Коротко


Подробно

Денег тьма

В 2011 году в России появились венчурные фонды нового типа, которые вместе с деньгами несут в массы стартаперов просвещение. Вопрос нехватки средств все чаще уходит на второй план, уступая место проблеме нехватки идей.


Текст: Юлиана Петрова


"Удобный офис недалеко от центра Москвы, красивые серебристые "макбуки" и блестящие "айпады", $150 тыс. на реализацию прототипа. Но наш главный козырь — Farm-академики, ведущие ИТ-предприниматели и инвесторы" — так венчурный фонд Farminers зазывает авторов идей в свою академию стартапов. Farminers основан Игорем Мацанюком, одним из ветеранов российского игрового рынка и прежде крупным акционером Mail.ru Group, и Аленой Владимирской, директором рекрутингового агентства Pruffi. Фонд предлагает кандидатам бесплатные помещения, оргтехнику и $150 тыс. на оборудование и зарплату.

Взамен предприниматели должны нести в Farminers интересные проекты, а именно онлайн-сервисы для массового рынка (интернет-магазины и игры), которые можно довести до ума за три-шесть месяцев. В ноябре 2011 года из 1,5 тыс. заявок компания отобрала первые 15 проектов, которые предполагает запустить через полгода. Всего за год, по словам генерального директора Farminers Максима Матвейко, академия сможет переварить 35-36 проектов. Счастливчики будут разрабатывать свои продукты под ежедневным руководством менеджеров проектов и академиков Farminers. За свои услуги фонд получит 40-процентную долю в каждой выращенной компании. Цель — через полгода продать все портфельные проекты другим инвесторам.

До сих пор инвестиции в компании на венчурных стадиях развития (посевной, начальной и ранней) были мизерны. По данным Российской ассоциации венчурных инвестиций, они составили $151 млн в 2010 году (6% от общего объема прямых инвестиций). Из них на посевную и начальную стадии пришлись лишь крохи, $19,5 млн (29 сделок). Но со второй половины 2010 года в стране стали дружно возникать небольшие венчурные фонды, подобные Farminers, именующие себя бизнес-инкубаторами, акселераторами или фабриками проектов. Примеры — Fast Lane Ventures, "Главстарт", Bricolage, "Техдрайв", "Яндекс.Фабрика" и другие. Все они ищут перспективные стартапы, чтобы затем научить их бизнесу и дорастить до стадии инвестиционной зрелости. Но просвещением инновационных компаний, у которых, кроме идей, ничего нет, фонды занялись не от хорошей жизни. "В стране почти нет пригодных для инвестирования компаний на более поздних стадиях развития, приходится растить то, что есть",— говорит генеральный директор Центра инновационных технологий Digital October Дмитрий Репин.

Охота пуще неволи — даже сырость идей никого не смущает. "Идеи, с которыми авторы пришли к нам вначале, и то, над чем они в итоге стали работать,— абсолютно разные вещи. Ставку надо делать на команду, она либо справится, либо нет",— говорит Аркадий Морейнис, основатель фонда "Главстарт", у которого сейчас в портфеле 13 компаний. Каждая из них получила от "Главстарта" по $100 тыс. в обмен на 40%.

Фонды-просветители различаются лишь деталями. В частности, Fast Lane Ventures сама придумывает проекты и привлекает к ним стартаперов (наиболее успешным считается интернет-магазин обуви Sapato.ru).

TexDrive с этой зимы начнет проводить два раза в год трехмесячные программы ускоренного развития, во время которых около 70 российских и 30 зарубежных менторов будут наставлять молодых инноваторов в маркетинге, менеджменте и экономике. "За это время компании успеют сделать то, на что у них ушло бы 9-12 месяцев",— говорит партнер TexDrive Андрей Кессель. В ноябре 2011 года фонд-акселератор отобрал из нескольких сотен заявок 10 стартапов, каждый из этих десяти участников программы акселерации получит от TexDrive $25 тыс. сразу и $125 тыс. на финише в обмен на 10% в компании. После TexDrive обещает ученикам инвестиции $1 млн от американских бизнес-ангелов.

При таком симбиозе инвестора-ментора и стартапа предприниматели должны быть готовы к тому, что им придется поделиться интеллектуальной собственностью, говорят в фондах. В Farminers, например, интеллектуальная собственность будет зарегистрирована на некую компанию, которой будут владеть и фонд (40%), и стартап-автор (60%).

Инкубатор тусовки


Однако новые бизнес-инкубаторы — офисные центры, где бы стартапам предоставлялись помещения (бесплатно или за символическую арендную плату), а также столь необходимые им бухгалтерские, маркетинговые, юридические и прочие услуги, не появляются. Их вообще немного: по оценкам Ольги Хотяшевой, председателя оргкомитета Российского форума бизнес-инкубаторов, в стране около 350 активных бизнес-инкубаторов и технопарков, из них половина университетских, остальные открытые (рассчитанные на всех). Из 150-200 открытых лишь 20-30 государственных инкубаторов и технопарков предоставляют необходимые услуги для поддержки стартапов (остальные только именуются инкубаторами, фактически представляя собой обычные бизнес-центры). Самые продвинутые, по мнению экспертов,— технопарк "Строгино" в Москве (28 резидентов), бизнес-инкубатор республики Карелия, а также ИТ-парк в Казани (20 резидентов). Коммерческие структуры бизнес-инкубаторами заниматься не хотят, потому что инкубатор, который не зарабатывает на аренде или не берет себе доли в проектах, априори убыточен.

Но в России, как выяснилось, неплохо могут заработать операторы площадок для встреч стартаперов и венчурных капиталистов. У них перед глазами пример крупнейшего американского инкубатора стартапов Plug and Play Tech Center, через который в свое время прошли Google и PayPal. Арендная плата в Plug and Play самая высокая в округе — место очень популярное.

В конце 2010 года в Москве появилась похожая площадка — центр инновационных технологий Digital October, основанный структурами Михаила Абызова: группой Ru-Com и венчурным фондом Bright Capital. Он находится в здании кондитерской фабрики "Красный Октябрь". Он устраивает конференции (TechCrunch и другие), организует лекции отечественных и зарубежных венчурных экспертов и сдает в аренду помещения Центру инноваций PwC, а также нескольким известным венчурным фондам: Kite Ventures, AddVenture и Foresight Ventures. Недавно при Digital October появился свой посевной фонд — Bricolage, который сейчас отбирает 10-12 компаний, чтобы их подрастить, а потом продать кому-либо из соседей. В учителях недостатка нет. "Digital October — прикольное место. К нам приходит столько интересных людей, что мы решили на этом заработать",— говорит Дмитрий Репин. Заработать — значит при выходе вернуть инвестиции в трехкратном объеме, поясняет Репин. То есть в портфеле должны быть "звезды" — компании с 10-50-кратной окупаемостью.

На обочине моды


Почти все частные венчурные фонды зациклены на узком круге модных отраслей: интернете, программном обеспечении, мобильных сервисах, облачных вычислениях. Здесь проще с экспертизой, к тому же результат можно получить быстро.

Получается, что у инновационных компаний из медицинской, биологической и прочих "немодных" отраслей остается один источник — государственные деньги. Их стартаперам выдают, прежде всего, четыре структуры: Посевной фонд РВК, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника), Фонд содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в НТС города Москвы и, наконец, Фонд Сколково.

Инвестиционная активность последнего стала настоящим сюрпризом 2011 года. Фонд уже выделил 70 инновационным компаниям грантов на 5,8 млрд руб. Это рекордная сумма от одного фонда за всю историю венчурных инвестиций в России. Правда, чтобы получить вожделенные гранты, компании предстоит сначала пробиться в резиденты Сколково. Это непросто: нужно подготовить кипу документов, включить в команду зарубежного специалиста или инвестора, а также научного работника или преподавателя вуза.

Павел Никонов, старший менеджер фонда ABRT, говорит, что у стартапов больше всего шансов попасть в ежегодную инвестиционную программу "Старт" Фонда Бортника. Плюсы программы: безвозмездные субсидии — 6 млн руб. в течение трех лет, а также высокий процент одобрения проектов (20%, тогда как венчурные фонды отбирают лишь 1% заявок от интернет-стартапов). Так, в 2010 году из 515 проектов деньги получили 107.

В Москве путь к бесплатным деньгам пройти еще легче. Как рассказал СФ исполнительный директор Фонда содействия развитию венчурных инвестиций Алексей Костров, в 2011 году его структура выдала 270 млн руб. субсидий более чем 50 инновационным компаниям. Процент одобрения заявок очень высок, более 90%. Кроме того, фонд бесплатно отправил 100 человек на стажировку в Кембридж.

Ограничения есть: физическим лицам денег не выдают — только юрлицам со справкой из налоговой инспекции, под подробное ТЭО и план по созданию новых рабочих мест и уплате налогов в будущем. К тому же соискатель должен на 1 руб. субсидий вложить 1 руб. собственных средств. Контроль за подшефными изобретателями, уверяет Костров, довольно мягкий. Фонд лишь требует, чтобы получатель выполнял обещанный план по количеству новых рабочих мест и по росту выручки. "В 2010 году мы поддержали 30 проектов, никто не разорился, лишь шесть компаний не дотянули до обещанных показателей, а 24 показали рост выручки более чем 50%",— доволен Костров.

Словом, сейчас найдется кому приютить стартапера, дать ему немного денег и научить уму-разуму. Таких мест пока не так уж много, но с каждым годом становится все больше.


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от 05.12.2011, стр. 108
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение