Коротко

Новости

Подробно

Мартин Райзер: "Удачного времени для приведения коммунальных тарифов к экономически оправданному уровню не бывает никогда"

"Финансы". Приложение №195 от , стр. 13

Всемирный банк завершает переговоры с Украиной относительно программы сотрудничества на 2012-2016 годы. Об особенностях новой программы и рисках для украинской экономики корреспонденту "Финансы" Юрию Панченко рассказал директор представительства Всемирного банка в Украине, Белоруссии и Молдавии Мартин Райзер.


— Сейчас Украина и Всемирный банк (ВБ) обсуждают новую программу сотрудничества на 2012-2016 годы. Будут ли в ней какие-то изменения в сравнении с действующим соглашением?

— Новая стратегия сотрудничества до сих пор находится в процессе обсуждения, и мы продолжаем вести дискуссии как внутри банка, так и с украинскими властями. Общее направление этой стратегии сохранится, поскольку неизменными остались основные вызовы для Украины. То есть мы будем продолжать работу в сфере энергосбережения, содействовать реформам, направленным на увеличение конкурентоспособности украинской экономики, а также на усовершенствование системы госуправления. Впрочем, изменения будут касаться вопроса внедрения наших проектов и реформ в целом. Дело в том, что в Украине принято выполнять меньше, чем было запланировано. Поэтому в новой стратегии мы хотим найти пути, как преодолеть эту тенденцию.

— Какие объемы средств могут быть предоставлены в рамках новой программы сотрудничества?

— Предыдущая программа предусматривала предоставление кредитов на сумму $2,3 млрд за четыре года. Полагаю, мы можем выйти на подобный уровень — порядка $2 млрд в течение следующих четырех лет. Впрочем, если мы увидим прогресс Украины во внедрении реформ, то объем кредитования может быть увеличен. Соответственно, если этого не произойдет, объем кредитов может быть меньше $2 млрд.

— Пару лет назад вы говорили, что большинство кредитов банка не осваиваются украинскими властями. По ряду программ уровень использования кредитных средств составлял лишь 30%. Изменилась ли ситуация за последнее время?

— Должен признать, что за последний год мы видим определенный прогресс в реализации наших проектов. Например, до прошедшего финансового года на протяжении последних 10 лет средний уровень выборки средств по нашим проектам был меньше 10% (в год от суммы четырехлетней программы.—"Финансы"). По итогам прошлого финансового года мы достигли уровня выборки в 15%, а в нынешнем году ожидается 20%.

— С чем вы связываете такую низкую выборку, ведь Украина заинтересована в дешевых кредитах? И каков средний процент выборки средств в регионе Восточной Европы?

— В среднем в этом регионе — порядка 20%. Как видите, показатель Украины был гораздо ниже. Это можно объяснить рядом причин. В частности, мы настаиваем, чтобы наши процедуры по закупкам и финансовому менеджменту выполнялись, и это достаточно сложно соблюсти. Но лишь выполнение этих процедур позволяет нам сделать вывод, что кредиты будут использоваться по назначению. Еще одна причина — частая смена правительства. Это всегда оборачивалось для нас потерей времени, поскольку новой правительственной команде требовалось время, чтобы разобраться в реализуемых проектах. Но, несмотря на перечисленные причины, я достаточно оптимистично настроен, поскольку, как мне кажется, в Украине есть понимание того, что если страна не использует уже выделенные кредиты, то зачем ей новые?

— Изменится ли ставка по кредитам, выделяемым в рамках новой программы?

— Процентная ставка определяется нашим советом директоров. Она включает в себя LIBOR и весьма небольшую маржу (0,49%.—"Финансы"). Поскольку меняется LIBOR, становится другой и процентная ставка. Иногда маржа также корректируется, но это происходит нечасто. Для Украины процентные ставки остаются неизменными в течение последних двух лет, и я не располагаю информацией о том, что в ближайшем будущем планируется их пересмотр.

— В 2009 году Украина получила кредит ВБ на поддержку финансового сектора, однако второй транш до сих пор не выделен. Что этому препятствует?

— Для этого необходимо, чтобы украинские власти реализовали весь комплекс согласованных с нами реформ. Здесь есть прогресс, но ряд процессов, например реформа Фонда гарантирования вкладов физических лиц, не завершены. Еще одной причиной является то, что в нынешней неустойчивой макроэкономической среде мы можем предоставлять прямую бюджетную поддержку, только если существует действующая программа с Международным валютным фондом, которая бы обеспечивала основы макроэкономической политики. Кроме того, и мы об этом часто говорим, мы обеспокоены качеством госуправления в Украине. Пока мы не увидим явного прогресса в этой сфере, риск предоставления прямой бюджетной поддержки, по нашему мнению, является слишком высоким.

— Какие именно условия до сих пор не выполнены и что вы подразумеваете под недостатками госуправления?

— Нас волнует уровень коррупции и те явления, которые все еще происходят в регуляторной сфере. Но наши дискуссии с украинскими властями продолжаются, и мы надеемся в скором времени достичь прогресса.

— А как вы оцениваете модернизацию украинского финансового сектора? Насколько он сейчас готов к новым потрясениям?

— Думаю, банковский сектор сегодня сильнее, чем был в 2008 году. Банки получили достаточную поддержку, и это значительное достижение как для Украины в целом, так и для работающих на рынке банков. На мой взгляд, сейчас есть лишь две проблемы финансового сектора. Первая — наличие до сих пор большого объема плохих кредитов. Была проделана работа, чтобы помочь банкам либо реструктуризовать эти кредиты, либо списать, но количество плохих кредитов все равно не позволяет освободить капитал банков. Вторая проблема — банкам нужно зарабатывать, а значит — им требуются активы, которые зарабатывают деньги. Принимая во внимание сложившуюся ситуацию в мире, банки сейчас избегают рисков. Однако такая осторожность приводит к увеличению периода, в пределах которого на работу банков влияют плохие кредиты.

— Часто говорится еще и о риске вывода средств материнскими банками из своих украинских "дочек". Насколько актуальна сейчас эта проблема?

— В первую очередь мы должны признать, что во время предыдущей волны кризиса наблюдалась противоположная картина — зарубежные банки не только не забрали средства, но и предоставили новые, проведя рекапитализацию украинских "дочек". Конечно, их готовность продолжать это делать зависит от стратегии развития в Украине. Если макроэкономическая политика правительства будет правильной, банки останутся в стране.

— Какие основные риски для украинской экономики ожидаются в 2012 году?

— В первую очередь это риски, связанные с глобальной ситуацией: с падением спроса, например, на такие товары, как сталь. Финансовые сложности в Европе также будут иметь прямое влияние на Украину.

— Имеет ли смысл правительству подкорректировать параметры госбюджета-2012 в сторону уменьшения доходной части?

— Считаю, что это необходимо сделать, поскольку бюджет базируется на прогнозе роста экономики на уровне 5%. Когда бюджет еще разрабатывался и подавался в парламент, такой прогноз мог считаться реалистическим, но сейчас он выглядит излишне оптимистическим.

— Какой показатель роста ВВП, на ваш взгляд, стоит заложить в госбюджет-2012?

— Наш новый макроэкономический прогноз будет обнародован в декабре, и тогда мы дадим ответ и на этот вопрос. Сейчас я могу лишь отметить, что лучше составлять бюджет, основываясь на консервативных оценках. Чтобы при необходимости увеличивать расходы, а не проводить урезание доходной части посреди бюджетного года.

— Дефицит госбюджета планируется покрывать за счет займов. Но сейчас внешнее финансирование Украине практически недоступно. Не станет ли это еще одной проблемой?

— Потребности в займах есть как у государственного, так и у частного сектора. Для помощи же в ситуациях, когда страна оказывается "отрезанной" от внешнего финансирования, и создан Международный валютный фонд. Поэтому восстановление сотрудничества с МВФ позволит стране чувствовать себя относительно безопасно.

— Еще в нынешнем году правительство намерено провести приватизацию ряда энергогенерирующих компаний, чтобы, как говорят в Кабинете министров, "создать финансовую подушку безопасности". Насколько целесообразна продажа компаний в нынешних условиях, когда финансовые возможности потенциальных покупателей снизились?

— Сейчас вообще сложно найти идеальное время для проведения приватизации. Но я бы акцентировал внимание на другом аспекте. Основной задачей приватизации должно быть создание условий для лучшей работы этих предприятий. Если речь не идет о государственной монополии, то частный сектор сможет более эффективно управлять предприятиями, и, несомненно, в Украине остается пространство для приватизации. Но она должна происходить на принципах конкуренции и прозрачности.

— В правительстве рассчитывают, что проведение Евро-2012 позволит увеличить рост ВВП на 1 процентный пункт. Многие эксперты, напротив, заявляют, что эффект будет значительно меньшим. Каково ваше мнение по данному вопросу?

— Я читал публикации, в которых анализируется влияние подобных мероприятий. Как правило, экономический эффект был положительным, однако он составлял гораздо меньше 1 процента ВВП.

— Сейчас Минфин пытается компенсировать непоступление средств с внешних рынков за счет предложения индексных ОВГЗ, привязанных к курсу доллара. В свою очередь Нацбанк предлагает золотые сертификаты и инвестиционные монеты. Насколько востребованны будут эти инструменты?

— Расширение набора финансовых инструментов в Украине — неплохой шаг. Но не думаю, что это решит проблему заимствований и разрыва между ставками, требуемыми рынком и предложенными правительством и НБУ. На протяжении нескольких недель Минфин вообще не мог ничего разместить в гривне на внутреннем рынке. Кроме того, практика размещения исключительно бумаг, привязанных к курсу доллара, не может быть успешной на протяжении длительного времени.

— Одной из инициатив ВБ является создание санационного банка. Все ли ваши рекомендации были выполнены?

— Этот процесс лишь начинается. Преобразование "Родовида" в санационный банк сопровождается постоянными консультациями с нашими экспертами, и пока все движется в правильном направлении. Но есть один внешний аспект, который оказывает большое влияние на функционирование санационного учреждения и, более того, воздействует на работу банков в целом. Речь идет о решениях судов по делам о защите прав кредиторов. Я часто слышал опасения со стороны банкиров и сотрудников НБУ, что решения судов очень сложно предсказать. И дело не в недостатках законодательства — закон "О защите прав кредиторов" был принят и должен помочь урегулировать проблему,— а в непредсказуемости судебных решений. Это также будет оказывать влияние на возможность санационного банка возвращать активы.

— Каким вы видите дальнейшее развитие санационного банка?

— Он создан, чтобы решить вопросы плохих долгов банков, находящихся в управлении государства. Мы не поддерживаем идею создания "плохого" банка для всей системы и остаемся при мнении, что это не будет правильным решением.

— А что бы следовало предпринять?

— Существует достаточно много рыночных методов решения проблемы плохих долгов. Например, их можно либо продать компаниям по управлению активами, либо реструктуризировать. Наша позиция состоит в том, что необходимо решать проблему рыночными методами, а не за счет дополнительного привлечения государственных средств.

— Как долго государству нужно "оставаться" в рекапитализированых банках и когда, на ваш взгляд, их целесообразно продать?

— Мы не раз подчеркивали, что правительство не должно быть долгосрочным владельцем рекапитализированных во время кризиса банков. Это иллюзия — считать, что чем дольше государство будет держать их в своей собственности, тем больше шансов продать их с прибылью. На наш взгляд, сейчас необходимо довольно быстро провести определенную подготовку этих банков к приватизации. Было бы хорошо, если бы это произошло в течение следующего календарного года.

— Очевидно, что правительство не сможет получить от продажи этих банков сумму, направленную на рекапитализацию. Оправданна ли такая жертва?

— Да, потому что эти деньги уже ушли. У правительства нет потенциала в плане менеджмента, чтобы повысить рыночную стоимость этих банков. Поэтому оптимальным выходом, на мой взгляд, будет очистить эти банки от плохих кредитов, выставить их на рынок, получить их нынешнюю стоимость и списать остаток.

— Какой процент от направленной на рекапитализацию суммы можно считать приемлемым в случае продажи этих банков?

— Это не имеет значения. Чем дольше эти банки будут оставаться в государственной собственности, тем больше будет соблазнов предоставить им специальный регуляторный режим с целью создания условий для определенных потоков доходов. По сути, это будет перекладыванием денег из одного кармана в другой.

— Украина и Россия договорились о расчетах за газ в рублях. Насколько это удачная идея?

— В целом, диверсификация валют — это хорошая идея для платежного баланса. Но непонятно, каким образом помогут расчеты за газ в рублях, поскольку цена газа по-прежнему рассчитывается в долларах США. Нужно увидеть все условия газового соглашения, чтобы сказать, отвечают ли они интересам Украины.

— При назначении членов нынешнего правительства ВБ сформулировал ряд рекомендаций. Насколько в Кабмине к ним прислушались?

— На этот вопрос ответ дал президент Виктор Янукович, заявив, что его программа реформ выполняется правительством на 50%. У нас были замечания к этой программе, но в целом мы ее одобрили. То есть мне кажется, реакция президента правильная — правительство сделало меньше, чем могло бы.

— Как вы оцениваете процесс реализации пенсионной реформы? Соответствует ли он вашим рекомендациям?

— Это очень сложная и непопулярная реформа, однако она внесла огромный вклад в восстановление жизнеспособности пенсионной системы. Поэтому мы ее приветствуем. Процесс идет, можно обсуждать какие-то моменты, но в целом эта огромная реформа идет в правильном направлении.

— Какие реформы вы рекомендуете правительству осуществить в ближайшие полгода-год?

— В первую очередь необходимо создать условия, при которых Украина будет готова к высокой волатильности на международных рынках. Необходимо достичь соглашения с МВФ, даже несмотря на то, что выполнение требований фонда представляется крайне сложным. Удачного времени для приведения коммунальных тарифов к экономически оправданному уровню не бывает никогда. Все равно рано или поздно эти тарифы придется повышать, и эту пилюлю просто необходимо проглотить. Кроме того, Украине необходимо что-то делать с инвестиционным климатом. Был осуществлен ряд хороших мер по дерегуляции, в частности в сфере сельскохозяйственного экспорта. Но у инвесторов нет ощущения, что в Украине их ждут. Да, они не уходят из страны, поскольку видят в долгосрочной перспективе выгоды от своих вложений, но и не увеличивают инвестиции. Чтобы двигаться вперед, правительству необходимо срочно решить эту проблему. И, наконец, было бы хорошо, если бы Украина подписала с Евросоюзом соглашение о свободной торговле.

Мартин Райзер

Родился в 1968 году в Тюбингене (Германия). В 1992 году получил степень магистра Лондонской школы экономики, а в 1996 году — степень доктора экономики Университета имени Христиана Альбрехта (Киль, Германия). В 1996-2003 годах работал в Лондоне в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР), с 2002 года — директор по вопросам развития стратегии и анализа в ЕБРР. В 2003-2006 годах — глава представительства Всемирного банка в Узбекистане. В 2006 году стал экономическим советником украинского офиса, а с июля 2008 года — директором Всемирного банка по Украине, Белоруссии и Молдавии.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя