Коротко


Подробно

Валерий Карпин на позиции правозащитника

Полузащитник испанской "Сельты" Валерий Карпин в судебном порядке добился приз

Валерий Карпин, объединитель России и Европы
       Полузащитник испанской "Сельты" Валерий Карпин в судебном порядке добился признания за ним равных прав с футболистами Евросоюза. Таким образом Карпин, сам того не сознавая, положил начало вступлению России в единую Европу.

Дело Босмана
       Пять лет назад малоизвестный бельгийский спортсмен Жан-Марк Босман в одиночку изменил правила игры, по которым жил европейский клубный футбол. При этом он, как и Карпин, руководствовался исключительно личными интересами. У него в 1993 году истек срок контракта с клубом "Льеж", но тот отпускать Босмана без компенсации не захотел, а самому футболисту урезал зарплату на три четверти. Бельгиец подал иск в суд ЕС и через два года добился отмены основных принципов трансфертной системы, на которых европейский футбол держался полстолетия. С той поры в случаях, когда истекают контракты игроков, имеющих паспорта стран--членов ЕС, клубам запрещено требовать компенсации при их переходах, а заодно признаны незаконными и правила УЕФА, ограничивающие количество иностранных футболистов в той или иной команде. В соответствии с ними разрешалось держать в составе не более пяти легионеров, из которых только трое могли одновременно выходить на поле в официальных матчах. Евросоюз пришел к выводу, что это грубо нарушает право спортсмена на свободу выбора работы.
       Футбольные чиновники пытались было спустить дело на тормозах, но после угрозы ЕС объявить эту организацию вне закона пошли на попятный. Именно тогда началась новая эра европейского клубного футбола. Клубы бросились скупать футболистов по всему миру, и теперь зачастую в составе, скажем, испанских команд на поле выходят 11 иностранцев. Достаточно сравнить состав той же "Барселоны" до "дела Босмана" и после. Так вот, долгое время в этом клубе было всего-то три легионера — Ромарио, Христо Стоичков и Рональд Куман. Теперь же далеко не всегда можно увидеть в "Барсе" испанца.
Лодонский "Челси" после "дела Босмана": три чужака — румын, уругваец и нигериец, восемь европейцев и ни одного англичанина. После "дела Карпина" "Челси" гипотетически мог бы выглядеть так: одиннадцать русских и ни одного англичанина
       После вердикта по "делу Босмана" отмена ограничений на количество легионеров в футбольных клубах казалась естественной и логичной. Но это не совпадает с интересами национальных федераций, которые пекутся прежде всего о сборных, полагая, что слишком большое количество иностранных игроков не позволяет раскрыться местным талантам. Поэтому национальные федерации — никаких общих правил нет — стали вводить ограничения на количество иностранцев. В настоящее время во всех государствах Евросоюза футболисты из стран, входящих в него, иностранцами не считаются. Но вот в отношении остальных, в том числе и россиян, по-прежнему действуют ограничения. Как правило, разрешается выпускать на поле не более трех-пяти чужаков.
       Именно такое ограничение, введенное испанской федерацией футбола, и стало поводом для обращения в суд полузащитника "Сельты" Валерия Карпина.
       
Дело Карпина
       Изначально это дело представлялось проигрышным: Карпин не первый из российских футболистов, потребовавших равных прав с испанскими коллегами. Незадолго до него в суд обратился и капитан сборной России по футболу Виктор Онопко, выступающий за "Овьедо". Он с треском проиграл дело. Однако Карпина это не остановило. Пожалуй, решающую роль в его успехе сыграл удачный выбор адвокатов: Эдуардо Ипиенс и Альваро Гарсиа Ламан де ла Калье оказались юристами ушлыми и упорными.
       В начале процесса ответчик был спокоен до самоупоения. Юристы федерации футбола не сомневались в победе. Представители россиянина потребовали признать правоту Карпина, сославшись на всеми забытый как в Испании, так и в России "Договор о социальном обеспечении..." между нашими странами от 1994 года. В самом документе о трудоустройстве как таковом и речи нет. Там говорится о пособиях по временной нетрудоспособности гражданам России, на законных основаниях работающих в Испании, и наоборот. Но статья 4 "Договора..." гласит: "Граждане одной договаривающейся стороны приравниваются в правах и обязанностях к гражданам другой договаривающейся стороны в отношении того, что изложено в статье 2". Статья 2, в свою очередь, содержит перечень случаев, когда данное соглашение применяется, в том числе и при возникновении права на получение пособия в связи с несчастным случаем или профессиональным заболеванием, инвалидностью и т. д. Адвокатам Карпина удалось убедить суд, что в случае возникновения у их клиента права на получение такого пособия (к примеру, он будет травмирован) футболист не сможет им воспользоваться, поскольку не уравнен в правах с испанцами. А значит, следует предупредить саму возможность нарушения его прав. Обоснование, может быть, и зыбкое, но суд с ним согласился.
       Решение суда шокировало не только федерацию футбола но и всех работодателей. Ведь в Испании равноправие работников независимо от их гражданства вроде как декларируется, но редко соблюдается, поскольку существует огромное количество разного рода нормативных актов, по сути, узаконивающих как раз неравенство. И решение суда по делу Карпина создает опасный для нанимателей прецедент — отныне у них нет возможности, ссылаясь на разного рода директивы, платить негражданам меньше, чем испанцам. Тот же Карпин, контракт которого с "Сельтой" истекает в будущем году, может рассчитывать при заключении нового соглашения на прибавку к зарплате около $500 тыс. в год.
       Карпиным, это уже точно, дело не ограничится. Аналогичные иски подали в испанские суды другие спортсмены из стран, не входящих в ЕС, и, как считают специалисты, все они будут удовлетворены. Да и не только спортсмены могут воспользоваться плодами успеха российского футболиста. У людей, занятых в иных сферах, проблем с извлечением выгоды из "дела Карпина" возникнуть не должно. Исключение составляют представители свободных профессий — художники, артисты, адвокаты и журналисты, поскольку они, как правило, вступают в трудовые отношения лишь периодически.
       
Дело каждого
       Пока, к сожалению, невозможно распространить действие прецедента, созданного Карпиным, на россиян, работающих в других странах ЕС. Испанский прецедент Европе не указ. Да и чтобы добиться равных прав в той же Испании, все равно придется обращаться в суд в каждом отдельном случае.
       Впрочем, есть и другой путь, на который еще не ступала нога футболиста (и не только футболиста): можно апеллировать не к судам каждой страны в отдельности, а к суду Евросоюза. Правда, напрямую туда обратиться невозможно. Процедура предусматривает, что дело должно сначала пройти все инстанции в органах правосудия страны-участницы и только потом может быть принято к рассмотрению судом ЕС.
       Если кто-нибудь когда-нибудь все же решится ввязаться в крайне длительную и затратную тяжбу с Евросоюзом, то ему для начала неплохо бы внимательно подойти к выбору страны ЕС, с которой начать. Испания отпадает. Как это ни парадоксально, именно потому, что там больше всего шансов на победу. Пожалуй, лучше всего выбрать какую-нибудь очень консервативную страну вроде Великобритании, например, где желательно, как это ни странно звучит, технично проиграть процесс, причем на всех этапах. А уж потом можно обращаться в Европейский суд и представить вниманию судей документ, который называется "Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны".
       Документ подписан в 1994 году и вступил в силу для России в 1997 году. В пункте 1 статьи 23 главы I "Соглашения..." говорится: "При соблюдении законов, условий и процедур, действующих в каждом государстве-члене, Сообщество (Европейский союз.— Ъ) и его государства-члены обеспечивают, чтобы режим, предоставленный российским гражданам, принятым на работу на законных основаниях на территории какого-либо государства-члена, не содержал никакой дискриминации по признаку гражданства в том, что касается условий труда, вознаграждения или увольнения, по сравнению с его собственными гражданами". Вот это и есть основание для признания за гражданами России равных прав с гражданами ЕС.
       Впрочем, само по себе "Соглашение..." не гарантирует равноправия. Для любого работодателя этот документ не более чем заковыристо составленная бумажка, поскольку в нем не предусмотрено никаких санкций в случае неисполнения. Ситуация резко меняется после принятия конкретного судебного решения, поскольку неподчинение воле суда автоматически влечет нежелательные последствия. В Европе, разумеется, где россиян до сих пор в большинстве случаев воспринимают как незаконных эмигрантов.
АФСАТИ ДЖУСОЙТИ
       
"Много легионеров — это плохо"
       Леннарт Юханссон, президент УЕФА
       — С одной стороны, так называемое дело Карпина не имеет к УЕФА никакого отношения. Мы, конечно, могли бы и поддержать некие ограничения на количество иностранцев в командах, но делать этого не станем, поскольку стремимся работать в партнерстве как с Евросоюзом, так и с другими международными организациями.
       Но если говорить несколько отстраненно, то позиция национальных федераций футбола находит в УЕФА понимание. Дело в том, что и УЕФА и ФИФА сходны во мнении, что развивать футбол следует не только на уровне клубов, но и на уровне национальных сборных. И мы осознаем, что наличие большого количества легионеров может привести к тому, что молодые игроки во многих странах так и не смогут раскрыться, а значит, в итоге пострадают главные команды стран. УЕФА ни в коей мере не стремится к какого-либо рода дискриминации. Но все же, согласитесь, в настоящее время количество иностранцев во многих европейских клубах перевалило через край.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение