Коротко

Новости

Подробно

Цирк высокого полета

Роман Должанский о шоу «Zarkana» Cirque du Soleil в Кремле

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 26

Не прошло и двух лет со времени первого появления в России Cirque du Soleil, как канадская цирковая империя, детище неутомимого Ги Лалиберте, распространилась до Кремля. Путь от шапито в Лужниках, где еще совсем недавно дебютировал "Varekai", до Кремлевского дворца преодолен буквально в три прыжка — что поражает не меньше, чем темпы, которыми знаменитый на весь мир цирк осуществляет экспансию в глубину России и на сопредельные территории. Впрочем, кто бы сомневался, что ненасытная на развлечения Москва падет к ногам цирковой корпорации, не устающей поражать мир ловкостью человеческих тел (кстати, изрядная часть которых появилась на свет и обрела ловкость и профессионализм именно в России), новыми технологиями создания синтетических шоу и изощренностью маркетинга.

Что касается маркетинга, то Cirque du Soleil не боится рисковать. Поставить новое представление для знаменитого нью-йоркского Radio City Music Hall и зарядить его туда на несколько месяцев было весьма смелым предприятием. Для любимого миллионами канадского цирка "Zarkana" стало первым опытом создания столь масштабного шоу, которое не является стационарным, но при этом рассчитано на традиционную сцену-коробку. Гастрольные шоу поддерживали некий романтический имидж Cirque du Soleil: шапито, пусть и нашпигованное современной техникой, всегда волнует напоминанием о свободе и независимости артистов, а выступление в главном концертном зале мегаполиса, будь это Нью-Йорк или Москва, означает признание и стабильность.

Риск оправдался: вплоть до последних представлений в Нью-Йорке, состоявшихся в октябре, зал Radio City Music Hall был переполнен — конкуренцию с соседним Бродвеем цирк выдержал. Сейчас уже известно, что "Zarkana" вскоре вернется в Нью-Йорк.

Конечно, Кремлевский дворец — зал с совершенно иным бэкграундом, чем Radio City, с иной атмосферой, не говоря уже о публике. Но об истории и стенах долго думать не придется — шоу, поставленное кинорежиссером Франсуа Жираром, так быстро обретает власть над вниманием зрителя, что размышления о контекстах и фонах теряются. И это притом, что сюжетная канва в представлении весьма условна. Обычно Cirque du Soleil как раз гордится тем, что, в отличие от традиционного циркового варьете, его постановки скреплены внутренней драматургией — каждому персонажу придумывается характер и предыстория, прямо по системе Станиславского. Но в "Zarkana" сквозная история про волшебника Зарка, возвращающегося в заброшенный театр, где много-много лет назад он имел успех, и пытающегося вместе с пережившими забвение друзьями-клоунами по фрагментам воссоздать полузабытое представление, большого значения не имеет. Нет, конечно, трогательно, что силы чародея пропали вместе с Лией, ассистенткой, которая была любовью всей его жизни и которую он теперь вновь должен обрести, но, право, предлагаемые обстоятельства условны.

Что безусловно в "Zarkana", так это мастерство и изобретательность, с которыми сделаны декорации и видеопартитура. Старый театр, в котором происходит действие спектакля, вдохновлен мотивами архитектуры ар-нуво, что само по себе оправдывает избыточность и прихотливость линий и узоров, придуманных сценографом Стефаном Руа. И ладно бы, что каждая из арок соответствует тем искусительницам с экзотическими именами, что пытаются соблазнить волшебника,— цветистые прихоти сказочного сюжета ничто по сравнению с трудом, вложенным в спектакль: известно, что для самой большой из трех арок было изготовлено 45 метров пенопластовых "змей", секции которых покрыли слоем гипса, уже полученные формы заливали смолами, а потом вручную раскрашивали. В Cirque du Soleil вообще любят поражать воображение зрителей удивительными цифрами — в "Zarkana" это миллионы пикселей в светодиодной стене, ее ширина и высота, количество разноцветных, часто странных и забавных костюмов, сшитых в мастерских на базе цирка в Монреале, длина канатов, вес колес, да мало ли что еще — инфракрасные камеры, веревочные шторы, керамические плитки, помосты, вдруг демонстрирующие чудеса трансформации...

Но вот уж что точно не измерить никакими цифрами — не считать же килокалории, затраченные 75 артистами из 15 стран,— так это красоту номеров, составляющих шоу, особенно второе его действие. Какой зритель не замрет в оцепенении, когда на так называемом "колесе смерти", поворотном механизме почти 10-метровой высоты, приводимом в действие двумя храбрецами, будут с невообразимой скоростью исполняться прыжки и трюки? Кто сможет забыть гигантскую паутину, в которой воздушные акробаты раскачиваются на подвесных трапециях, чтобы, оторвавшись от них, не просто полететь над сценой, но и успеть сложиться телами в визуальную композицию? И кто не поддастся щемящему, грустному чувству, когда художница-аниматорша станет рисовать ярко-голубым песком узоры на подсвеченном снизу стекле. Узнаваемые образы складываются под ее руками за секунду — и тут же навсегда сметаются этими же руками. Кстати, в Нью-Йорке неизменные аплодисменты публики вызывал вычерченный за секунду из песка Бруклинский мост. Интересно, каким будет песочный образ Москвы?

Кремлевский дворец, с 4 февраля по 8 апреля

Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя