Коротко

Новости

Подробно

К "Невскому экспрессу" прицепили секретных свидетелей

Подрыв поезда оценили в четыре пожизненных срока

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Вчера в Тверском областном суде на процессе по делу о подрыве поезда "Невский процесс", унесшем жизни 28 человек, представитель гособвинения предложил приговорить к пожизненным срокам четырех из десяти подсудимых — Зелимхана Аушева и трех его сообщников Картоевых. Остальным шести обвиняемым прокурор попросил дать по 15 лет колонии. Еще восемь человек, которых следственные органы считают причастными к этому теракту, в том числе организаторы Саид Бурятский и Тухан Картоев, были ранее убиты в ходе спецоперации в Ингушетии.


В Тверском областном суде на процессе по делу о подрыве "Невского экспресса", который проходит в закрытом режиме, вчера начались прения сторон. Сначала слово было дано гособвинению, представленному тремя прокурорами. Выступая по очереди, они напомнили, в чем обвиняются подсудимые. Как следует из материалов дела, десять жителей ингушского селения Экажево — Зелимхан Аушев и девять его односельчан из семьи Картоевых — совершили преступления, попадающие сразу под несколько статей УК РФ — ст. 205 ("Теракт"), ст. 208 ("Участие в незаконном вооруженном формировании") и ст. 222 ("Незаконное хранение оружия"). Из обвинительного заключения следовало, что Зелимхан Аушев по поручению главарей вооруженного подполья приобрел и хранил у себя 8 кг гексагенсодержащего взрывчатого материала, а также две гранаты ВОГ-17. При обыске в доме подсудимого Аушева был также обнаружен сотовый телефон Nokia 1202, переделанный для использования в качестве пульта дистанционного управления при взрыве. Как установили эксперты, бомба под "Невским экспрессом" была взорвана с помощью звонка на соединенный с ее детонатором Nokia.

Главным организатором подрыва "Невского экспресса", по версии следствия, являлся старший из семьи Картоевых — Тухан. В конце августа 2009 года он и его сообщник Батыр Толдиев (судьба которого до сих пор не ясна), купив в Экажево ВАЗ-2114 за 175 тыс. руб., отправились на разведку в Тверскую область, по которой проходит Октябрьская железная дорога, соединяющая Москву и Санкт-Петербург. Для последующего минирования они выбрали 284-й километр железной дороги — перегон между станциями Алешинка и Угловка. Недели через две в Экажево подсудимые доставили самодельное взрывное устройство (СВУ) на основе гексагенсодержащего взрывчатого вещества промышленного производства. СВУ спрятали в бензобак "Жигулей", однако на место теракта довезти бомбу в боевом состоянии им не удалось — бензин разъел пленку и испортил взрывчатку.

Фото: Михаил Разуваев, Коммерсантъ

В следующую поездку взрывники (кстати, Тухан Картоев ранее прошел спецподготовку в одном из полевых лагерей) отправились 22 ноября того же года. На этот раз с собой диверсанты взяли две бомбы. К гексагеновой добавилось СВУ, сделанное на основе двух гранат ВОГ-17 для подствольного гранатомета. Оба устройства они спрятали в тайниках, оборудованных в кузове ВАЗ-2114. Заминировав полотно и установив вторую бомбу неподалеку, под опорой ЛЭП, террористы вернулись в Экажево. 27 ноября сработала первая бомба, из-за взрыва которой "Невский экспресс" сошел с рельсов. 28 человек погибли, а еще 90 получили ранения.

Восемь человек, подозреваемых в причастности к теракту, в том числе главные его организаторы Саид Бурятский и Тухан Картоев, были убиты в ходе спецоперации 2 марта 2010 года в ингушском селении Экажево. Еще десять жителей этого села в тот же день были задержаны.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Судя по материалам обвинения, причастность к теракту оказавшихся на скамье подсудимых Зелимхана Аушева и еще девяти человек по фамилии Картоевы, подтверждается прежде всего экспертизами: на одежде подсудимых были обнаружены микрочастицы гексагена. Кроме того, на вчерашнем заседании сторона обвинения сослалась на существующие в деле показания двух засекреченных свидетелей, которые, по словам прокуроров, "не оставляют никаких сомнений в том, что подсудимые принимали активное участие в подготовке и осуществлении подрыва "Невского экспресса"". Не исключено, что одним из засекреченных свидетелей мог быть попавшийся в руки российских спецслужб лидер ингушских боевиков Магомед Тазиев (Магас). В частности, о том, что Магас дает "очень важные для нейтрализации вооруженного подполья показания", заявлял глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Считая вину подсудимых доказанной, гособвинение предложило четырех человек — Зелимхана Аушева, Беслана, Татархана и Мурада Картоевых — приговорить к пожизненному заключению, а остальных шестерых Картоевых — к 15 годам колонии каждого.

В свою очередь, адвокаты подсудимых считают, что обвинения в адрес их подзащитных в терроризме голословны. "В предъявленном обвинении не указаны конкретные действия подсудимых, которые они выполнили при совершении инкриминируемого им преступления",— заявил вчера "Ъ" адвокат Муса Плиев. По его словам, все фигуранты дела были задержаны лишь на основании того, что дома у них нашли оружие, а на одежде обнаружили следы гексагена. "Получается, что обвиняемые несколько месяцев (с ноября 2009-го по март 2010 года.— "Ъ") ходили в одежде со следами гексагена",— с иронией отметил защитник.

Муса Мурадов


Комментарии
Профиль пользователя