"Вопрос в том, как Россия может воспользоваться все еще высокими ценами на нефть"

Кристин Лагард рассказала "Ъ" о своих планах в Москве

Впервые за последние семь лет в Москву с официальным визитом прибывает директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ). Перед вылетом КРИСТИН ЛАГАРД ответила на вопросы главы отдела экономполитики ДМИТРИЯ БУТРИНА о предмете своих переговоров в России.

— Что находится на повестке дня во время вашего визита в Москву, какие вопросы вы планируете обсудить с руководством РФ? Будете ли вы обсуждать среди прочего вопрос замены представителя РФ в Совете директоров МВФ после отставки Алексея Кудрина?

— Во-первых, позволю себе сказать, что я с удовольствием ожидаю возможности выслушать представителей российских властей и обменяться с ними взглядами. Для меня это важнее всего.

Я полагаю, что мы обсудим серьезные проблемы, стоящие перед мировой экономикой, в частности, перед зоной евро. Наши обсуждения, я думаю, также коснутся того, как эти события скажутся на перспективах экономического развития России, а также на приоритетах экономической политики. Один конкретный вопрос для обсуждения, учитывая усилившиеся риски замедления темпов роста мировой экономики, заключается в том, как Россия может воспользоваться все еще высокими ценами на нефть, чтобы уменьшить факторы своей потенциальной экономической уязвимости. Я уверена, что мы также обсудим и другие важные вопросы, упомянутые вами ранее, а именно повышение роли России в мировой экономике и в МВФ.

Что касается исполнительного директора МВФ от России, у фонда сложились прекрасные рабочие отношения с российскими властями, и я абсолютно уверена, что они продолжатся.

И последнее по счету, но не по важности: я всегда рада возможности посетить Россию и надеюсь снова побывать в некоторых из моих любимых мест в Москве.

Глава МВФ Кристин Лагард

Фото: Reuters

— Каковы перспективы развития мировой экономики? Какими показателями пользуется МВФ в своих экономических прогнозах?

— Мы ожидаем замедления темпов мирового экономического роста до 4% в текущем и будущем году. В странах с развитой экономикой, в которых подъем не окреп и неровен, они будут слабыми и составят от 1,5% до 2%. В других регионах картина отраднее, где в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах темпы роста должны составить 6-6,5%.

В европейских странах с формирующимся рынком экономический рост, согласно прогнозам, замедлится до приблизительно 3,5% в будущем году. Мы ожидаем, что в России темпы роста будут несколько выше и составят примерно 4% — на одном уровне с Латинской Америкой, но значительно ниже, чем в динамично развивающихся странах Азии с формирующимся рынком, однако, вероятно, прогноз в отношении России потребует пересмотра в сторону понижения.

Глобальные риски достигли опасно высокого уровня, и финансовая напряженность резко усилилась. Мы учитываем эти риски в ходе нашего анализа экономических перспектив. Мы рассматриваем широкий набор показателей и моделей, включая анализ уязвимости для стран с формирующимся рынком и стран с развитой экономикой, для укрепления нашего потенциала раннего предупреждения. Это — дело МВФ.

— Долговой кризис в ЕС: с вашей точки зрения, насколько перспективна идея создания "экономического правительства ЕС"?

— Во-первых, я отмечу, что шаги, сделанные руководителями стран зоны евро на саммите 26 октября в целях создания комплексной основы урегулирования кризиса, перед лицом которого стоят страны региона, имеют принципиальное значение. На только что завершившемся саммите в Канне лидеры Группы двадцати еще раз отметили настоятельную необходимость этих шагов. А руководители стран зоны евро, входящие в Группу двадцати, подчеркнули свою решимость их предпринять.

Что касается управления, то решения, принятые руководителями стран ЕС для укрепления координации экономической и бюджетной политики в рамках зоны евро, и обязательство обеспечить соизмеримость экономического союза с валютным союзом очень важны. Их эффективное проведение в жизнь усилит экономическую и политическую интеграцию в Европейском союзе.

Глава МВФ Кристин Лагард

Фото: Reuters

— Вы долгое время работали в крупной международной юридической компании. С вашей точки зрения, насколько мировой кризис 2008-2011 годов изменит базовые подходы к регулированию финансовых рынков?

— Несмотря на уже достигнутый определенный прогресс, необходимо более строгое, более последовательное и практически осуществимое финансовое регулирование с тем, чтобы укрепить безопасность и прочность системы, сделать финансовые кризисы менее вероятными, а спасение налогоплательщиками безрассудных операторов еще менее вероятным. Здесь я снова хочу отметить, что лидеры Группы двадцати на саммите в Канне достигли договоренности о необходимости дальнейших усилий по укреплению финансового регулирования.

Я активно поддерживаю эти усилия. Более здоровый и безопасный финансовый сектор имеет принципиальное значение для предложения кредита, необходимого для финансирования глобального подъема и обслуживания потребностей реального сектора экономики, в том числе для создания рабочих мест. Для достижения этих целей МВФ ведет работу в сотрудничестве с другими организациями, такими как Совет по финансовой стабильности, а также со своими государствами-членами.

— Как вы считаете, изменились ли роли международных организаций, принимающих участие в преодолении текущего кризиса? Изменился ли фонд?

— За последние несколько лет международные организации, особенно те, которые принимают участие в преодолении кризиса, извлекли многочисленные важные уроки. Они выйдут из кризиса обогащенные опытом и с более глубокими представлениями. Я твердо верю, что всем нам полезно быть открытыми для новых идей и извлекать уроки из своего опыта.

Что касается МВФ, оказывая помощь своим государствам-членам в проведении ответных мер по преодолению финансового кризиса в течение последних нескольких лет, мы стремились укрепить и усовершенствовать широкий спектр наших средств поддержки. Мы предлагали беспристрастные рекомендации в рамках нашего анализа и прогнозов, в том числе делая упор на устойчивый и всесторонний экономический рост и создание новых рабочих мест. Мы предоставляли финансовую поддержку многим странам--членам нашей организации, сильно пострадавшим от кризиса. Мы провели реформу наших инструментов кредитования, чтобы повысить их гибкость. И мы скорректировали свой подход, например, путем рационализации предъявляемых условий и усиления акцента на социальном аспекте в странах, проводящих резкую бюджетную корректировку.

Фонд всегда стремился лучше обслуживать потребности мирового сообщества стран--членов нашей организации. Я могу сказать с уверенностью, что мы и далее будем продолжать это делать.

Глава МВФ Кристин Лагард

Фото: Reuters

— Участие МВФ в программах ЕС и поддержка неевропейских экономик в 2008-2009 годах вызывает дискуссии о необходимости увеличения финансовых возможностей самого фонда, дальнейшего пересмотра его квот в пользу развивающихся рынков, коррекции принципов работы фонда. Видит ли МВФ в этом необходимость?

— Как я говорила, работа МВФ заключается в служении своим странам-членам, то есть всем своим 187 странам-членам, настолько хорошо, насколько мы можем. Я надеюсь, что все наши государства-члены видят это и что они все в большей степени могут видеть в нас свое отражение — в том, как мы реагируем на их потребности, и в том, как они представлены в организации.

Что касается ресурсов, наши государства-члены уже укрепили финансовый потенциал фонда во время кризиса. На только что завершившемся саммите Группы двадцати мировые лидеры еще раз подтвердили свою решимость обеспечивать, чтобы у МВФ и далее были достаточные средства для выполнения своей системной роли, опять же на благо всех наших государств-членов. И эта поддержка воодушевляет.

Что касается общего управления МВФ, я хотела бы напомнить вам, что в далеко идущей реформе 2010 года государства--члены нашей организации договорились об историческом перераспределении долей квот в размере шести процентных пунктов в пользу динамично растущих стран с формирующимся рынком и развивающихся стран при сохранении доли голосов, приходящейся на беднейшие государства-члены. Эта реформа опиралась на предыдущую реформу 2008 года, так что беспрецедентный масштаб общего сдвига долей квот составляет 9%.

— Что касается России, в последние годы она предприняла несколько инициатив, призванных обеспечить более важную роль России и СНГ на мировой арене. Как вы думаете, оправданны ли эти устремления?

— Россия является одним из важных членов Группы двадцати. Россия играет важную роль на мировой арене. И я с удовлетворением скажу, что она играет важную роль в МВФ. Россия является одним из десяти крупнейших акционеров нашей организации.

Безусловно, всем известно, что сейчас Россия — крупнейший в мире производитель нефти. Но, более того, вместе с другими странами с формирующимся рынком, составляющими БРИКС, Россия играет ключевую роль в качестве одной из движущих сил мирового экономического роста. И в будущем мне видится, что роль России будет еще более увеличиваться.

Интервью взял Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...