Вчитаться в человека

Юлия Ларина, Кирилл Журенков и Сергей Мельников — о приходе «живой библиотеки» в Россию

В выходные в Москве впервые организовали "живую библиотеку", в которой можно было взять на время не книгу, а человека

Оказывается, вопрос "Как пройти в библиотеку?" может задать не только читатель, но и книга. Правда, книга это живая — доброволец, принимающий участие в необычной для России, но уже привычной для Запада акции — "живой библиотеке" (Living/Human Library). В Москве она впервые прошла в выходные на территории Российской государственной библиотеки для молодежи.

"Живая библиотека" напоминает обычную: приходит читатель, заглядывает в каталог, выбирает книгу и читает ее. Только роль книг здесь выполняют живые люди, а 30-минутный разговор заменяет процесс чтения. "Живые библиотеки" предлагают поговорить с человеком, с которым в повседневной жизни пообщаться не удается. Здесь можно получить собственное представление о человеке (социальной группе, нации...), чтобы не пользоваться расхожим. Часто "книги" — это люди, в отношении которых в обществе существуют предрассудки и стереотипы. Девиз проекта на Западе: "Не суди о книге по обложке — прочитай ее!". Впервые "живая библиотека" была организована на одном из фестивалей в Дании в 2000 году. За десятилетие к проекту присоединились более 50 стран. Везде акции аполитичны и бесплатны.

В Москве инициативная группа добровольцев объявила о своей затее еще летом и создала российский сайт акции (http://humanlibrary.ru). Пока готовились, идею подхватили в Екатеринбурге и Новосибирске и провели в октябре библиотеки в мини-формате (до 10 "книг"). В Москве за два дня было представлено около трех десятков "книг": цыганка, бездомный, ВИЧ-положительный, гей, мама в однополой семье, раввин, полицейский, экс-наркозависимый, путешественница-одиночка, буддийский монах, профессиональный поэт, феминистка... Кто-то откликнулся сам, других искала инициативная группа, обращаясь в различные организации.

— Мы провели опрос в интернете, чтобы понять, какие "книги" будут интересны и какие предубеждения существуют,— говорит координатор акции Мария Сурис.— Выяснилось, что есть предубеждения, к примеру, в отношении людей с криминальным прошлым, цыган, душевнобольных, полицейских, мигрантов из Средней Азии и экс-наркозависимых. Часть людей еще на стадии опроса (у нас была обратная связь) поняла, что избегают тех, к кому относятся с предубеждением. То есть мало того, что ничего об этой группе не знают, еще и боятся ее. Я общалась с организаторами подобных акций из других стран, и они говорят: если сделать каталог, где будут представлены только остро социальные "книги", люди, которые опасаются их, не придут. Поэтому каталог делается смешанным. Человек сначала общается с тем, кто не вызывает у него опасений, и потом он гораздо более открыт для общения с другими "книгами".

Заметим, что список "книг" во многих странах чем-то схож, хотя есть и различия. Например, на Западе в каталоге не будет кавказца, а у нас он есть. За рубежом "живые библиотеки" предлагают поговорить, к примеру, с блондинкой. Разговор блондинки с кавказцем в рамках "живой библиотеки" тоже возможен.

Материалы подготовили Кирилл Журенков, Юлия Ларина, Сергей Мельников

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...