Коротко

Новости

Подробно

Точечная горячка

Берлинский фестиваль о Боснии, ГДР, 11 сентября и Шекспире

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Фестиваль кино

На Берлинском кинофестивале показали уже несколько конкурсных фильмов, из них впечатление произвел только один — "Цезарь должен умереть" братьев Тавиани. Кое-что любопытное нашлось за пределами конкурса. Из Берлина — АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


Берлинский фестиваль совмещает три задачи: привлечь голливудских звезд, задать политически правильный курс и продемонстрировать любовь к искусству. Иногда одним выстрелом удается убить сразу если не трех, то хотя бы двух зайцев.

Метко выстрелил включенный в программу спецпоказов режиссерский дебют Анджелины Джоли — фильм "В краю крови и меда". Сюжет, напоминающий "Ночного портье" (любовь надзирателя и узницы-боснийки в сербском концлагере), разыгран по правилам американской военной драмы, где полутона допускаются в минимальной дозе и где заранее известно, кто хорошие ребята, а кто плохие. Фильм начинается с идиллической сцены мирной жизни в довоенной Боснии. На дискотеке флиртуют Даниэль и Айла, еще не подозревая, что скоро они встретятся совсем в других обстоятельствах. Вспыхивает война, и сербские ополченцы, вечно разгоряченные алкоголем, разворачивают террор против мусульманского населения, насилуют женщин, выбрасывают из окон детей. Эти ужасы на высоком градусе эмоций разыграны сербскими и боснийскими актерами, многие из которых помнят недавнюю войну. Даниэль берет под свое покровительство помещенную в лагерь Айлу и признается ей, что стыдится насилия, творимого его соплеменниками. Но, находясь под влиянием фанатичного отца-генерала, он так и не сумеет спасти свою любовь.

Анджелина Джоли все же попыталась представить иную, сербскую, точку зрения и дать понять, что трагические события боснийской войны стали отражением другой — Второй мировой. Отец главного героя пострадал в свое время от фашиствующих мусульман и на всю жизнь пропитался ненавистью. В остальном Джоли как сценарист и режиссер, а также посол доброй воли ООН, много занимающаяся проблемами беженцев, следует официальной западной точке зрения на югославский конфликт. Еще до выхода фильма на экраны Сербии интернет заполнили протесты тамошних националистов, рассказывающих, что сербская цивилизация возникла раньше римской и теперь единственная противостоит жидомасонскому миропорядку. В Берлине этот конфликт одной глупости с другой вряд ли способен многих затронуть, зато визит Анджелины Джоли вызвал уличные беспорядки в районе Потсдамерплац.

И другие берлинские фильмы, затрагивая события большой истории, демонстрируют или крайнюю наивность, или крайнюю искусственность. Любимец Берлинале Кристиан Петцольд в третий раз участвует в конкурсе — на сей раз с фильмом "Барбара". Красавица Нина Хосс играет гражданку ГДР, подавшую заявление на выезд из страны и за это сосланную в провинцию. В свободном мире ее ждет возлюбленный, который уже разработал для нее план побега на лодке через Балтийское море. А пока Барбара живет под надзором спецслужб и работает в больнице в отделе педиатрической хирургии, где вместе со своим коллегой Андре пытается помочь юной беженке из трудовой колонии — ярой противнице режима. Сочные детали (типа сотрудницы "Штази" в резиновых перчатках, производящей личные досмотры Барбары) и моменты атмосферного саспенса, увы, нейтрализуются натяжками в сюжете и преувеличениями, которые изобличают в Петцольде такого же умозрительного знатока нравов ГДР, каким можно считать Джоли в качестве эксперта по балканскому менталитету.

Вне конкурса показали фильм "Жутко громко и запредельно близко" Стивена Долдри — режиссера, которого тоже давно привечают на Берлинале. Кино, снятое по мотивам бестселлера Джонатана Сафрана Фоера, отсылает к трагедии 11 сентября 2001 года, воспринятой глазами девятилетнего еврейского мальчика, чей отец (Том Хэнкс) в этот день погибает в башнях-близнецах, а сам он остается с матерью (Сандра Буллок) и с преследующим его кошмаром, который пытается преодолеть с помощью авантюрных фантазий. Долдри, доказавший своими предыдущими работами, что умеет лихо экранизировать книги и находить харизматичных юных исполнителей, на сей раз перемудрил и снял чересчур искусственный, головной фильм. Не слишком помог даже Макс фон Сюдов в роли тайного деда мальчика, пускай за эту роль ветеран и номинирован на "Оскара".

Тем более свежо прозвучала картина других ветеранов, Паоло и Витторио Тавиани, "Цезарь должен умереть". Формально это документальное кино о заключенных самой охраняемой римской тюрьмы Ребиббия, которые готовят спектакль по "Юлию Цезарю" всего в нескольких километрах от авансцены исторических событий. Фактически же перед нами удивительный эксперимент, проливающий свет на отношения жизни и искусства, которые в финале полностью сливаются. Проведя шесть месяцев в тюрьме, среди очень простых людей из южных провинций Италии, Тавиани оставили за кадром и условия содержания узников, и преступления, совершенные ими в прошлой жизни (о них сообщают лишь лаконичные титры: наркотики, каморра). Все внимание направлено на то, как процесс приобщения к трагедии Шекспира высвобождает из глубины души человека бурю подавленных эмоций, которые больше не загнать внутрь. Тема фильма — искусство как освобождение: оно может казаться иллюзорным, но становится вполне реальной, материальной силой, если это искусство истинно, а не прикидывается таковым.

Комментарии
Профиль пользователя