Коротко

Новости

Подробно

Купцов Капцовых

История, рассказанная одной фотографией

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 80

«Цена стандартная, – филокартист протянул мне толстую пачку перетянутых банковской резинкой дореволюционных фотографий с автомобилями, – выбирайте!». Снимков было десятка три – маленькие и неаккуратно напечатанные фронтовые карточки времен первой мировой, открыточного формата «кабинетка» с избитым сюжетом пикника на обочине, большое групповое фото в каком-то гараже, снятое «на память» и подписанное старой орфографией сятями и ерами –кто теперь помнит изображенных на нем людей? Держа в руках один отпечаток, изображавший автомобиль в снегу на фоне Церкви, я услышал от продавца фамилию Капцов. единственное, что я знал о Капцове на тот момент, это то, что человек с такой фамилией торговал в Москве автомобилями марки Opel


Иван Баранцев, иллюстрации из архива автора, сайт www.oldmos.ru


Простой поисковый запрос в Google по словам «Капцов Opel» вывел меня на пару любопытных сайтов. Первый принадлежал московской гимназии №1520 имени Капцовых, которую на свои деньги в 1892 году построил купец первой гильдии Александр Сергеевич Капцов. В гимназии об этом помнят до сих пор, поэтому с 1996 года ей вернули первоначальное имя и посвятили истории этой семьи несколько страничек на сайте. Вторым оказался сайт краеведов из Ногинска – до революции этот подмосковный город назывался Богородск, а в Богородском уезде располагалась шелкоткацкая фабрика Капцовых. Поэтому любители истории своего района составили подробнейшую родословную этой семьи и выложили ее в интернет. Но где же все-таки была сделана заинтересовавшая меня карточка?

Самой главной зацепкой была церковь на заднем плане, потому как невнятное строение или забор на снимке едва ли могли бы что-то подсказать. Сам я не очень разбираюсь в московских культовых учреждениях, поэтому решил прибегнуть к помощи сайта www.oldmos.ru, посвященному фотографиям старой Москвы. Принцип действия сайта простой – загружаешь неизвестное фото с пометкой «на опознание», и тогда его обсуждение превращается в мозговой штурм на подобие телеигры «Что? Где? Когда?». Особых сомнений в том, что фотография сделана именно в первопрестольной у меня не было: в те годы зимой на машине далеко от города особо не уедешь. А изучив географию Капцовых, я убедился, что не было похожей церкви ни в Горишках –их фамильном имении недалеко от Апрелевки, ни во Фрязино, где находилась фабрика.

Храм Спаса в Чигасах был построен в 1483 году игуменом по прозвищу Чигас, основавшим на этом месте мужской монастырь. Во время пожара 1547 года обитель сгорела, но была возобновлена. В начале XVIII века была выстроена новая главная церковь, восьмерик на четверике, а в 1733 году - колокольня. После революции храм закрыли, в его помещении организовали столовую, а в 1929 году он был снесен.

Храм Спаса в Чигасах был построен в 1483 году игуменом по прозвищу Чигас, основавшим на этом месте мужской монастырь. Во время пожара 1547 года обитель сгорела, но была возобновлена. В начале XVIII века была выстроена новая главная церковь, восьмерик на четверике, а в 1733 году - колокольня. После революции храм закрыли, в его помещении организовали столовую, а в 1929 году он был снесен.

Первой версией от знатоков истории Москвы стала церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе – это в переулке, примыкающем к Николоямской улице. В общих чертах она оказалась похожей, но в деталях – не совсем: форма главы не совпадала. И еще одним важным отличием стал рельеф местности – церковь Покрова стоит на возвышении, тогда как на нашем фото мы явно имеем дело с низиной.

В этом я убедился лично, когда при случае свернул с Николоямской в Лыщиков переулок – здание церкви сохранилось и стояло на возвышении относительно улицы. Были и еще две версии – церковь св. Архангела Михаила в Овчинниках и храм Спаса в Чигасах, – которые обсуждались в течение продолжительной дискуссии между любителями московской истории. В ход шли такие термины как паперть, придел, алтарь, притвор, восьмерик, четверик… Местонахождение пытались вычислить даже по падающему свету – церкви и храмы строились по канону, согласно которому крест должен стоять лицевой стороной на запад. Выезд на местность ничего не дал – церковь в Овчинниках хоть и оказалась очень похожей, но что-то в ней было не так. А свернув с Гончарной улицы в бывший Спасочигасовский, а ныне 5-й Котельнический переулок моему взору открылся огромный сталинский дом, как раз стоящий на месте храма, снесенного, как я потом узнал, еще в 1929 году.

И все же подозрения падали именно на храм Спаса в Чигасах, но подтвердить эту версию удалось не сразу. Выручил еще один сайт, посвященный истории города - http://retromap.ru, где на нивелирной карте Москвы 1888 года были нанесены очертания храма с примыкающими к нему постройками, очень похожими на те, что виднелись на фотографии. Но и это не стало окончательным доказательством. При просмотре списка владельцев соседних участков, на территории которых могла быть сфотографирована машина, мне встретились фамилии Морозов и Брашнин. Первая ни о чем не говорила, а вот купец Иван Иванович Брашнин – хозяин участка №674/622 – приходился тестем Сергею Александровичу Капцову, который с 1904 года был женат на его дочери Екатерине. Информация об этом была найдена в родословной Капцовых на том самом сайте богородских краеведов. Только после этого в фотографии все сошлось – и место, и люди, и автомобиль! Обо всем этом я рассказал филокартисту, который, порывшись в своем собрании, продал мне еще несколько фото из архива Капцовых.

Случаи неосторожной езды


Теперь пришла пора определить марку автомобиля – в нашем случае это довольно сложно, потому что капот накрыт утеплителем, скрывающим облицовку радиатора и фирменную эмблему. Поначалу в мыслях был Opel, так как за рулем машины изображен Михаил Капцов, с 1913 года продававший автомобили этой марки в Москве. Его было легко узнать по фотографиям с сайта капцовской гимназии – такой нос и уши ни с чем другим не перепутаешь! Но и этот факт вовсе не говорил о том, что перед нами именно Opel – требовалось изучить списки московских автовладельцев сразу за несколько лет. За Михаилом, естественно, числились несколько «Опелей», а Сергей значился как владелец французского La Buire – название марки произносится как «Ля Бюир», но тогда писали «Ла Бюир». Противоречия разрешил московский журнал «Автомобилист». В одиннадцатом номере за 1912 год был напечатан фоторепортаж с автопробега Москва–Орел–Москва, в котором участвовал Сергей Капцов на своем La Buire – на купленной фотографии и в журнале был изображен один и тот же автомобиль!

Справочник "Вся Москва" помог найти владельца участка N674/622 Ивана Ивановича Брашнина, к которому в зимний день решил заехать на собственном автомобиле его тесть Сергей Капцов вместе со своим братом Михаилом - на фото именно он и сидит за рулем. Личность пассажира пока установить не удалось, скорее всего, это кто-то из родственников Брашнина.

Справочник "Вся Москва" помог найти владельца участка N674/622 Ивана Ивановича Брашнина, к которому в зимний день решил заехать на собственном автомобиле его тесть Сергей Капцов вместе со своим братом Михаилом - на фото именно он и сидит за рулем. Личность пассажира пока установить не удалось, скорее всего, это кто-то из родственников Брашнина.

Благодаря таким источникам удалось восстановить всю «автобиографию» этой московской купеческой семьи. Так, в списке «лиц, получивших нумера из Московской Городской Управы на право езды по улицам гор. Москвы» за 1905 год нашлись все три брата Капцовых: Николай, Сергей и Михаил. У каждого из них было по мотоциклу немецкой марки Durkopp.

В дальнейшем имя Николая больше не встречалось ни в прессе, ни в справочниках, видимо, он оказался равнодушен к автомобилям, а вот Сергей и Михаил с 1910 года являлись действительными членами Московского Автомобильного Общества.

Первым из братьев автомобиль приобрел Сергей – скорее всего, это и был изображенный на фото «Ля Бюир». Представителем французской фирмы в Москве являлось акционерное общество экипажно-автомобильной фабрики «П.Ильин», расположенное на углу Пименовской (ныне Краснопролетарской) улицы и Оружейного переулка. Кроме продажи автомобилей самых разных марок, а Петр Петрович Ильин чем только не торговал – Mercedes, Panhard-Levassor, Durkopp, Cottin & Desgouttes, Delage и Peugeot – фабрика по заказу изготавливала и кузова на импортируемых шасси. Так что, возможно, кузов весьма необычной формы с «утиным хвостом» могли изготовить на фабрике Ильина: листая фоторепортажи с выставок нетрудно убедиться, что его «кароссери» всегда отвечали последним тенденциям автомобильной моды.

Михаил Капцов стоит третьим слева среди членов автомобильной дружины, в маневрах которой он принимал участие на La Buire своего брата. Фотография из журнала "Автомобилист".

Михаил Капцов стоит третьим слева среди членов автомобильной дружины, в маневрах которой он принимал участие на La Buire своего брата. Фотография из журнала "Автомобилист".

Первому упоминанию Сергея Капцова в прессе позавидовал бы сам Остап Бендер, который, как известно, «попал под лошадь и отделался Легким испугом». Журнал «Автомобилист» в каждом номере печатал что-то наподобие всеобщей доски позора – рубрику «Случаи неосторожной езды», составленную по материалам полицейских протоколов. В№10 за 1911 год в списке нарушителей нашелся автомобиль№823, владелец – С.А. Капцов с нижеследующей цитатой из протокола: «Управлял лично.

Столкновение с ломовым извозчиком, последний получил ушибы». Осенью того же года братья Капцовы участвовали в пробеге Санкт-Петербург–Севастополь. Сергей управлял своим La Buire под №43, а Михаил – мощнейшим Benz с 6,5 литровым мотором, который шел под номером 5. До финиша добрался только Сергей, а Михаил выбыл под Екатеринославом на самом сложном участке пробега с песками и ужасными грунтовыми дорогами. А фотографию капцовского La Buire, севшего на днище в песках под Харьковом, фирма-производитель поместила в свой буклет рядом с изображением полученного кубка. Сам Капцов получил приз Первого Русского Автомобильного Клуба и приз Императорского Российского Автомобильного Общества. Победителем же в 7-й категории стал уже знакомый нам Петр Петрович Ильин, естественно, на автомобиле La Buire. Он же незамедлительно поместил эти достижения в свою рекламу – победы в соревнованиях лучше всего прославляли продукцию автомобильных компаний.

К слову, деятельность Петра Петровича оказалась более чем успешной: если в 1909 году в Москве числилось только 3 автомобиля марки La Buire, то к первому сентября 1912 года число «Ля Бюиров» возросло до 66. Большую часть составляли почтовые автомобили – в 1910 году Ильин подписал договор с московским почтамтом на перевозку почты.

Ну, а по состоянию на 1 июня 1914 года в городе числилось уже 81 авто La Buire. Среди владельцев машин этой марки – миллионер Степан Павлович Рябушинский, князь Николай Сергеевич Щербатов, «железнодорожный король» Николай Карлович фон Мекк, шерстяной фабрикант Митрофан Федорович Михайлов, владелец завода «Дукс» Юлий Александрович Меллер, а также некий Владимир Иванович Порш из Александровского Евангелического училища. Один «Бюир» числился за акционерным обществом «Компания Зингер в России» – известным производителем швейных машинок, контора которого располагалась в доме 8 на Старой Площади.

До 1913 года представителем фирмы Opel в Москве был Андрей Иванович Яблонский - его фамилию можно найти в списке гостей, приглашенных на открытие магазина на Большой Дмитровке.

До 1913 года представителем фирмы Opel в Москве был Андрей Иванович Яблонский - его фамилию можно найти в списке гостей, приглашенных на открытие магазина на Большой Дмитровке.

Такой успех в России не мог остаться незамеченным во Франции. Поискав рекламные каталоги La Buire, я и нашел то самое фото капцовской машины в песках под Харьковом.

Известный московский спортсмен


Потом Капцовы стали попадаться мне в самых неожиданных местах. «При въезде в город мы остановились расспросить дорогу до указанного в путеводителе отеля с гаражом, причем наши маневры заинтересовали трех обитателей этого симпатичного города, которые подошли к нами заговорили на чистейшем русском языке. Это были москвич господин Капцов с супругой и его знакомый. Благодаря их любезности нам не пришлось блуждать по пустым улицам города, и мы сразу же попали в весьма приличный отель с чудным гаражом», – такой эпизод встретился в репортаже автомобильного журналиста Вадима Михайлова, который вместе со своим коллегойАндреемНагелемотважилсязимой1912годапроехатьизСанкт-Петербурга в Монако. «Около 6 утра мы выезжали из Гейдельберга, имея перед собой лимузин г-на К., любезно согласившегося указать нам выезд из города. Помощь его была нам тем более драгоценна, что без него мы, наверное, запутались бы в сложном лабиринте улиц предместья. Господин Капцов проводил нас еще верст 30 за город и затем, когда всякая возможность сбиться с дороги была исключена, любезно пожелал нам счастливого пути». И хоть имя «господина Капцова» Михайлов не упоминает, нетрудно догадаться, что это Сергей – именно он учился в Гейдельбергском университете, да и был к тому времени женат.

За просмотром подшивки дореволюционного журнала «Автомобилист», нашлось упоминание об участии Михаила Капцова в маневрах Московской добровольной автомобильной дружины во главе с ее начальником Владимиром Павловичем Рябушинским в августе 1912 года. Этот опыт потом пригодился и Михаилу Капцову на фронтах Первой мировой войны, и самому Рябушинскому, который в Гражданскую командовал автомобильным отрядом в армии Врангеля. В июне того же 1912 года Сергей Капцов на своем La Buire принимал участие в уже упоминавшемся пробеге в Орел. Но чаще в связи с соревнованиями встречалось имя младшего Михаила, а одно из самых последних упоминаний в прессе о нем датируется летом1915 года: журнал «Автомобилист» в№12 сообщал, что «известный московский спортсмен

М.А. Капцов недавно взял на себя представительство известных английских автомобилей Arrol Johnston».

Екатерина Брашнина вышла замуж за Сергея Капцова в 1904 году в возрасте 16 лет. В 1909 году у них родился сын Александр - полный тезка своего знаменитого деда, основателя капцовской гимназии. Умерла Екатерина Ивановна в 1975 году.

Екатерина Брашнина вышла замуж за Сергея Капцова в 1904 году в возрасте 16 лет. В 1909 году у них родился сын Александр - полный тезка своего знаменитого деда, основателя капцовской гимназии. Умерла Екатерина Ивановна в 1975 году.

Простым людям нечего делать


«Грязно, конечно, было в «Ляпинке», зато никакого начальства. В каждой комнате стояло по четыре кровати, столики с ящиками и стулья. Помещение было даровое, а за стол брали деньги. Внизу была столовая, где подавался за пятнадцать копеек в два блюда мясной обед –щи и каша, бесплатно раз в день давали только чай с хлебом». Так описывал бесплатное общежитие братьев Ляпиных в своей книге «Москва и москвичи» Владимир Гиляровский, состоявший, кстати, в Московском Клубе Автомобилистов. Но в данном случае Гиляровский интересен вовсе не этим фактом. Упоминаемая им «Ляпинка» находилась по адресу Большая Дмитровка, дом 26 – по карте адрес-календаря этот участок носил номер 433/470-471. С 1913 года от наследников Ляпиных он перешел к Капцовым – на этом месте Михаил в ноябре того же года открыл свой магазин, о чем «Автомобилист» сообщал в№22 за 1913 год.

Пробег 1911 года стал "звездным часом" La Buire в России. Оба автомобиля - и Сергея Капцова, и Петра Ильина, - выступали в IV категории с объемом двигателя до 4 литров и прошли всю трассу от старта до финиша.

Пробег 1911 года стал "звездным часом" La Buire в России. Оба автомобиля - и Сергея Капцова, и Петра Ильина, - выступали в IV категории с объемом двигателя до 4 литров и прошли всю трассу от старта до финиша.

А до открытия магазина на Дмитровке представительство размещалось В фамильном особняке Капцовых на улице Воронцово поле, 12.Впрочем, дом этот прославили не столько сами Капцовы, сколько кинорежиссер Леонид Гайдай, снявший его в комедии «12 стульев» в роли вымышленного музея мебели, в котором экскурсоводша, тыча указкой в широченное ложе с балдахином, под дружные пошловатые смешки серьезным голосом утверждала, что «простым людям нечего делать на таких, с позволения сказать, кроватях».

Магазин существовал недолго и дело вовсе не в том, что автомобили Opel были немецкими – как мы знаем, Капцов торговал и британскими машинами. В справочнике «Вся Москва» на 1916 год магазин на Большой Дмитровке еще значится, а вот в издании на 1917 его уже нет, указан только один адрес – Воронцово поле, 12. Справочник на 1918 год по понятным причинам не выходил...

Все три брата Капцовых после революции остались в России. Сергей в начале 1918 года был вынужден продать свой особняк на Садовой-Сухаревской, 5 – он приобрел этот дом в 1910 году у архитектора Правдина, выстроившего его для своей семьи. Особняк в стиле модерн жив и поныне и тоже отметился в кино – именно на его ступеньках Глеб Жеглов ловко подкинул «коселек» вору-карманнику Кирпичу, когда тот открывал дверь, помнящую еще и Аполлоса Правдина, и Сергея Капцова.

В 20-е годы Сергей служил в Горном тресте, был арестован в 1928 году по обвинению в «коллекционировании драгоценных камней для финансирования семей арестованных белогвардейцев». Его приговорили к расстрелу, который заменили на 10 лет строгого режима. Но после, скорее всего, выпустили, потому что умер Сергей Капцов в Москве в 1932 году от тифа. Его жена Екатерина пережила мужа на сорок с лишним лет. С Михаилом все еще намного сложнее. Как указано на богородском сайте, он «погиб в годы репрессий» и более ничего. Только в 2006 году, по ходатайству гимназии№1520,Михаил и Сергей Капцовы были посмертно реабилитированы. Относительно благополучной была только судьба не интересовавшегося автомобилями Николая – он стал профессором физфака МГУ, видным ученым-электронщиком. Такая вот история получилась из попытки разобраться в одной фотографии.

Комментарии
Профиль пользователя