Коротко

Новости

Подробно

Охотничий залет

Опытный директор оказался плохим пилотом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера Межгосударственный авиакомитет (МАК) сообщил о завершении расследования катастрофы частного Robinson R-44, происшедшей в ноябре прошлого года в Тверской области. Эксперты установили, что ее виновником был единственный пилот, пассажир и владелец вертолета, директор ОАО "Редкинский опытный завод" Евгений Курбатов. Имея, как говорится в заключении, "сильную мотивацию" на вывоз домой из леса туши убитого им кабана, малоопытный в пилотировании бизнесмен решился на воздушную эвакуацию добычи в сумерках и потерял ориентировку в пространстве. В итоге трофей стоил жизни самому охотнику.


Как было установлено расследованием, 30 сентября прошлого года 51-летний бизнесмен Курбатов закончил обучение по программе первоначальной подготовки пилотов частных вертолетов и получил свидетельство, дающее ему право управлять R44 в светлое время суток и при благоприятных погодных условиях. В течение следующих двух недель директор завода, фактически имевший в своем распоряжении принадлежавший его предприятию вертолет, потренировался в пилотировании самостоятельно, налетав, как сказано в отчете МАК, "в качестве командира", 18 часов. 18 октября Евгений Курбатов, видимо, решил применить полученные навыки на практике.

Всю вторую половину этого дня он провел в полетах местного значения: забрав около 13 часов машину с места парковки на частном аэродроме Змеево, господин Курбатов слетал к себе домой, в село Редкино, совершил воздушную прогулку в окрестные леса, залетел на дозаправку в поселок Городня. В общей сложности бизнесмен совершил восемь коротких, в пределах часа, перелетов, пока не добрался, наконец, до последнего пункта назначения — небольшой площадки в Оршанских болотах в 5 км северо-западнее села Литвинцево, которую "визуально выбрал с воздуха".

Неподалеку от этого места директор припрятал тушу убитого накануне кабана, которую планировал разделать, загрузить в заранее приготовленные пакеты и перевезти домой собственным авиарейсом. Разбираясь с этим инцидентом, эксперты МАК пришли к выводу о том, что время для транспортировки добычи начинающий вертолетчик выбрал крайне неудачно: шел мокрый снег с дождем, а небо было затянуто плотными низкими облаками.

Несмотря на сложность предстоящих рейсов, пилот, как говорят эксперты, не позаботился о своей безопасности. Он, например, не сообщил диспетчеру Змеево предполагаемые маршруты своих путешествий и отказался от радиосвязи с аэропортом в пути. Господин Курбатов, видимо, понадеялся на свой относительно простой карманный навигатор Garmin GPSMAP 495, помогающий ориентироваться в пространстве пилотам частной авиации.

На беду охотника затянулась и обработка добычи: кабан был разделан, распределен по целлофановым пакетам и поднят на борт вертолета только к 17:30 вечера, когда над болотом уже вовсю сгустились сумерки. Полет в облаках, да еще и в темноте, при полном отсутствии каких-либо наземных ориентиров, как говорят специалисты, стал бы серьезным испытанием даже для опытного вертолетчика. Любителю же пилотирование по приборам было и вовсе не по силам, однако директор Курбатов, как полагает МАК, имел "сильную мотивацию" для возвращения домой. Ведь в противном случае ему предстояла ночевка при минусовой температуре посреди заболоченного торфяника, где не было возможности даже разжечь костер.

Последний полет R44 продлился менее двух минут. Стремясь поскорее "оторваться от земли", пилот Курбатов, как полагают эксперты, стартовал с болота слишком энергично. Директор, как было зафиксировано навигатором, начал поднимать машину на 4-5 метров в каждую секунду, в то время как во время предыдущих полетов он набирал высоту вчетверо медленнее.

Примерно через минуту полета, на высоте около 150 метров, вертолет вошел в плотный слой облаков и господин Курбатов сразу потерял все и без того слабозаметные ориентиры на земле. Не видя горизонта, начинающий пилот, вместо того чтобы смотреть на приборы, доверился собственным физиологическим ощущениям и пропустил плавный уход машины в правый крен. Когда идущий вбок и вниз R44 снова оказался под облаками, было уже поздно.

Напомним, что в поисках пропавшего директора и его R44 были задействованы десятки вертолетов, вездеходов, квадроциклов и несколько сотен профессиональных спасателей и волонтеров-добровольцев. Однако радиомаяк разбившегося Robinson, как выяснилось позже, был поврежден при аварии и его сигнал оказался слишком слабым, чтобы поисковики смогли определить по нему точное место падения. Не смогли помочь спасателям и диспетчеры аэропорта Змеево, от связи с которыми вертолетчик Курбатов отказался. В итоге тело погибшего было обнаружено лишь на девятые сутки поисков, после того как спасатели объехали и обошли пешком около сотни квадратных километров тверских болот.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя