Коротко

Новости

Подробно

«У вас будет бренд нормальной экономики»

Посол США в РФ Джон Байерли рассказал “Ъ” о преимуществах вступления России в ВТО

от

Сегодня президент РФ Дмитрий Медведев и президент США Барак Обама встретятся «на полях» саммита АТЭС на Гавайях, чтобы обсудить прогресс, достигнутый на пути присоединения России к Всемирной торговой организации (ВТО). Накануне их встречи посол США в Москве ДЖОН БАЙЕРЛИ рассказал корреспонденту “Ъ” ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО, чем процесс вступления РФ в ВТО напоминает известный парадокс Зенона.


— Барак Обама уже успел письменно поздравить Дмитрия Медведева с завершением переговоров. Чего ожидать от их встречи в Гонолулу?

— Думаю, что они будут вместе праздновать! Это ведь их общий успех. Результаты переговоров во многом зависели от их личной вовлеченности в процесс, заинтересованности и настойчивости.

— То есть это достижение Медведева и Обамы лично?

— Да, но, конечно, большой вклад в общий успех внесли экс-президенты Билл Клинтон и Борис Ельцин, положившие начало этому процессу. Но понадобилось 18 лет, чтобы достичь цели. Я считаю, что это слишком долго. Хотя, как говорят и у нас, и у вас, лучше поздно, чем никогда.

— А почему все же путь РФ в ВТО был таким долгим?

— Об этом еще будут писать диссертации, а возможно, уже пишут. Что бы я мог сказать по этому поводу? Скажем просто: порой не было достаточной политической воли.

— С чьей стороны?

— Иногда с нашей стороны, то есть со стороны тех западных стран, которые уже были членами ВТО. А иногда со стороны России. Всегда было стремление, но не всегда была последовательность в действиях — с обеих сторон. Я ни на кого не хочу показывать пальцем. Сейчас речь не идет о поиске виновных.

Главное, что теперь мы уже просто можем отпраздновать тот факт, что наконец самая крупная экономика в мире, до сих пор остававшаяся вне ВТО, получит приглашение в эту организацию. Остаются чистые формальности. В середине декабря на министерской сессии ВТО России будет вручено официальное приглашение, и мы надеемся, что она его примет. Я думаю, что примет.

— Вы говорили о некоторых непоследовательностях в действиях сторон. Создание Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном является непоследовательностью с точки зрения процесса вступления РФ в ВТО?

— Это просто немного осложнило процесс. При этом мы вполне понимаем, почему РФ, Белоруссия и Казахстан хотят установить такой союз. Это вполне естественно, они же соседи, крупные страны. Мы же тоже создаем зоны свободной торговли с нашими соседями.

Но технически это замедлило процесс, потому что надо было скоординировать все тарифы. Я лично знаком с нашим переговорщиком, Крисом Вилсоном, и помню, как он мне сказал: «Ты просто не представляешь, насколько это физически большой труд. Это тысячи, а иногда десятки тысяч страниц документов, которые надо очень тщательно гармонизировать».

— А какие преимущества получит РФ от членства в ВТО?

— Членство в ВТО создает условия для роста бизнеса и повышения экономической эффективности в России. Оно откроет рынки для России и даст россиянам доступ к большому многообразию продукций и услуг мирового класса.

Что касается западных инвестиций, когда я говорю с американскими бизнесменами, то в последние десять лет они меня всегда спрашивали: почему все-таки РФ не является членом ВТО, в чем тут подвох? Приходилось объяснять, что по ряду причин это очень долгий процесс и так далее. Теперь это не надо будет объяснять! У вас просто будет такой бренд, что вы тоже нормальная страна—член ВТО, как все остальные крупные экономики.

И это, конечно, интеграция в глобальный рынок. Может быть, некоторые не хотят быть членами этого глобального рынка. Но избавиться от этого уже нельзя.

— Финансовый кризис это показал, да.

— Очень ярко! Как писал поэт Джон Донн, «No man is an island». Ни одна страна не является изолированным островом. Все мы взаимосвязаны и взаимозависимы. И если Россия хочет воспользоваться этим фактом, она должна обязательно быть внутри этой единой мировой торговой системы.

— А США что выигрывают от вступления РФ в ВТО?

— Конечно, это облегчит доступ для наших товаров на российский рынок. Наши фирмы будут пользоваться более низкими тарифами. Будет больше предсказуемости. В случае торговых споров внутри ВТО существует механизм их решения. Это даст американским инвесторам больше уверенности.

— Какую роль в завершении переговоров сыграл тот факт, что, видимо, в 2012 году Владимир Путин станет президентом? Он ведь более скептически относился к ВТО.

— Мы много говорили о вступлении в ВТО с Владимиром Путиным, когда он еще был президентом. Я думаю, что все члены российского правительства и лидеры страны поняли в конечном итоге, какая польза РФ от ВТО. Это стало мне очевидно на встрече нашего вице-президента Джо Байдена в марте этого года с президентом Медведевым и премьером Путиным. Тогда речь шла именно об экономической составляющей наших отношений. И у меня создалось ясное ощущение, что и президент Медведев, и премьер Путин поддерживают вступление РФ в ВТО.

При этом президенты Обама и Медведев сделали вступление РФ в ВТО в 2011 году приоритетным. Нам стало совершенно очевидно, что, если в этом году мы упустим этот шанс, может быть, это будет последний шанс на многие годы.

— Почему?

— Мне кажется, что у России скопилась некоторая «ВТО-усталость». Ну действительно, сколько же можно было ждать? 18 лет обещаний: да, мы вас поддерживаем и так далее.

Не все от нас зависело, конечно. Многое и от России зависело тоже. Надо было писать много законов, пробивать их через Думу. Но все-таки мы поняли, что дверь, которая явно была открытой, не останется открытой надолго. Это был очень важный дедлайн и для вас, и для нас — Запада и мирового сообщества.

— Этот дедлайн был едва не сорван из-за позиции Грузии по некоторым вопросам. США оказали влияние на то, что Грузия пошла на компромисс?

— Влияние — я надеюсь. Давление — ни в коем случае. Мы всегда говорили, что преимущества членства РФ в ВТО для всех ее соседей — Белоруссии, Казахстана, Грузии, балтийских стран — совершенно очевидны. И Грузии, несмотря на то что сейчас отношения между Москвой и Тбилиси тяжелые по известным причинам, мы всегда говорили, что решать эти политические проблемы за счет процесса вступления РФ в ВТО нецелесообразно.

Конечно, у нас есть серьезная озабоченность ситуацией вокруг Грузии. И мы, конечно, не признаем независимость ни Абхазии, ни Южной Осетии. Но все-таки Россия и Грузия в конечном итоге нашли общий язык. И как же хорошо, что именно на пути вступления РФ в ВТО Москва и Тбилиси, кажется, впервые с 2008 года заключили важное международное соглашение!

— А что теперь будет с поправкой Джексона—Вэника?

— Президент Обама вчера сказал, что намерен добиться ее снятия. И не только потому, что давно настала пора избавиться от этого артефакта холодной войны, который, по сути, давно уже не оказывает влияния на торговлю между нашими странами. Это просто пережиток прошлого, который раздражает (РФ.— “Ъ”), и мы это вполне понимаем.

Но президент Обама также сказал, что намерен добиться снятия поправки Джексона—Вэника, потому что, если Конгресс не снимет ее, американские компании не смогут в полную силу пользоваться льготами и преимуществами от вступления РФ в ВТО. Конгресс должен исправить это.

— А как это будет технически выглядеть? Президент должен внести в Конгресс некий законопроект?

— Мы сейчас рассматриваем разные возможности, как это осуществить. Главное, что президент уже начал обсуждать с эту тему с членами Конгресса. Но должен сказать, что отменить ее будет нелегко.

— Почему? Ведь вы говорили, что отмена поправки полностью отвечает интересам американского бизнеса.

— Поправка была введена в связи с тем, что США не были довольны эмиграционной политикой СССР. Некоторые люди в Америке до сих пор придерживаются мышления того времени, и им не нравится нынешняя политика России. Я считаю и администрация президента Обамы считает, что это ошибочное представление, и мы постараемся исправить ситуацию.

— Решения этого вопроса стоит ожидать до декабрьской сессии ВТО?

— Нет, это, скорее всего, будет после нее и не в этом году.

— Раз уж мы подводим итоги. Какое самое яркое впечатление останется у вас от переговоров по поводу вступления РФ в ВТО?

— Я помню встречу президентов Обамы и Медведева в Белом доме в июне 2010 года. Там (а это было не в Овальном кабинете, а в кабинете Совета министров) сидели члены делегаций во главе с президентами. Именно тогда Обама и Медведев решили поставить дедлайн — конец сентября 2010 года, чтобы все сложные двусторонние проблемы между США и РФ в плане вступления последней в ВТО были решены. И вот мы сидим: я, Аркадий Дворкович, Эльвира Набиуллина, Ларри Саммерс. Смотрим друг на друга и недоумеваем: как в такой короткий срок — девять недель — решить все эти сложные вопросы? И тут президент Обама говорит: вы пока разбирайтесь с этим, а мы с Дмитрием Анатольевичем пойдем пообедаем.

— Это не тогда они гамбургеры ели?

— Да-да, тогда! Они ушли, а мы остались. Посмотрели еще раз друг на друга, засучили рукава и принялись думать над исполнением поручения президентов. И тогда я сказал Аркадию: представьте себе, за этим же столом в 1962 году во время Карибского кризиса сидели президент Кеннеди, вице-президент Линдон Джонсон, министр обороны Роберт Макнамара, министр иностранных дел Дин Раск и обсуждали, как избежать ядерной войны с СССР. А мы здесь сидим и говорим о проблемах экспорта американского птичьего мяса в Россию. Слава богу, что мы дожили до тех пор, когда это является кульминацией озадаченности наших президентов! (Смеется.)

Кстати, в 1994 году за этим же столом сидели президенты Клинтон и Ельцин.

— Но тогда никто не мог подумать, что этот процесс займет еще почти 18 лет.

— А вы знаете математический парадокс Зенона? Чтобы достичь цели, вы должны сначала пройти половину дистанции. А потом еще половину дистанции, а потом еще и еще. И получается — математически,— что вы никогда не достигнете цели, потому что вы должны пройти это неограниченное число половинок промежутков. Иногда мне казалось — и я думаю моим российским коллегам тоже,— что мы как Ахилл и заяц из этого парадокса.

— Но вроде цель уже почти достигнута.

— Цель будет достигнута, когда ваша Дума ратифицирует все документы. Хотя говорить о том, что переговорный процесс окончен, так приятно. Хочется даже сказать это еще раз. (Смеется.)

— Так скажите!

— (Медленно.) Переговорный процесс вступления России в ВТО окончен! Думаю, что у наших президентов, встречающихся в Гонолулу, есть что отметить.

Подробнее о мнении Джона Байерли о вступлении РФ в ВТО читайте в его блоге http://beyrle.livejournal.com/.

Комментарии
Профиль пользователя