Коротко

Новости

Подробно

Худрук — главная роль сезона

Роман Должанский о системном кризисе репертуарного театра

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 54

Завершающийся театральный год в Москве начался очень бурно — казалось, что если он так будет продолжаться, то войдет в историю как период удивительного (и, по правде говоря, ничем не объяснимого) расцвета сценического искусства. Четыре спектакля, вышедшие буквально в первый месяц года, попали во все рейтинги, и, в конце концов, три из них составили костяк московского представительства в грядущей "Золотой маске" — "Будденброки" Миндаугаса Карбаускиса в Молодежном театре, "Калигула" Камю в постановке Эймунтаса Някрошюса в Театре наций, "Враги. История любви" по роману Исаака Башевиса Зингера в театре "Современник" (режиссер Евгений Арье) и "Околоноля" Кирилла Серебренникова в Театре под руководством Олега Табакова.

И семейная сага Карбаускиса, и философская мистерия Някрошюса, и драматическая мелодрама Арье, и изощренно саркастический триллер Серебренникова вызвали не только прилив вдохновения у критического сообщества, но и сюжетное продолжение в рамках театрального года. На "Врагов" откликнулся еще один заметный спектакль по Башевису Зингеру, "Шоша" молодого режиссера Туфана Имамутдинова (Театр наций). Весной Кирилл Серебренников поставил "Отморозков" по произведениям Захара Прилепина — они образовали с "Околоноля" сочную дилогию о современной России: роман кремлевского администратора и роман одного из самых активных критиков власти сложились в объемную картину сегодняшнего общества и, как теперь ясно, стали интуитивным предсказанием декабрьских событий. "Отморозки" ускорили рождение "Седьмой студии МХТ" и придуманного Кириллом Серебренниковым со товарищи проекта "Платформа", нового, постоянно действующего очага современного искусства.

Что касается Миндаугаса Карбаускиса, то его спектакль вскоре продолжился не творческим, но административным событием: режиссер стал художественным руководителем академического Театра имени Маяковского. Этому назначению предшествовала весьма резонансная история с письмом большинства труппы этого театра, направленным против теперь уже бывшего худрука Сергея Арцибашева — по мнению актеров, режиссер завел прославленный и успешный театр в творческое никуда. Сюжет с протестом "маяковцев" начался тоже в первые недели года, но никто и предположить не мог, что именно тема смены власти в театрах станет главной в этом году, а на ее фоне поблекнут все творческие достижения.

Что бы ни выпускали потом в течение года большие и маленькие московские театры — две чеховские "Чайки", одну безразмерную и растрепанную Юрия Бутусова в "Сатириконе" и вторую, иронично поставленную активно работающим Константином Богомоловым на звезд МХТ имени Чехова; или юбилейно-прощальную "Пристань" Римаса Туминаса в Театре имени Вахтангова; или яркий, кассовый спектакль Евгения Писарева "Много шума из ничего" в Театре имени Пушкина; и сколь активно ни пропагандировали бы новые тексты "Практика", "Театр.doc" или Центр драматургии и режиссуры; и что бы ни привозили в Москву международные фестивали — а среди гостей были замечательные спектакли Робера Лепажа, Ромео Кастеллуччи, Кшиштофа Варликовского, Кристиана Люпы, Иво ван Хове, Оскараса Коршуноваса,— ничто не могло вызвать реакций, сопоставимых с откликами на отставки и назначения.

Уходящий год (теперь это уже ясно) остро поставил вопрос системного кризиса традиционной модели российского репертуарного театра. Конечно, неправильно было бы говорить о том, что кризис разразился как гром среди ясного неба — разговоры о неработоспособности системы, доставшейся в наследство от прошлой страны, уже успели всем надоесть. Но три громкие театральные отставки, случившиеся в уходящем году, сделали эту тему достоянием не только старомодного театрального люда, но всего общества. И причиной этого прорыва темы на свет божий стала не отставка Сергея Арцибашева и не увольнение в конце прошлого сезона из Драмтеатра имени Станиславского режиссера Александра Галибина, а скандальный уход из Театра на Таганке его легендарного основателя и руководителя, старейшины не только российского, но и мирового театра Юрия Любимова.

Все три отставки случились из-за конфликтов между художественными руководителями и активным большинством трупп. Но все три случая были вызваны разными причинами. В одном случае коллективный актерский разум выказал трезвость и здравомыслие, в другом — неразборчивость и стихийность, в третьем — мелочность и недальновидность. Какие бы мнения ни высказывались наблюдателями по каждой из коллизий (сейчас нет смысла возвращаться к спорам, что сделано, то сделано, скоро уже можно будет обсуждать последствия перемен), не подлежит сомнению, что вопросы введения контрактной системы и оптимизации принципов управления театрами не просто назревают, а грозят взрывом.

Могут сказать: это дело управленцев и чиновников, к главным "тенденциям" развития театра непосредственного касательства не имеет. Увы, имеет: вот уже худрук Миндаугас Карбаускис жалуется на конфликт с директором театра, у которого — точнее, которой — с ним равные руководящие права. Директор была назначена фактически без согласования с режиссером, по инициативе комитета по культуре, а Карбаускис грозит теперь уходом, и если действительно уйдет, не выпустив ни одного спектакля и не реализовав намеченной программы, то и тенденции какой-нибудь интересной, глядишь, не обозначится.

Вообще, отставки выявили еще одну проблему: трусость кадровой политики. Замену Арцибашеву не могли найти несколько месяцев, образовавшуюся на месте Галибина кадровую дыру зачем-то "заткнули" Валерием Беляковичем, опытным и харизматичным лидером, вовсе не испытывавшим, однако, дефицит самореализации — много лет он возглавлял Театр на Юго-Западе, который стал не просто популярным местом, но плотью от плоти самого Беляковича. В случае Театра на Таганке власти постеснялись признать, что уход Юрия Любимова означает творческую смерть созданного им театра и что нужно предпринять какой-то радикальный апдейт всей институции, дабы дать новый шанс этому месту. Но худруком торопливо назначили ведущего актера труппы, что, как знает любой театральный человек, в стратегической перспективе ни к чему хорошему привести не может — даже если новоиспеченный лидер полон сил и невероятно талантлив.

Впрочем, есть надежда, что о недальновидной и бессмысленной кадровой политике городских властей можно говорить в прошедшем времени. Разумеется, появление в кресле руководителя городского культурного департамента Сергея Капкова — событие не только в театральной жизни. Но для санации именно театральной жизни (даже если и им не получен "карт-бланш" на решительные действия) он многое может сделать — и потому, что не связан с руководителями столичных театров ни обязательствами, ни биографическими подробностями, и потому, что способен взглянуть на ситуацию без предрассудков. То, что доставшимся ему театральным "наследством" он может распорядиться с умом, Сергей Капков уже доказал: одним из первых его шагов стало возвращение изгнанного его предшественником Анатолия Васильева на Поварскую улицу, туда, где когда-то начиналась "Школа драматического искусства". Пока обсуждается одна образовательная программа, но символический жест нового начальства по достоинству оценен театральным сообществом.

Хотел Капков и Юрия Любимова вернуть под крыло столичных властей — мастер должен был начать репетировать "Бесов" в Центре имени Мейерхольда. Но старейшина взял и упорхнул на федеральный уровень: постановка романа Достоевского будет осуществлена Любимовым на сцене Театра имени Вахтангова. Так что — продолжение следует.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя