Коротко

Новости

Подробно

Чат на миллиард долларов

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 90

Вторая волна кризиса уже на подходе? Время инвестировать или прятаться? Что будет с долларом, нефтью? "Секрет фирмы" узнал, что ждут от 2012 года предприниматели, построившие бизнесы с многомиллиардными оборотами.


Текст: Ксения Леонова


На сколько могут вырасти цены на товары / услуги вашей компании в 2012 году?


Давид Якобашвили:

— Не вижу ни одной объективной причины для роста.

Давид Ян:

— В последнее время я не занимаюсь операционными вопросами компании. Поэтому этот вопрос лучше адресовать менеджменту ABBYY.

Максим Ноготков:

— Не будем поднимать, наоборот, станем снижать. Это общерыночная тенденция — вся электроника дешевеет. Особенно — от года к году — дешевеют телефоны. То есть через год за те же деньги вы сможете купить телефон с большим набором функций. Ну, и плюс мы планируем снизить операционные расходы процентов на десять.

Андрей Коркунов:

— Пока мы не планируем повышать цены ни на шоколадки, ни на аренду контейнеров, ни ставки по кредитам. Это если курс доллара останется в рамках 29-31 руб. Кардинальное решение мы будем принимать по итогам первого квартала будущего года: он покажет, в какую сторону двинет рынок.

Сергей Козловский:

— На 15-20%. Это обусловлено тем, что цены в наших поселках растут по мере завершения строительства.

Вырастут ли взятки чиновникам?


Давид Ян:

— Сложно сказать. Несмотря на борьбу с коррупцией, складывается ощущение, что размер взяток растет. Я это мнение слышал от многих людей вокруг, которые в российский бизнес погружены больше меня. Они считают это следствием борьбы с коррупцией: люди боятся и из-за этого поднимают ставки. Но я очень хочу верить, что ровно из-за того же — из-за осознания риска — снижается и количество взяточников. Хотя повторюсь, что доподлинно не знаю, потому как у меня такого опыта не было.

Давид Якобашвили:

— Только если рынок будет к этому готов. Если бизнес после дачи взяток не сможет выйти на прибыльный уровень, то не вырастут. Прибыльность зависит от уровня потребления, а уровень потребления зависит от цен на нефть. Будут они расти — будут расти и взятки чиновникам.

Максим Ноготков:

— Мы как бизнес практически с этим не связаны.

Андрей Коркунов:

— Куда же им еще расти!

Сергей Козловский:

— Да. Это тенденция. Пока она продолжается.

В какие активы вы будете вкладывать свои личные средства?


Максим Ноготков:

— Я все вкладываю в свои компании. В том числе недавно созданные — Enter.ru (интернет-магазин.— СФ) и в Связной банк, конечно.

Давид Якобашвили:

— Я вкладываю в свой музей, который строю уже несколько лет, и в коллекцию для него. Цена на антиквариат повышается на протяжении всех трех кризисов — в 1998-м, 2008-м, сегодня. Вот сейчас и на восточных, и на западных рынках такое количество аукционов антиквариата и ювелирки, как будто и кризисных настроений нет.

Давид Ян:

— Если есть свободные деньги, в момент кризиса очень удобно начинать технологический стартап-проект. Кризис длится два-четыре года. Столько же времени нужно для того, чтобы первоначальная идея оформилась в коммерческий продукт. В период экономического бума все сильные специалисты уже при деле. Мало того, что они стоят баснословныех денег, но их просто не найти. В кризис же возникает возможность по привлечению в команду сильных сотрудников — как инженеров, так и менеджеров. Может, и я проинвестирую в новые проекты.

Андрей Коркунов

Андрей Коркунов

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Андрей Коркунов:

— В то, что у меня есть сегодня. Никаких новых инвестпрограмм я не планирую.

Сергей Козловский:

— В недвижимость. Я предпочитаю вкладываться в то, что контролирую. Можно было бы вкладываться в золото, но там свои акулы.

Чувствуете ли вы приближение новой волны кризиса?


Андрей Коркунов:

— Пока я больше вижу страшилки из телевизора и в печати. Такое ощущение, что мы сговорились все и кричим: "Хей, будет рецессия!" Предлагаю замолчать — может, тогда и не накликаем беду.

Давид Якобашвили:

— Я не чувствую приближение кризиса, только панические настроения. Хотя у нас нет причины для беспокойства, потому как цена на нефть растет. Так что в головах больше, чем где-то еще.

Давид Ян:

— Скорее всего, она неизбежна. Вопрос только в ее характере. Вот тут, в США, в Кремниевой долине такой тревоги, как в Европе, не наблюдается. Нет такого, что люди сидят на чемоданах. Летом, из-за "непоняток" с госдолгом, такое настроение здесь было, да, а сейчас нет. Но из-за возможности дефолта отдельных европейских стран пороховая бочка может все-таки взорваться. Так что надо готовиться к худшему. И поэтому, во-первых, создавать собственную корпоративную подушку безопасности. Во-вторых, по возможности хранить свободные деньги в той валюте, в которой они будут потрачены в ближайшие два-три месяца. В-третьих, нужно надеяться на то, что Китай всех спасет.

Максим Ноготков:

— В целом я оптимист и не ожидаю ухудшения ситуации. Акции уже упали, рубль вырос, ликвидности стало меньше. Так что ситуация должна быть куда менее болезненной, чем три года назад. С одной стороны, люди закалены и понимают риски. Благодаря опыту у нас у всех выработался иммунитет к таким ситуациям. С другой — банковский сектор и экономика куда меньше зависят от западных вливаний. Хотя мы вот в качестве превентивных мер скорректировали инвестпрограммы в сторону уменьшения.

Сергей Козловский:

— Существуют два горизонта предвидения событий. Первый — это действия ваших клиентов. Они начинают волноваться, совершать резкие движения. Как правило, в этот момент действовать уже поздно. Но есть второй более глубокий план, он и позволяет отслеживать тенденции задолго до того, как их увидит большинство. Ну, если не тенденции, то как минимум конфигурации. Вот сейчас идет перераспределение сил влияния между долларом и евро, между глобальными корпорациями. Думаю, доллар эту войну выиграет. И европейские страны станут менее самостоятельными.

Как цены на нефть повлияют на ваш бизнес в будущем году?


Сергей Козловский:

— Напрямую. На нефть завязана вся наша экономика. А нефть, по всей видимости, должна подорожать. Либо из-за девальвации доллара к товарным валютам, либо в результате волнений и войн на Ближнем Востоке. Сейчас даже спекуляции на тему войны достаточно, чтобы цена поднялась.

Давид Якобашвили

Давид Якобашвили

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Давид Якобашвили:

— Они могут ощутимо повлиять. Если будет высокая цена на нефть, то наш дешевый торф (Якобашвили владеет компанией "Биоэнегрия", которая производит топливо из торфа.— СФ) станет очень актуальным. Если резко упадут цены на нефть, то будет плохо и торфу, и углю, и потребителю. В общем, меня вполне устраивает сегодняшняя ситуация.

Давид Ян:

— Мы напрямую не зависим от цен на нефть, так как львиную долю выручки компания ABBYY получает за пределами России.

Максим Ноготков:

— Ну, на нас же они не влияют. Вернее, влияют не напрямую, через объем денег, который выплачивается населению. Так что все скачки цен мы почувствуем с некоторым опозданием. Пока оснований для беспокойства нет, ситуация развивается, изменения не чувствуются, банки выдают все больше кредитов. Сплошной позитив.

Андрей Коркунов:

— Ну, понятно, что чем выше будут цены на нефть, тем больше будет мой бизнес. Впрочем, эти слова не прогноз — это мое острое желание.

В какой валюте вы будете брать кредиты в 2012 году?


Давид Якобашвили:

— Для российских проектов только в рублях. Как показал прошлый кризис, те, кто так поступили,— выиграли. По моему мнению, доллар может в будущие годы подняться, евро — упасть. Но этот риск для российских проектов лучше исключать.

Давид Ян:

— Я бы вообще никому не рекомендовал брать в долг в преддверии кризиса. Инвестиции (если есть понятный план, на что именно они берутся) — это пожалуйста. Накануне кризиса инвестиции могут предоставить интересные конкурентные преимущества. В какой валюте брать инвестиции — вопрос уже десятый.

Максим Ноготков:

— Сегодня у нас 100% заемных средств в рублях. То есть нулевые ставки по валютным позициям. Сейчас это важно, и должно быть, я уверен, так.

Андрей Коркунов:

— В рублях. Потому что у нас вся выручка в рублях. А это золотое правило: в какой валюте выручка — в такой и надо кредиты брать. Тогда валютных рисков может быть меньше.

Сергей Козловский:

— В рублях. Рубль привязан к бивалютной корзине, и валютный баланс очень здорово контролирует Центробанк.

Кому бы вы присудили премию "человек 2011 года"?


Давид Ян:

— Я сейчас нахожусь в Кремниевой долине, и меня поражает та степень влияния, которую Apple оказала на весь технологический и бизнес-контекст не только в США, но и во всем мире. Понимаете, феномен iPhone и iPad распространяется на все: от вопросов психологии взаимодействия человека и компьютера, эргономики, дизайна и до вопросов построения глобальной бизнес-модели. Ведь Apple из компании, выпускающей "железо", превратилась в компанию, производящую сервис и жизненный стиль. Об этом мечтали Motorola, Ericsson, HP, а Джобс мечту воплотил. Я не из числа религиозных фанатиков Apple: я использую iPhone, но не использую iMac. У меня немного противоречивое отношение к самому Стиву Джобсу. Но в этом году, который для Стива оказался последним, я однозначно присудил бы премию года именно ему. Безусловно, он гениален и изменил этот мир к лучшему.

Сергей Козловский

Сергей Козловский

Фото: "ИНКОМ"

Максим Ноготков:

— Даже если не будет новых изобретений, Apple сможет продержаться на уже существующих продуктах и сервисах ближайшие года три.

Андрей Коркунов:

— За бизнес-идею, которая у всех в руках и на столе. Я трачу на телефонные переговоры по iPhone полтора часа, пока еду на работу, и полтора часа, которые еду обратно, плюс переговоры на самой работе, плюс iPad и Mac на рабочем столе. Получается шесть часов в день как минимум, а то и больше. Так что спасибо Джобсу за целую эпоху. Когда, если не сейчас?

Давид Якобашвили:

— Владимиру Владимировичу Путину.

Сергей Козловский:

— Муамару Каддафи. За то, что повел себя как воин, как мужчина. Его бросили и Россия, и Китай, про него говорили, что он сбежал. А он остался в своей стране до последнего. Я не приверженец его режима, но такие люди — сильные, с независимыми взглядами и принципами — в наш век больших корпораций становятся редкостью.


Давид Якобашвили, член совета директоров "Вимм-Билль-Данна", председатель совета директоров "Биоэнергии", член совета директоров АФК "Система".

Активы: "Промуглесбыт", "Биоэнергия".

В феврале этого года закрыл сделку по продаже принадлежавших ему 10,1% "Вимм-Билль-Данна" компании PepsiCo за $582 млн. Примерно $200 млн планирует вложить в производство торфяного топлива на базе своей компании "Биоэнергия". Достраивает музей самоиграющих инструментов.


Давид Ян, председатель совета директоров ABBYY.

Активы: ABBYY Lingvo, iiko, рестораны FAQ, ArteFAQ, Squat Cafe, DeFAQto.

Готовит к запуску ИТ-систему для ресторанного бизнеса по управлению лояльностью клиентов iiko.net. Инвестиции в проект обеспечили венчурные фонды "Тройки Диалог".


Максим Ноготков, председатель совета директоров компании "Связной".

Активы: "Связной", Связной банк, сеть ювелирных магазинов Pandora.

Начал активную подготовку к IPO холдинговой структуры Svyaznoy NV (намеревается вывести на биржу до 40% акций).


Андрей Коркунов, председатель совета директоров Анкор банка, председатель совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики.

Активы: Анкор банк и компания по аренде мобильных складов "Мобиус".

Собирается распространить брэнд "А.Коркунов" на новые товарные категории. В марте этого года получил разрешение на продажу под этой маркой рыбы, мяса, птицы, кофе.


Сергей Козловский, президент корпорации "Инком-недвижимость".

Активы: "Инком-недвижимость".

Восстанавливал девелоперское подразделение корпорации, которое несколько просело за время кризиса. Сейчас стройка идет полным ходом: сданы 15 коттеджных поселков, на очереди еще пять.


8-9% составит инфляция в 2011 году в России, по подсчетам Всемирного банка. Центробанк оказался куда более оптимистичным и рассчитывает, что рост цен немногим превысит 7% в 2011-м и 6% в 2012 году

$90 млрд может составить отток капитала из России в 2011 году, считает Альфа-банк. Аналитики компании повысили прогноз после того, как за октябрь из страны утекло $13 млрд вместо прогнозируемых $7 млрд

14 страниц. Такова толщина агитационной брошюры "Единой России", в которой партия уверяет, что вторая волна кризиса неизбежна и что спасти от этой волны страну смогут только партийные лидеры

$100 за баррель нефти марки Urals — исходя из такой цифры принимался бюджет России на 2012 год. В 2013-м по тому же документу стоимость барреля составит $97, а в 2014 году — $101

0,5 процентных пункта

На столько выросли ставки по кредитам "овернайт" и "валютный своп" в 2011 году — такие данные приводятся в докладе Центробанка

Комментарии
Профиль пользователя