Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

от

Владимир Петухов, руководитель Центра комплексных социальных исследований Института социологии РАН


Партия власти все еще способна побеждать на выборах со значительным перевесом. Но выборы-2011 уже не будут такими, как выборы-2007, даже если «Единая Россия» вновь получит большинство мест в Думе. Меняется сознание избирателей, прежде всего — того лоялистского большинства, которое обеспечивало партии власти сокрушительные победы все нулевые годы.

Когда в 90-е в стране только появилась публичная политическая жизнь, интерес к ней был огромный. Все воспринималось в новинку и всерьез. Плюс голосование носило в значительной степени идеологический характер. Тогда очень много говорили о расколе общества на приверженцев старых — советских, коммунистических ценностей и новых — демократических. Все избиратели тогда были сторонниками тех или иных идейных течений.

Ценностный раскол существует и сейчас. Но проходит он по совсем иным линиям — противоречия между богатыми и бедными, между людьми разных национальностей и т. д. Поэтому интерес к политике снизился, а выборы превратились в некоторую обыденность. Общество фактически разделилось на две части по отношению к власти. И голосование резко упростилось: ты готов поддержать власть или не готов поддержать. Для тех, кого власть не устраивает, есть два выхода. Сходить и проголосовать за любую партию, кроме правящей. Либо вообще не ходить на выборы, то есть проголосовать «ногами». Если суммировать голоса тех и других, то получится довольно значимый процент россиян. Но, к сожалению, большей популярностью среди таких россиян пользуется вариант голосования «ногами».

Большинство, которое в последние десять лет голосует за власть, делает это вовсе не по причине врожденного патернализма или рабской психологии. Их выбор объясняется нарастающей прагматизацией сознания. Люди исходят из простой вещи: лояльность в обмен на невмешательство в частную жизнь. В этом суть того самого консенсуса, который возник на рубеже 2000-х. Его приняли не только условно зависимые от власти бюджетники (врачи, учителя), силовики и бюрократия. Лояльность свойственна бизнесу, особенно той его части, которая инкорпорирована во власть, составляя с нею бюрократическо-бизнесовую унию. В консенсус втянуты и самые активные, дееспособные слои сограждан. Они вошли в лоялистское большинство не в силу какой-то большой любви к этой власти, а в силу удовлетворенности собственной жизнью. И именно эта часть лояльного большинства может прийти 4 декабря на выборы и проголосовать совсем не так, как рассчитывает нынешняя власть.

Они уже повлияли на рейтинг партии власти, обеспечив понижение на 10–12% в сравнении с годами ее пиковой популярности. Перелом в сознании произошел летом 2010 года. До этого всех вполне устраивала та выстроенная в нулевые Россия, где за деньги можно очень многое решить, если ты молод, успешен и относительно богат. Но пожары 2010-го показали, что существует масса проблем и сфер, где ты сам ничего не можешь решить, даже если ты в шоколаде. Вдруг выяснилось, что пожары никто не тушит, от пробок никто не спасает, социальная инфраструктура развалена. Словом, даже те, кто сейчас имеет очень много, оказались перед дилеммой: либо уезжать, либо высказывать недовольство в каких-то формах.

В итоге очень сильно сменилась конфигурация полей социального напряжения. Сегодня сытая, довольная Москва, которая еще лет пять-семь назад по всем оценкам демонстрировала очень высокий уровень удовлетворения своей жизнью, теперь теряет интерес к партии власти. Рейтинг «Единой России» в столице теперь в два раза ниже того результата, которого эта партия добилась в 2009 году на выборах депутатов Мосгордумы. Еще существеннее потери единороссов в Петербурге. Схожие настроения среди жителей столиц регионов, в крупных индустриальных центрах. В «лихие 90-е» главным источником поддержки прежней демократической власти были столицы и крупные города, а опора коммунистической оппозиции — «красный пояс» находился как раз в провинциальных городах Центральной России, Сибири и Дальнего Востока. Теперь ситуация переворачивается. Рейтинг «Единой России» и ее высших представителей тем выше, чем дальше от Москвы.

Электоральную ситуацию вряд ли выправят в пользу правящей партии и создаваемые властью квазиинституты наподобие «Общероссийского народного фронта». В лучшем случае та теряющая лояльность часть большинства проголосует 4 декабря «ногами». Потому что недовольство следует канализировать через реальные институты, в частности партии. Не через список партий, которым разрешили существовать в России. А через партии, право на создание которых должно быть у любых людей, готовых заявить о себе на политической сцене. А такие люди есть. И они не только в несистемной оппозиции, лидеры которой все из той же политической элиты, сформировавшейся 20 лет назад. За каких-то последних пару лет буквально на глазах вместе с «синими ведерками», с защитой Химкинского леса появилась целая россыпь молодых гражданских активистов. Им по 30 лет. Подождите — они еще будут политиками. И если в стране по-прежнему будут парализованы существующие традиционные институты — партии, профсоюзы и т. д., то сегодняшние гражданские активисты найдут пути прямого воздействия на власть. Значительная часть общества, не поддерживающая нынешнюю власть, уже начинает искать такие пути. И это опасно.

Комментарии
Профиль пользователя