Коротко

Новости

Подробно

Обмен танцевальным опытом

Татьяна Кузнецова о международном фестивале ЦЕХ

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 33

Декабрьский Международный фестиваль театров танца ЦЕХ проводится уже одиннадцатый год. Но статус полноценного "международного" поддерживает всего второй сезон: до этого в нем бодро обменивались небогатым опытом преимущественно отечественные театры танца. На нынешний ЦЕХ к российским участникам добавились приверженцы "мультимедийности" и "трансдисциплинарности" из Италии (благодаря перекрестному культурному году Россия--Италия) и Польши (помогла Международная культурная программа Польского Председательства в Евросоюзе). Воодушевленные "цеховики" тут же провозгласили план "2+2", объявив, что отныне они будут показывать две программы (российскую и международную) в двух городах — Москве и где-нибудь в регионе. Так что 11-й ЦЕХ с 1 по 4 декабря работает на двух площадках Москвы (на "Винзаводе" и в "Актовом зале"), затем отправится на четыре дня в Кострому, а потом опять вернется в столицу.

Кострома тут не просто так. Местная компания "Диалог Данс" (взявшая, кстати, в прошлом году "Золотую маску" за спектакль "Мирлифлор") в союзе с итальянской Zerogrammi подготовила спектакль на четверых "Punto di Fuga" (он тоже номинирован на главную национальную премию). Сочиняя историю о борьбе за власть, обросшую предательством, интригами, убийствами, авторы вдохновлялись трагедиями Сенеки и фильмами Тарантино. Сочетание этих источников, похоже, уберегло их от чрезмерной серьезности. Получилась "Такая игра. То ли четыре карточных туза, то ли четыре шахматных короля, то ли четыре мафиози из "Крестного отца" движутся по сцене как по игровому полю. Ловкие ходы, хитрые рокировки, откровенный блеф — и все это в тишине, которую так и хочется назвать гробовой".

Судя по программе феста, глобальные темы заботят итальянских авторов куда сильнее, чем частные. В спектакле "Шесть градусов" итальянская компания Santasangre, например, заранее переживает Апокалипсис, который наступит на Земле, если ее температура будет повышаться и дальше. Образной доминантой спектакля избрана вода (видимо, льды Антарктики и Антарктиды уже подтаяли). Впрочем, сами создатели называют свою работу "мистическим обрядом вызывания духов жизни и смерти", в котором медиумом является танцовщик-шаман, покрытый глиной, "как Адам в день творения". Еще один итальянец, Виргилио Сиени, проштудировав "Печальные тропики" Клода Леви-Стросса, пошел по следам основателя структурной антропологии, представив одноименный спектакль с "критикой современной цивилизации, выраженной средствами современного искусства". Танец он рассматривает как "опыт работы с инерцией тела": женские фигуры сомнамбулически медленно бродят с тушами волков на плечах, изредка затевая ритуальные игры.

Поляки же изучают не внешний мир, а человеческую природу, предлагая путешествия в дебри подсознания. Марысь Стоклос, например, в работе "Правое полушарие" (которое, как известно, отвечает за эмоции и интуицию) пытается найти "физический эквивалент иррациональному, непостижимому, невербальному посредством движений, воспоминаний, пережитых эмоций". А работу "Мы счастливчики" компании Harakiri Farmers и Анны Бржезински, в которой тесно увязаны танец, текст и видео, следует рассматривать как "набор импульсов, на основе которых зрители сами формируют повествовательную канву происходящего".

На фоне этих высоконаучных исследований особо радует приезд старейшей отечественной труппы современного танца — глубоко человечных "Провинциальных танцев" Татьяны Багановой. Екатеринбургские "провинциалы" возобновили одну из лучших работ хореографа — блистательную "Свадебку" Стравинского. И привозят новый спектакль — "Sepia", поставленный, как повелось у Багановой, в США, в рамках программы "Интернациональные хореографы" по заказу American Dance Festival. "Sepia" сделана по мотивам "Женщины в песках" Кобо Абэ, но вовсе не пересказывает роман. Хореограф попыталась передать пластикой трансформацию сознания человека в меняющихся условиях. Учитывая изощренный психологизм и странную, гипнотизирующую красоту всех работ Багановой, изменения состояния героини спектакля может завести зрителя куда глубже, чем планетарное наводнение, вызванное глобальным потеплением.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя