Коротко

Новости

Подробно

Большой подарок

Татьяна Кузнецова о новом старом театре

"Стиль Рождество". Приложение от , стр. 16

Вот и дождались. Новый 2012 год теперь можно встретить в настоящем Большом театре: императорском, пурпурно-золотом, прогуливаясь с бокалом шампанского по широким парадным лестницам, вестибюлю с метлахской плиткой и Белому фойе. Конечно, это удовольствие доступно не всем: достать билеты на традиционный новогодний "Щелкунчик" было чрезвычайно трудно даже в те годы, когда он шел на Новой сцене. Но 1700 избранных все-таки получат весь букет удивительных ощущений, купив в одном пакете рождественскую сказку от балетмейстера Григоровича, возможность лично проинспектировать результаты реставрации, право произвести дегустацию алкогольных запасов Большого и сделать фэшн-съемку на фоне исторических интерьеров: дамам советуем туалеты в пол, мужчинам — проверить камеры мобильников (фотоаппараты наверняка отберут при входе).

А ведь этой новогодней радости могло бы не случиться: не все верили, что трагикомедия под названием "Реконструкция и реставрация исторического здания Большого театра" с участием огромного количества действующих лиц разного калибра (вплоть до президента) закончится благополучно и в срок. Да и ее шестилетняя длительность (с июля 2005 до октября 2011 года) многим казалась непомерной. На самом-то деле это не слишком долго, если учесть грандиозность работ и разнообразные препятствия, чинимые энтузиастам строительства разного рода недоброхотами.

В зрительном зале: и папье-маше, и золочение, как при царях

В зрительном зале: и папье-маше, и золочение, как при царях

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Каких только детективных поворотов сюжета не пережила эта стройка! Пришлось отбивать атаки ревнителей старины, требовавших реконструировать исторический облик Большого образца 1821 года, обрезав существующее здание по "портику Бове" (тот оказался внутри театра — как раз в начале арьерсцены): в таких рамках и театру XIX века было тесно, не то что нынешнему гиганту. Пришлось вбивать в грунт 25-метровые сваи по периметру всего здания, чтобы достичь скальных пород, иначе театр, стоявший буквально на берегу упрятанной в подземную трубу реки Неглинки, мог попросту "поплыть". Пришлось срочно укреплять стены специальными стяжками, когда, сняв штукатурку, строители обнаружили, что стен у Большого практически нет, а есть пятнадцать отдельно стоящих столбов, между которыми от кровли до фундамента зияют дыры шириной в 3-5 см, так называемые силовые трещины.

Про то, как приводили в порядок Большой, можно написать не одну, а несколько книг. Разных жанров. Мемуар, искусствоведческий труд, детектив. В каждой будет своя правда, однако же итог в том, что театр отреставрирован и в значительной степени выстроен заново. И 2012 год станет первым полным годом его работы. Мы можем теперь снова, как и раньше, отправляться в театр в новогодние праздники.

Театр огромен: по нему можно проблуждать не один антракт, как в "Щелкунчике", а хоть три - только теперь таких длинных спектаклей нет. В антракте заядлым курильщикам следует сразу бежать в подземелье — чуть ли не на минус третий этаж. Туда, правда, можно съехать и на лифте. Но не стоит: лучше по пути осмотреть новопостроенный амфитеатр Бетховенского зала, размещенный под Театральной площадью. Это из-за него несколько уикендов подряд перекрывали зеленую ветку метро: выяснилось, что поезда там все-таки слышны, так что под рельсы подкладывали что-то этакое шумоизолирующее. Ведь в этом зале оркестр Большого собирается давать симфонические концерты, а также записывать диски — стены там герметично закрываются, образуя студию звукозаписи. Под землей можно обнаружить и туалеты. Это надо знать: в бельэтаже и на ярусах по одной кабинке, а тут - целая россыпь.

Увидеть балет, впрочем, можно не отовсюду: со второго ряда боковых лож вы едва зацепите взглядом полсцены

Увидеть балет, впрочем, можно не отовсюду: со второго ряда боковых лож вы едва зацепите взглядом полсцены

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Двигаясь к поверхности, на уровне первого этажа вы обнаружите большие и совершенно пустые залы. Это бывшие буфеты. (Я бы на месте дирекции расставила бы там легкие прилавки с шампанским по случаю Нового года, и может, так оно и будет?) Но как хороши были эти буфеты в советские времена со своими массивными стойками красного дерева и пузатыми старинными вазами за сияющим стеклом буфетных шкафов! Народу, правда, в них набивалось непомерно - не протолкнешься. Поэтому теперь буфет в театре устроили просторный, но на самом последнем, четвертом, этаже: сел в прозрачный лифт и за несколько секунд уже под самой крышей.

Впрочем, обитателям ярусов и бельэтажа лучше подниматься в буфет пешком: новый лифт не любит останавливаться на полдороге, его можно тщетно прождать весь антракт. Но прогулка по лестницам тоже может доставить удовольствие (а уж пользу здоровью — несомненно). Во-первых, вы можете проинспектировать кулуары ярусов: цвет стен, убранство, полы с венецианской мозаикой. До реконструкции везде был настелен паркет, но теперь вернулись к временам дореволюционным: терраццо (камни и гранитная крошка, замешанные на бетонной основе) украшало пол ярусов при постройке театра. А на лестничных пролетах, на безупречно оштукатуренных стенах вы с изумлением обнаружите заплаты кирпичной кладки, аккуратно забранные прозрачным пластиком. Не пугайтесь, это не недосмотр строителей — перед вами чистый XVIII век: уцелевшие стены самого первого, еще Петровского театра. Когда в начале XIX века он сгорел, на пепелище свой шедевр в 1821 году выстроил Осип Бове. А уж после того как пожар спалил и это здание, Большой театр построил Альберт Кавос (в 1853-м, к коронации Александра II). Причем все эти архитекторы работали в страшнейшем цейтноте, а потому, как оказалось, использовали все, что уцелело от предшественников. Так что современные строители, сорвав штукатурку со стен, были немало удивлены (и даже огорчены), увидев полусгоревшие бревна, выкрошившиеся кирпичи без раствора и прочие свидетельства строительной халтуры полуторавековой давности. Зато теперь почтеннейшая публика может собственными глазами увидеть кусочек древнейшего Петровского театра.

Audemars Piguet, Jules Audemars Bolshoi: швейцарская часовая марка, спонсор Большого театра, выпустила лимитированную коллекцию мужских часов формата black tie. 99 экземпляров, ультратонкий калибр AP2120, ротор украшен эмблемой Большого театра

Audemars Piguet, Jules Audemars Bolshoi: швейцарская часовая марка, спонсор Большого театра, выпустила лимитированную коллекцию мужских часов формата black tie. 99 экземпляров, ультратонкий калибр AP2120, ротор украшен эмблемой Большого театра

Но довольно разглядывать кирпичи — лучше, махнув рукой на буфет (проголодаться не успеете, спектакль короткий, лучше приберечь силы для новогоднего стола), отправиться прямиком в анфиладу фойе и залов, прорезающую театр на уровне бельэтажа.

Белое фойе, раскинувшееся между двумя лестницами, раньше было действительно снежно-белым, а теперь его плафон расписан сизо-кисельным орнаментом, как было при Кавосе. Если встать спиной к Царской (теперь, видимо, президентской) ложе, словом — к центральной ложе, то справа вы обнаружите два императорских фойе. Первое еще называют Круглым залом: на плафоне золотые царские вензеля, а посередине кружком обозначено место, откуда император произносил важные государственные речи. Акустика — фантастическая! Проверьте: каждое слово, сказанное вполголоса, разносится по ушам присутствующих с внушительностью набата.

Следом за Круглым залом — Большое императорское фойе (бывший Бетховенский зал), действительно огромное, прямоугольное, официальное, с двумя золочеными зеркалами и пурпурными штофными обоями. С другой стороны Белого фойе — еще два: бывший Хоровой зал (раньше там репетировал хор, когда за кулисами не хватало место) и Экспозиционное фойе. Теперь там имеются золоченые козетки, неоценимые для желающих сфотографироваться в вальяжных позах среди дворцовых интерьеров, и, как встарь, проводятся выставки: можно увидеть костюмы и аксессуары легендарных артистов или изучить историю театра Ла Скала, словом — что повезет.

Николай Цискаридзе, профессиональный принц Большого, всегда сам выбирает партнершу

Николай Цискаридзе, профессиональный принц Большого, всегда сам выбирает партнершу

Ну а потом — срочно в зрительный зал. Необязательно в партер — смело заходите в любую открытую ложу и упивайтесь открывшимся великолепием. Только не надо, купившись на разоблачения отважного танцовщика Цискаридзе, колупать ногтем позолоту или пытаться отковырнуть "пластиковую" лепнину — красноречивый артист и не такого может наговорить. Просто поверьте: в зрительном зале все тип-топ — и папье-маше, и золочение, и хрусталь, серьезные люди проверяли. Недостатков реконструкции вы все равно не увидите — они спрятаны от зрителей в закулисье. Так что смело фотографируйтесь, перевешиваясь через барьер яруса, чтобы захватить канделябр, или бегите в партер к золотым атлантам, подпирающим центральный вход. Под их массивным торсом вы будете выглядеть исключительно театрально!

Что касается самого балета, то увидеть его можно не отовсюду. Скажем, со второго ряда боковых лож вы едва зацепите взглядом полсцены. Но тут уж реставраторы не виноваты: зал сохранен точно таким, каким был при царях. Просто в ложах раньше сидели преимущественно дамы — в первом ряду, понятно. А сопровождающие их мужчины подпирали притолоки, скучающе потягивая шампанское, и норовили выскочить в буфет, если, конечно, на сцене не поднимала ножки какая-нибудь заинтересовавшая их прелестница.

В "Щелкунчике" героиня одна, герой тоже один, остальные — танцующие куклы (бывают, впрочем, очаровательные). Так что сосредоточьтесь на ведущей паре и можете не опасаться, что вы пропустите самое главное. Поскольку "Щелкунчики" в Большом идут почти бесперебойно — с 24 декабря и до 8 января и по два раза в день, танцуют их разные артисты. 31-го вечером, по заведенной им самим традиции, прямо на сцене справит свой 38-й день рождения Николай Цискаридзе. Щелкунчик-принц — одна из его первых ведущих партий в Большом театре, опытнее принца вы не сыщите. С народным артистом будет танцевать его ученица Анжелина Воронцова, попавшая в руки мэтра прямо со школьной скамьи. Если же вы попадете в театр в другие дни и вечера — не расстраивайтесь: в Большом много хороших артистов. И даже утрата пары Осипова--Васильев, перебравшейся в петербургский Михайловский театр, не обескровила рождественский "Щелкунчик", благополучно здравствующий с 1966 года.

Комментарии
Профиль пользователя