Коротко

Новости

Подробно

"Джиоевой стало плохо не при виде силовиков, а после того, как ее стали избивать"

от

Непризнанный президент Южной Осетии Алла Джиоева на время пришла в сознание, однако затем ей вновь стало хуже. Ее состояние остается очень тяжелым, и политик жалуется на боли во всем теле, сообщил дежурный врач республиканской больницы. Наиль Губаев узнал подробности у правозащитницы, редактора газеты "Позиция" Фатимы Маргиевой.


–– Какой диагноз поставили врачи, и останется ли Джиоева в больнице?

–– Состояние у нее тяжелое. И врачи боятся, что не смогут нести ответственность за ее состояние. И предлагают ее госпитализировать во Владикавказ.

–– А что именно за диагноз?

–– Она была избита прикладом, ей выбили бока, ее ударяли по затылку. Когда она потеряла сознание, туда ворвались ребята и пытались ей оказать помощь. Но они тоже были избиты прикладами.

–– То есть, как и сказали врачи, ей были именно нанесены ушибы?

–– Да, да, да. У нее прямо по лицу видно, что ей были нанесены ушибы.

–– А кто-то говорил уже с Джиоевой после того, как она пришла в себя?

–– Мы не имеем об этом никакой информации, так как никого в больницу не пускают. Больница оцеплена, везде ОМОН. Весь город наполнен силовиками. И никого не пропускают к ней. Вчера с большим трудом, уже испугавшись, что она не выйдет из комы и что она может умереть, они пропустили ее мужа. Муж тоже был избит в штабе.

–– Как раз муж и узнал ту информацию, что ей были нанесены побои?

–– Да. Эту информацию знали все, потому что очевидцев было много. Очевидцев того, как ей наносили побои, было очень много. В штабе находились люди.

–– Хотелось бы уточнить есть ли слова медиков о том, что они действительно диагностировали побои, обнаружили, что ее действительно били.

–– Официально я не говорила с врачами, но негласно нам передали, что она была побита. Вчера врачам тоже запрещали разговаривать по телефону. Врачам и сотрудникам больницы, которые вчера ночью дежурили, им было запрещено говорить. Им пытались позвонить и узнать информацию, но они никакую информацию не давали. Им это было запрещено.

–– По информации прокуратуры республики, Джиоеву хотели принудительно доставить на допрос в качестве свидетеля по делу о попытке захвата здания ЦИКа, но при виде силовиков ей стало плохо.

–– Нет. Ей не при виде силовиков стало плохо, а после того, как ее стали избивать.

–– Все-таки подробней можете пересказать по порядку, как все именно происходило?

–– Буквально за 10 минут до того, как это произошло, я тоже отъехала от штаба, опасаясь того, что сегодня не дадут провести инаугурацию избранного президента. Захватившие в республике власть люди посторонние, не граждане Южной Осетии, захватили власть и не дают избранному президенту провести инаугурацию. У нас на всех должностях –– исполняющие обязанности. Исполняющий обязанности президента, исполняющий обязанности спикера, исполняющий обязанности генерального прокурора.

–– Если можно ближе к теме, как было вчера: пришли люди, оцепили штаб, ворвались внутрь?

–– Пришли люди, оцепили штаб, ворвались внутрь, выбили двери, несмотря на то что двери были открыты. В масках. Все люди были в масках. Всех, кого они застали в штабе, они уложили на пол, ворвались в комнату, где находилась Алла Алексеевна. И уже тогда оттуда раздались крики. Там находились женщины, которые пытались ее защитить. Они схватили ее, подняли и собирались ее насильственно вынести. И когда этому попытались воспротивиться, они начали наносить всем удары прикладами.

Когда юристы и ребята, которые туда вбежали, попытались ее защитить, то им тоже были нанесены сильнейшие удары прикладами. Один из них очень сильно избит. Ему пробили череп. И он увезен в неизвестном направлении. Мы не знаем, где он находится и в каком состоянии. Вчера ему в больнице сделали анализы. Анализы очень плохие. Он отец троих детей, 35-летний парень Алексей Гузаев.

–– Что сейчас происходит около больницы, в которой сейчас лежит Джиоева? Много сторонников?

–– Сторонники тоже собрались. Но сегодня у нас договоренность собраться возле штаба. И встретиться с Бровцевым, с исполняющим обязанности президента, и поставить свои условия. Аллу Алексеевну можно было отдать под суд, если она ошибается, если инаугурация незаконна, но не врываться в штаб. Чтобы ворваться в чей-то дом, нужно было судебное решение.

Комментарии
Профиль пользователя