Коротко

Новости

Подробно

"Мы — профессионалы, а не госчиновники"

Антуан де Клермон-Тоннер о "Встречах с французским кино"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Фестиваль кино

В Париже завершились традиционные "Встречи с французским кино" для зарубежных прокатчиков и журналистов. С президентом организовавшей их компании "Юнифранс", продюсером АНТУАНОМ ДЕ КЛЕРМОН-ТОННЕРОМ побеседовал АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


— Вы уже три года возглавляете государственную компанию, занятую промоушеном французского кино за рубежом. Не будет нескромно спросить, как вы попали на эту должность?

— "Юнифранс", созданный в 1949 году для поддержки национального кинематографа, объединяет около 500 членов, по преимуществу режиссеров, продюсеров и прокатчиков. Именно они избрали меня как продюсера, а не государство поставило меня на эту должность. Деятельность "Юнифранса" координируется Национальным центром кинематографии, которым управляют министерства культуры и иностранных дел. Но хотя часть денег мы получаем из госбюджета, государство никак не пытается контролировать содержание фильмов и поддерживает все без исключения картины с финансовым участием Франции и на французском языке. Мы — профессионалы, а вовсе не госчиновники — вместе обсуждаем текущие проблемы и эволюцию кинопроцесса, вместе принимаем решения.

— Какие же актуальные задачи сегодня стоят перед "Юнифрансом" по сравнению с тем периодом уже почти 15-летней давности, когда парижские "Встречи..." только начинались?

— Раньше мы были больше всего известны организацией фестивалей французского кино за границей: вы это знаете по нашей деятельности в России — не только в Москве и Петербурге, но и в глубинке. Мы и сейчас это делаем, но сегодня одних фестивалей недостаточно. Рынок стал более конкурентным благодаря цифровым технологиям, которые, по сути, принесли с собой новый способ обращаться к публике. Некоторые французские продюсеры, например Люк Бессон, решили делать фильмы на английском языке: получается скорее международное, нежели французское кино. Экспортеры в целом довольны результатами нашей работы, но их волнует то, что французское кино славится как кино авторское, а для его проката нужны специальные залы. В последние же годы в большинстве стран развивается в первую очередь сеть кинотеатров в супермаркетах, которая годна для показа американских фильмов и комедий. Вот почему мы придумали фестиваль в интернете под названием French Film Festival. Он проходит второй год и активно развивается и расширяется. Мы также работаем над тем, чтобы познакомить зарубежную публику с новыми французскими талантами, устраиваем их мастер-классы и ретроспективы. Ибо экспорт очень сильно зависит от того, насколько зрители в других странах знают новых режиссеров и актеров.

— Десять с лишним лет назад символом французского кино была "Амели", теперь, похоже, им становится "Артист", собирающий все призы в Голливуде и триумфально гастролирующий по миру. Сыграло ли роль в этом успехе то, что фильм снят без слов и его не надо дублировать на английский? И станет ли "Артист" таким же "паровозом", как "Амели", возбудит ли он новый виток интереса к Франции и потащит за собой другие французские ленты?

— Отчасти это так. В смысле языка "Артиста" проще продавать, но это же и создает проблему, даже две: фильм немой и черно-белый, а только настоящие киноманы могут оценить этот аскетизм, возвращающий нас к корням кинематографа. Безусловно, успех в Голливуде "Артиста" помогает и другим французским фильмам и актерам: Жан Дюжарден уже стал мировой звездой. Но все же приведу цифры: "Артист" собрал во Франции 2 млн зрителей, а "Неуязвимые" — мультикультурная комедия о парализованном аристократе, за которым ухаживает вышедший из тюрьмы чернокожий парень,— 18 млн. Чувствуете разницу?

— Со временем, вероятно, у французских экспортеров меняются географические приоритеты. Одно время одной из самых приоритетных стран для вас стала Россия, потом, кажется, Северная Африка, страны Магриба. Как обстоит с этим дело сейчас?

— Главный приоритет сегодня — поддерживать стабильный уровень французского киноэкспорта на тех территориях, которые традиционно "наши": это Европа, Северная Америка и Россия. В Азии, Африке, Латинской Америке успехов меньше, но мы над этим работаем. У России особые отношения с французским кино сложились еще в эпоху СССР. Да и уже сравнительно недавно ваша страна была одним из главных потребителей французской кинопродукции. К сожалению, в результате экономического кризиса российский прокат французских фильмов численно снизился на 70%, но мы работаем над тем, чтобы он восстановился в прежних объемах.

— Будет ли содействовать этому создание Российско-французской киноакадемии, которая ставит задачей поддержку совместных кинопроектов?

— Мы на это очень надеемся. Совместные проекты делаются уже много лет. Я сам был сопродюсером фильма "Солнце" Александра Сокурова. Можно назвать также картины Никиты Михалкова, Павла Лунгина, Андрея Кончаловского, снятые в копродукции с Францией. Но надо задать вопрос, в каком направлении все это движется и кто будет заниматься разработкой и экспертизой этих совместных идей? Я вижу большой интерес со стороны многих серьезных французских деятелей кино, мне также нравится, что новой киноакадемией предложены совместные проекты в сфере кинообразования. Но важно, чтобы все это было поставлено на регулярную основу, чтобы наши и ваши люди часто встречались — и не только люди "с именами", но и молодые творцы. Академия должна помочь утвердиться в Европе новому поколению талантливых русских режиссеров.

Комментарии
Профиль пользователя