей радиостанции поливаете поносом с утра до вечера". После этой встречи, как и после войны в Грузии, разговоры, что у "Эха Москвы" будут проблемы, а Венедиктова могут снять, пошли по нарастающей.

Но для непосвященных на поверхности совсем другое. После всех событий и нагоняев на самом верху на "Эхо Москвы" ходили и ходят российские министры и госчиновники. Да что там — президенты многих стран мира, как бывшие, так и действующие. От Дмитрия Медведева до Михаила Саакашвили. Как выступали в ее эфире Михаил Леонтьев, Максим Шевченко, Александр Проханов, Эдуард Лимонов, Борис Немцов, Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Михаил Касьянов, так и выступают. Есть в стране еще хоть одна радиостанция, где всех этих людей можно услышать в рамках одного не прекращающегося почти круглосуточно прямого эфира? И это не просто городская станция, вещающая где-то на средних волнах, а открытый FM-диапазон, на большей части территории страны. Это не пафос, это факт.

Но что тогда, собственно, произошло? Обстановка перед выборами накаляется. Разумеется, у власти копится раздражение. И несмотря на то, что Алексея Венедиктова стали все чаще приглашать в эфир государственных телеканалов, причем не только "Первого", но и "России 1", в Кремле нежелающих слышать эфир возглавляемой им радиостанции меньше не стало.

И на этом фоне журналистам "Эха" и напомнили, что, однажды поменяв акционера, власть их не переставала контролировать. Но ведь и когда уже в 2005 году "Газпром-медиа" был куплен Газпромбанком и после чего позже среди владельцев радиостанции по цепочке оказался и Юрий Ковальчук, никаких существенных изменений в эфирах "Эха" не произошло. И поэтому видимых оснований для того, чтобы не соглашаться с новыми представителями (пусть и неофициальными) нынешних акционеров в совете директоров, у "Эха Москвы" нет. Как нет для власти выгоды увольнять Алексея Венедиктова. Потому что все это уже много раз было. И много раз от всего этого оставалось лишь эхо. Просто "Эхо".

Арина Бородина


Комментарии
Профиль пользователя