Коротко

Новости

Подробно

«Люди знают, кто есть кто»

от

Кандидат в президенты Южной Осетии, лидер Социал-демократической партии ДМИТРИЙ ТАСОЕВ рассказал ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ, почему зарегистрировано так много кандидатов и что ждет республику после выборов.


— Референдум о статусе русского языка смущает многих кандидатов, вас тоже?

— Вопрос о референдуме — спекулятивный. Была у нас политическая группа, которая полгода назад предлагала третий срок для действующего президента. Чтобы протолкнуть эту тему, они и предложили вопрос о статусе русского языка. На референдум должны были быть выставлены два вопроса — о языке и о третьем сроке. Таким образом они хотели, видимо, и поддержкой кого-то в Москве заручиться, и наших избирателей заставить прийти на участки. Но мы резко против третьего срока. И многие люди в республике — тоже против. И тогда власть запустила эту карусель, создав такое число кандидатов на выборах.

— Вы считаете, это инициатива власти?

— Несомненно. Так много кандидатов нужно было, чтобы разделить общество и чтобы независимые претенденты не смогли набрать свои голоса.

— А какова цель? Сорвать выборы и продлить себе на три месяца пребывание у власти?

— Такой сценарий у них тоже есть, но это вариант Б. А есть еще вариант А, который они и пытаются реализовать. Это сценарий со вторым туром. Во второй тур должны пройти два кандидата от власти, и тогда нынешние чиновники остаются на своих постах, а форма политического устройства меняется: новый президент распускает парламент, Эдуард Кокойты занимает должность спикера парламента, республика становится парламентской.

— Вы можете назвать независимых кандидатов?

— Это мы, а также Алан Кочиев, Айлар Бестаев и Алан Плиев.

— Как вы расцениваете поддержку Москвой кандидатуры Анатолия Бибилова?

— Я не могу быть уверенным, что это поддержка Москвы. По одному форуму судить я не стал бы. Фактор Москвы, конечно, очень важен, но в то же время нужно учитывать ментальность нашего народа. Если нам говорят: «Вот ваш президент»,— это вызывает отторжение. Надо более корректно подходить к таким вопросам.

— Говорят, что на этих выборах как никогда большим будет протестный электорат.

— Да, потому что наша жизнь — 20 лет войны. Люди видят, в каких условиях мы живем, и понимают, в каких условиях мы могли бы жить, если бы у нас была адекватная власть. Так что обмануть людей не получится. Они сегодня очень политизированы. И те технологии, которые можно было применять в 2004-м, сегодня устарели.

— Вы имеете в виду наглядную агитацию?

— И наглядную агитацию, и все эти баснословно дорогие концерты в центре города — люди знают, кто есть кто. Концертами их не обманешь. Вся эта реклама имеет обратный эффект — людям не нравится, что кандидат не жалеет средств, в то время как огромное число наших сограждан бедствует.

— Кто виноват в провале восстановительных работ?

— 90% средств, поступающих из России, носили целевой характер. Есть документы, фиксирующие, откуда они поступали, кто их принимал, куда должны были поступить деньги и кто должен за них отчитаться. При желании соответствующие органы это все могут выяснить. Сегодня же ответственные лица сваливают вину друг на друга — кивают на Южную дирекцию или на ГУП по восстановлению. Думаю, ситуация не изменится, если к власти придет человек, за которым стоит нынешняя власть. И поэтому нам сегодня надо сделать все для того, чтобы этого избежать.

— А Москва в этом финансовом беспорядке как-то заинтересована?

— Москва неоднородна. Там разные группы. Те, кто сидит на финансировании, заинтересованы в том, чтобы ситуация не менялась.

— Вы допускаете возможность объединения с кем-то из кандидатов?

— Да, я считаю, что необходимо объединяться. Вот один из кандидатов, Айлар Бестаев, снял свою кандидатуру в пользу нас.

— Вы сказали в теледебатах, что Южная Осетия должна сама себя кормить, потому что на фоне московских лозунгов «Хватит кормить Кавказ» вам стыдно сидеть на шее у России.

— Любому нормальному человеку стыдно. Людям надо дать возможность обрабатывать землю и заниматься сельским хозяйством, обеспечивая себя продуктами питания. Сегодня мы все продукты завозим из России. Они здесь гораздо дороже, чем там. Мы сейчас — огромная площадка сбыта, мы работаем на чужую экономику. Сюда приходит 1 млн рублей инвестиций, а отсюда уходит 2 млн — потому что у нас нет своей экономики.

— А что мешает?

— У нас льготное кредитование производится по принципу «свой-чужой». Если ты честный, порядочный человек, но у тебя нет родственников во власти, тебе кредит не дадут. А людям нужен начальный капитал, чтобы начать обрабатывать землю и развивать фермерские хозяйства. В 90-е годы у нас не было никакой поддержки со стороны России, мы обрабатывали землю и получали собственные продукты питания. Сегодня в этом смысле стало хуже.

— Зачем человеку обрабатывать землю, если он получает зарплату из бюджета?

— Если говорить о бюджетных расходах, то я считаю: надо сокращать правоохранительные органы. Их очень много для маленькой Осетии. Тем более что тут есть российские войска, которые обеспечивают нашу безопасность. Зачем молодому парню служить за 7 тыс. рублей в месяц, если он может своим трудом зарабатывать по 30–35 тыс.?

— Итоги выборов от кого зависят?

— От того, как активно придут избиратели на участки. Конечно, будут попытки фальсификаций, но я надеюсь, они не окажутся слишком грубыми. Хотя половина членов ЦИКа, если не большинство,— это люди президента. Некоторые там уже третий срок. Но я надеюсь, что такие меры, как штамп в паспорте избирателя, а также обязательная подпись наблюдателей на бюллетене, помогут избежать масштабных фальсификаций.

Комментарии
Профиль пользователя