Коротко

Новости

Подробно

Положительный баланс

Александр Воронов об открытиях и закрытиях

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 68

Открытиями года следует признать сразу два клуба, которые проходят в разных весовых категориях, и потому каждый сам по себе заслуживает статуса события года. Прежде всего речь о заведении Gipsy на "Красном Октябре", которое летом открыли бывший арт-директор Rolling Stone Александр Дульщиков и совладелец бара Дениса Симачева Илья Лихтенфельд. Концепция заведения предполагала примерно те же танцы под алкогольный мэшап по пятницам и субботам, что и в Rolling Stone, однако идея была воплощена в жизнь на ином качественном уровне и с куда более приятной публикой. Здесь, например, не скряжничали ночью (отпуская алкоголь двойными порциями по цене одинарной у соседей), а днем удивляли хорошей и недорогой кухней народов мира (восемь раз побывавшему в Таиланде автору этих строк суп том-ка-кай в Gipsy показался близким к идеалу). Наконец, летняя веранда — вернее, целая крыша с шезлонгами и фонтанчиком — вообще покорила клаберов. А в связке с дневными воскресными техно-вечеринками — еще и заставила их всерьез сравнивать Москву с Берлином и другими европейскими столицами.

Если в Gipsy можно попасть с улицы, то в еще одном заведении, безусловно ставшем событием года, даже такой демократии, как фейс-контроль, в принципе не предполагается. Летом на месте гремевшего некогда клуба Leto открылся "Тройка Multispace" — полностью закрытый для внешнего мира техно-клуб, занявший 3-этажный особняк на Яузской набережной. Клуб со входом исключительно по спискам продолжил культивацию в среде проверенных бизнесменов и богемы вкуса к тек-хаусу (ранее этот вектор был задан "Ванильным ниндзя" и "Крышей мира"). Обстановка старинного особняка, гаджеты XXI века вроде трансформирующегося в подиум или трибуны танцпола, свет и звук по высшему разряду, жизнерадостная обеспеченная публика — в "Тройку" есть зачем стремиться. Наконец, авторами самого модного заведения 2011 года была точно подмечена некоторая усталость целевой аудитории от клубов в принципе, поэтому вечеринки на Яузе устраивают не чаще раза в месяц.

Еще одним событием стало появление качественного, но не слишком претендующего на лавры и привлечение сливок общества хаус-заведения Discodome. Это подвальное сооружение в Оружейном переулке сделало ставку на привозы хороших хаус-диджеев из Испании, Америки и Британии и мейнстримовых вечеринок с Ивисы (вроде SupermartXe или Cafe Ole) — и пока не прогадало. Впрочем, у команды заведения под руководством Данила Поверинова уже были опыт работы в Discoteque на заводе "Арма" (с которым он разругался в пух и прах, уйдя на новое место) и солидная прослойка почитателей, готовых отправиться за гуру в любое место. Ранее в том же подвале бесславно закрылись клубы Versus и "Нефть", что позволяет рассуждать о возможности все-таки строить в Москве довольно успешные площадки даже на костях старых.

Впрочем, в уходящем году в столице были и примечательные и предсказуемые закрытия, например, принадлежавшего Синише Лазаревичу и Михаилу Козлову мегаломанского заведения на Маросейке, на примере которого впору писать типичную историю несбывшихся надежд. Сначала это заведение с 28 VIP-ложами и тратами в €8 млн прогорело под вывеской ForbesClub. Потом, под логотипом We Are Family и руководством Лазаревича и Козлова, закрылось из-за громкого скандала с наркотиками. Далее бесшумно прогорело уже как Playhouse, чтобы в этом году открыться как Home, Sweet Home и стать камбэком знаменитых промоутеров. Вхождение дважды в одну воду было недолгим. Закрытие Home, Sweet Home позволяет считать его не только одним из событий года, но и констатировать окончательное падение интереса москвичей к гламуру в мегаломанских масштабах.

Кстати, в столице за весь год так и не смог открыться самый большой клуб города Totem Hall в бывшем приборостроительном заводе имени Казакова. Первые сообщения о скором начале работы клуба на 6 тыс. человек площадью 12 тыс. кв. м появились в СМИ еще прошлой зимой, затем сроки открытия неоднократно переносились. Хотя в гигантском трехъярусном заведении, призванным стать чем-то вроде московского Privilege или Amnesia (из последнего осенью даже должно было прибыть фирменное шоу), прошла пара светских вечеринок, двери клуба так и не открылись. Официальная причина — проблемы с лицензиями, вероятно, на алкоголь.

В 2011 году стоит выделить следующие клубные тенденции. Во-первых, вслед за "Армой" и "Красным Октябрем" клубы продолжили освоение заводских территорий. Речь о заводе Flacon, обживаемом еще с прошлого года, и совершенно новых площадках. Так, в цехах комбината газеты "Правда" открылся техно-клуб Pravda, а его владельцы сообщили о стремлении хозяев завода развивать его по принципу "Армы". Наконец, чиновник мэрии Сергей Капков сам предложил клубной общественности использовать под эти цели площадку ЗИЛ. Вторая тенденция года — продолжающееся перетекание публики из клубов в бары. Причем в эту индустрию стали активно приходить заметные участники ресторанного бизнеса. Так, одним из самых коммерчески успешных танцевальных баров года стал проект Barbados холдинга Ginza. Его клиентура готова пропивать здесь под треки Тимати рекордные суммы — по слухам, суточная касса бара как-то раз перевалила за 1,7 млн рублей.

Наконец, в этом году нельзя не отметить успехи нашей клубной индустрии в глобальном масштабе. Во-первых, столичные заведения стали попадать в списки лучших клубов мира. Пионером стал техно-клуб Arma, который еще в 2009 году впервые попал в топ-100 заведений мира от британского DJ Magazine (62-е место). Теперь в этот авторитетный чарт был добавлен еще и клуб Discoteque (75-е место; Arma опустился на 87-е место). В британском издании Discoteque хвалят за удачный баланс между мейнстримом и андеграундом, а Arma — за отсутствие фейс-контроля в смысле "обслуживания только элиты или помешанных на своем внешнем виде" граждан. Отметим, что вслед за российскими клубами в западные чарты стали активно попадать и российские электронщики. Отдельные треки отечественных диджеев в сетах западных знаменитостей встречались и ранее, но сейчас это стало повальным явлением. Композиции дуэта Nikitin & Semikashev любит британец-ветеран Ник Уоррен, в известной серии сборников Anjunadeep встречаются работы проекта Monakhov & Que и электронщика Сергея Ткачева, а знаменитое английское трио электронщиков Above & Beyond неровно дышит ко всей продукции DJ PROFF (в миру Владимир Ершов). Добавим, что московская прописка музыкантов при этом не имеет определяющего значения. Артем Столяров из города Энгельса Саратовской области на Западе стал известен как Arty настолько широко, что в 2011 году сам стал 25-м диджеем мира по версии DJ Magazine. При этом ошеломляющая коммерческая востребованность наших электронщиков на Западе слабо коррелируется с их популярностью в России, где русскому хаусу и трансу пока все еще предпочитают британский.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя