Коротко


Подробно

Обычные сенсации

Андрей Плахов о фестивальном кино

Развод по-ирански

В последнее время иранские кинематографисты стали позволять себе критику общества — за что некоторые поплатились свободой и правом снимать кино. Фильм Асгара Фархади "Развод Надера и Симин" не перешел той грани, за которой начинаются цензурные гонения. И он же принес своей стране признание за рубежом: завоевал на Берлинском фестивале главный приз "Золотой медведь" плюс два "Серебряных медведя" — за лучшие актерские ансамбли, мужской и женский. Такой концентрации наград в одних руках еще не было в истории Берлинале. Но это факт: иранские исполнители обоего пола, чьи имена за рубежом никому ничего не говорят, явно переигрывали штатных голливудских звезд. Неудивительно, что "Развод" вошел и в номинацию "Золотого глобуса" в категории неанглоязычных фильмов.

Безразличие в Сочи

На "Кинотавре" неожиданно для всех, включая авторов, главным призом был награжден фильм "Безразличие" Олега Фляйнгольца, снятый еще двадцать лет назад, но оставшийся тогда не завершенным. Недавно он был смонтирован, снабжен анимационными вставками и доведен до состояния готовности. В главной роли снялся Федор Бондарчук, в ту пору — начинающий клипмейкер с буйной шевелюрой. "Безразличие" — черно-белый романтический оммаж кинематографу 60-х годов, стилизованный под Годара и Хуциева. То, что в начале 90-х выглядело робким подражанием старому авторскому кино, сегодня приобрело двойную ностальгическую ауру и черты уникального артефакта. Именно по этой причине, а также из-за отсутствия сильной конкуренции современных лент "Безразличие" стало победителем "Кинотавра".

Выходка Триера

Под занавес Каннского фестиваля разразился скандал, равного которому не помнят на Круазетт. Один из главных конкурсантов, 55-летний Ларс фон Триер был объявлен персоной нон грата за пронацистские и антисемитские высказывания. Его включенный в конкурс фильм "Меланхолия" был воспринят спокойно, но именно это спокойствие и не устроило известного провокатора Триера. На пресс-конференции он принялся дразнить журналистов и в конце концов договорился до того, что он "немного нацист". После фестиваля на Триера было заведено уголовное дело во Франции, по которому ему грозили пять лет тюрьмы, и лишь недавно обвинение сняли. По этому поводу режиссер заметил, что "французы — вот кто настоящие нацисты". После этого он обещал не появляться на публике и сосредоточиться на работе над фильмом "Нимфоманка".

Канн: Малик и Рефн

На фоне скандала с Триером в Канне победило "Древо жизни" Терренса Малика — тягучая претенциозная кинопоэма о судьбах мироздания, идущая, по выражению одного критика, "под музыку сфер", по выражению другого — "от Баха до Оффенбаха". Еще более спорным оказалось назначение лучшим режиссером датчанина Николаса Виндинга Рефна. Оно особенно назидательно прозвучало на фоне порки его соотечественника Ларса фон Триера, к которой Рефн поспешил присоединиться, осудив конкурента за "профашистские высказывания". В Канне, где жюри возглавлял Роберт Де Ниро, в связи с "Драйвом" вспоминали о "Таксисте" Мартина Скорсезе, вызвавшем скандал на том же фестивале 35 лет назад. Тогда каннским жюри руководил Теннесси Уильямс: хотя он и вынужден был наградить этот шедевр Золотой пальмовой ветвью, но публично выступил против злоупотребления в нем насилием. Молодой Де Ниро играл у Скорсезе травмированного вьетнамской войной ночного таксиста, становящегося для порочного Нью-Йорка ангелом истребления. Райан Гослинг исполняет аналогичную роль в криминальном Лос-Анджелесе, только для его депрессии нет никаких оснований: ни социальных, ни личных.

Гастроль "Артиста"

Включенный в последний момент в конкурсную программу Канна и скромно награжденный лишь призом за мужскую роль, "Артист" француза Мишеля Хазанавичюса стал в результате одним из главных фильмов года. Это удивительная по тонкости и обаянию стилизация: бездиалоговая черно-белая мелодрама о страданиях блестящего актера немого кино, который оказывается не у дел, когда в кинематограф приходит звук. Фильму с отличными актерами — Жаном Дюжарденом и Беренис Бежо и даже их переигрывающим фокстерьером — предстоит долгая, не только фестивальная жизнь: уже сейчас он стал рекордсменом по номинациям на "Золотой глобус" и считается одним из основных претендентов на "Оскар".

Сокуров в Венеции

"Фауст" Александра Сокурова очевидно возвышался над уровнем венецианского конкурса, не страдавшего от дефицита имен и амбиций. Победа Сокурова свидетельствует, что российская кинематография — при всех трудностях ее развития — остается одной из главных в мире. Как заявил глава жюри Даррен Аронофски, есть фильмы, которые заставляют смеяться или плакать, а есть те, что меняют вашу жизнь. Путь Сокурова к "Золотому льву" не был устлан розами: ранние фильмы режиссера запрещали на родине, а поздние, хоть и участвовали в конкурсах Канна и Берлина, не встретили адекватного признания. "Телец" и "Солнце" остались в свое время без наград, "Молох" получил только приз за сценарий, но вот теперь успех "Фауста" восстановил справедливость и вписал в современную классику всю сокуровскую "тетралогию власти".

"Оскар" для Михалкова

Российский оскаровский комитет выдвинул на премию Американской киноакадемии фильм Никиты Михалкова "Цитадель", который не оправдал коммерческих ожиданий в прокате и был негативно встречен профессиональной критикой. Возглавляющий оскаровский комитет Владимир Меньшов отказался подписывать протокол выдвижения. В результате скандала комитет был реформирован: теперь в него входят практически только лауреаты и номинанты "Оскара", а также победители фестивалей класса "А". Приведет ли это к большей объективности выбора — мы узнаем уже через год.

Успех "Елены" и "Портрета"

Два новых российских фильма совершили турне по фестивалям мира и собрали урожай призов. "Елена" Андрея Звягинцева и "Портрет в сумерках" Ангелины Никоновой отличаются прежде всего сугубо современным российским социальным контекстом, их героини становятся посредницами между мирами богатых и бедных. Успех этих фильмов показал, что социальное кино из России, если оно выполнено на достойном уровне, может быть востребовано.

Вендерс и Херцог

"Пина" Вима Вендерса и "Пещера забытых снов" Вернера Херцога актуализировали имена двух немецких классиков. После ряда не слишком удачных игровых работ оба обратились к документальному "кино об искусстве" и преуспели в нем — в значительной степени благодаря тому, что использовали новую, особенно для этой области кинематографа, технику 3D. Она играет совсем не формальную роль, усиливая эффект присутствия искусства: в первом случае — модернистского балета Пины Бауш, во втором — древней наскальной живописи. Замысел обоих проектов сработал: например, картину Херцога посмотрел миллион человек, и она стала самой кассовой документальной кинолентой этого года.

Европриз: Триер и Биер

Пикантная ситуация: евроакадемики признали лучшим фильмом года "Меланхолию" Ларса фон Триера, а лучшим режиссером — его соотечественницу Сюзанну Биер. Ту самую, про которую Триер сказал: "Я не против евреев, но когда я встретил Сюзанну Биер...". Раздражение понятно. Триера за океаном дискриминируют, зато правильная, политкорректная и совершенно посредственная "Месть" Биер поощряется "Оскаром" как лучший иностранный фильм. Своим соломоновым решением евроакадемики хотят сказать: мы — за высокое искусство, поэтому награждаем "Меланхолию". Но мы все равно не прощаем Триеру его выходки и вот, в пику ему, назначаем лучшим режиссером оскорбленную Биер. А ведь в режиссерской номинации встретились Триер, Каурисмяки, Тарр и Дарденны. Победа над ними всеми Сюзанны Биер может убедить только тех, кто любит интриги, а не искусство.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение