Коротко


Подробно

Война с Желтороссией

Важнейшие опорные пункты в Желтороссии — военные базы и КВЖД — были надежно прикрыты инженерными сооружениями
       "Государь Император Всероссийский, снисходя к печальному положению законного китайского правительства и ради устранения опасности, грозящей нашему трудовому русскому народу, работающему над постройкой Восточно-Китайской железной дороги, повелеть соизволил: ввести в Маньчжурию свои войска". С таким воззванием генерал-губернатор Приамурской области генерал от инфантерии Николай Гродеков обратился 28 июня 1900 года "к властям и населению Маньчжурской провинции". К ноябрю того же года, то есть ровно сто лет назад, российские войска заняли Маньчжурию.

       Русская армия выступила в поход после того, как китайские повстанцы и правительственные войска весной--летом 1900 года развернули настоящее наступление на поселения строителей в зоне КВЖД и на русские военные базы, располагавшиеся на Квантунском полуострове. Китайцы убивали всех русских без разбора, военных и гражданских. В ответ русский флот, пехота и казаки залили кровью Маньчжурию.
       Всего за несколько лет до того казалось, что маньчжурская степь вот-вот станет цветущим оазисом европейской цивилизации на Дальнем Востоке.
       
Маньчжурский Клондайк
 
       Симоносекский мирный договор 1895 года, завершивший неудачную для Китая войну с Японией, открыл дорогу в страну иностранному капиталу. Русские, английские, германские, американские концессии росли на китайской земле как грибы.
       Русские промышленники пришли сюда первыми. В считанные годы в голой маньчжурской степи среди сопок выросла Желтороссия — города и поселки, казавшиеся путешественникам миражом: добротные дома, школы и храмы, рестораны и отели, театры и вузы, промышленные предприятия.
       В 1900 году Порт-Артур, где обосновалась русская эскадра, был известен как один из самых дорогих городов на Востоке, переполненный иностранцами. В городе имелись театр, военный и морской клубы, устроенные "очень кокетливо", прекрасный ресторан, "поставленный на широкую ногу, где рекой льется шампанское и дорогие вина, сыплется золото и забывается, что вы находитесь на краю света". Неподалеку стремительными темпами воздвигался порт и город Дальний, призванный по замыслу министра финансов Сергея Витте стать одним из центров мировой торговли, конкурентом Сан-Франциско.
       Благодаря русским колонистам Северо-Восточный Китай прославился в мире как азиатский Клондайк, где удачливый старатель имеет шанс в одночасье разбогатеть. Особенно мощным стал приток русских с началом строительства Китайско-Восточной железной дороги. Магистраль протяженностью в две с лишним тысячи верст — из наиболее удачных проектов Витте, который добился от Пекина согласия на концессию. 27 августа 1896 года китайский посланник в России Сюй Цзин Чен и правление Русско-китайского банка заключили соглашение о предоставлении банку права постройки и эксплуатации железной дороги. К январю 1900 года было проложено 900 верст. А уже 1 июля 1903 года администрация КВЖД пышным банкетом в Харбине отметила ввод в строй основных веток магистрали.
       В отчете правления Общества КВЖД указывалось, что общие расходы компании за неполных семь лет существования составили 400 077 236 руб., из них: собственно сооружение дороги — 253 496 850 руб., покрытие убытков, вызванных "китайскими беспорядками" в 1900 году,— 70 000 000 руб.
       Грандиозность последней цифры объясняется просто: многотысячные массы китайцев в течение почти двух месяцев уничтожали проложенную дорогу: из 1300 верст уложенного железнодорожного пути 900 оказалось разрушено. Так России аукнулось боксерское восстание в Китае.
       
"Кулак в форме цветка сливы"
29 июня 1900 года русские пехотные полки при поддержке казаков перешли китайскую границу
       В последние десятилетия прошлого столетия народ Китая переживал полосу несчастий. Жестокие поражения в двух "опиумных" и еще нескольких войнах, тяжелейшие стихийные бедствия, повлекшие гибель посевов сельскохозяйственных культур, небывалый рост цен на продовольствие и массовый голод. "В деревне Шаогоцунь уезда Наньгун с населением в 1000 человек более 500 умерло от голода,— свидетельствовал русский путешественник, в 1895 году проехавший по провинции Шаньдун.— Повсюду валяются трупы".
       Как докладывал в Петербург в 1899 году русский финансовый агент в Китае Протасьев, сплошная череда неурожаев "сильно обострила нужду и поставила тысячи туземцев в безвыходное положение. Тысячи этих несчастных перебрались на Квантун (к русским военным базам) в поисках заработка и принесли сыпной тиф".
       В течение 1898 года в различных провинциях стихийно возникло множество крестьянских отрядов с названиями вроде "Красный кулак" или "Кулак в форме цветка сливы". Эти дружины сплотились в организацию "Ихэтуань" ("Союз справедливости и мира"). Члены ее верили в возможность достижения бессмертия и собственную неуязвимость от пуль и клинков, достижимых с помощью ограничений в пище, дыхательной и физической гимнастики, волшебных талисманов и заклинаний. Европейцы прозвали ихэтуаней боксерами за их систему гимнастических приемов цюань, напоминавших кулачный бой.
       Главными целями ихэтуаньского движения провозглашалось поголовное изгнание из Китая иноземцев-христиан и возврат к временам прошлого, когда страна была закрыта для чужаков. Толпы людей распевали гимн: "Изорвем электрические провода, вырвем телеграфные столбы, разломаем паровозы, разрушим пароходы!" Старухи на городских перекрестках лепили из теста фигурки человечков по образу европейцев и бросали в котлы с кипящей водой, приговаривая: "Соберем муки с тысячи семей, соберем воды со ста семей и заживо сварим иностранных чертей!"
       15 мая 1900 года в результате действий ихэтуаней прервалось железнодорожное сообщение между Пекином и Тяньцзинем. 22 мая европейские дипломаты, блокированные в столице, обратились к своим правительствам с требованием принять экстренные меры к их освобождению. Паника в Пекине была столь велика, что даже английский посланник, более других не расположенный увидеть войска России в китайской столице, настаивал на срочной высылке русского десанта из Порт-Артура.
Русские фуражиры в окрестностях Мукдена
       30 мая иностранные военные корабли, курсировавшие в Чжилийском заливе, вошли в порт Дагу и высадили десант, переброшенный поездами в Пекин. 20 июня в столице погиб германский посланник Кеттелер, и началась осада посольского квартала. Она продолжалась 56 дней, пока в Пекин не прорвался Печилийский экспедиционный отряд российских и союзных войск под командованием генерал-лейтенанта Николая Линевича.
       Между тем в ответ на артиллерийскую бомбардировку фортов Дагу с европейских кораблей китайское правительство объявило войну иностранным державам. КВЖД стала объектом яростных атак ихэтуаней и присоединившихся к ним правительственных войск. С 22 июня русские начали отход к своим границам или базовым пунктам — Харбину, Инкоу, Порт-Артуру. Отход сопровождался ожесточенными боями и зверскими расправами над россиянами. Трагично сложилась судьба гарнизона станции Мукден, например. Отряд поручика Валевского - около ста человек военных и гражданских чинов, две женщины — пробивался с боями к корейской границе. Часть отряда попала в плен и была замучена. Городскую стену Ляояна боксеры "украсили" отрезанной головой инженера-железнодорожника Б. А. Верховского.
       За полмесяца погибло свыше 100 россиян. Однако важнейшие опорные пункты решено было не сдавать, и благодаря мужеству своих защитников они устояли. Так, Харбин оборонял интернациональный добровольческий отряд в 2000 человек, в который вошли как обитатели русского сеттльмента — железнодорожники, так и английские и французские миссионеры.
       Китайские войска, выйдя на берег Амура, начали вооруженные провокации: артиллерийским обстрелам многократно подвергался Благовещенск, причем первые залпы накрыли безмятежно купавшихся в реке солдат. Реакция россиян последовала без промедления.
       
Убитых туземцев не считали
Конная артиллерия на привале. Казаки наводили ужас на повстанцев, правительственные войска и мирных жителей
       29 июня 1900 года границу перешел выступивший из Хабаровска первый отряд (два стрелковых полка с казаками), затем еще несколько отрядов с различных направлений — от забайкальской станции Маньчжурия, из Благовещенска, Никольска-Уссурийского и др. И уже к началу ноября 1900 года русские войска, общая численность которых достигла 100 тыс. человек, установили контроль над всей Маньчжурией. Как докладывал государю военный министр генерал Алексей Куропаткин, потери в "китайском походе" составили: убитыми — 22 офицера и 220 нижних чинов, ранеными — 60 офицеров и 1223 нижних чина.
       Подсчитать, сколько было убито китайцев, никто даже не пытался. Очевидно, что потери среди "туземцев" многократно превышали русские. Основание так утверждать дает, например, один из приказов генерал-лейтенанта Линевича, хранящийся в Российском государственном военно-историческом архиве: "Разгромить Гайчжоу за сожжение станции и мостов (по линии КВЖД), наколоть как можно больше китайцев, сжигать все беспощадно".
       Впрочем, спустя месяц тот же Линевич, вероятно, поостыв, отдал не менее замечательный приказ: предать военно-полевому суду и тут же повесить восемь казаков экспедиционного корпуса, слишком уж отличавшихся по части мародерства и насилия над китаянками.
       Военный конфликт обернулся трагедией для китайцев, оказавшихся летом 1900 года на русской территории.
       В Российском государственном архиве Дальнего Востока хранятся материалы разбирательства по делу пристава четвертого участка Амурского округа титулярного советника Волкова. 6 июля 1900 года на запрос красноярского волостного правления о порядке действий крестьянской дружины в отношении "лиц китайской национальности" он ответил: "Всех китайцев уничтожайте". Сельские защитнички Отечества, естественно, восприняли распоряжение пристава как обязательное к исполнению. Осенью 1900 года Волкову было предъявлено обвинение в превышении власти, приведшее к убийству 17 китайцев. На следствии пристав оправдывался тем, что по чистой случайности пропустил в своей резолюции слово "вооруженных". В октябре 1900 года его дело было передано мировому судье. Разбирательство затянулось, пока 7 августа 1902 года Николай II по докладу министра юстиции не сделал распоряжение: уголовное дело в отношении Волкова прекратить, со службы уволить и подвергнуть административному наказанию: двухмесячному аресту с содержанием на гарнизонной гауптвахте.
       5 июля 1900 года на станции Поярково под Благовещенском были собраны и посажены под арест 85 китайцев — частью местных, а частью снятых с парохода "Саратов", плывшего по Амуру. 7 июля всех расстреляли. К осени по Амуру плыло столько трупов китайцев, что власти вынуждены были отдать распоряжение во избежание эпидемий их вылавливать, закапывать или сжигать.
       Специальная комиссия, работавшая в Зазейском районе Амурской области с 16 по 21 сентября 1900 года, в протоколе констатировала: "За исключением десяти фанз села Булах-Манча и одной заимки, все остальные усадьбы 76 населенных пунктов сожжены дотла. В восьми волостях обнаружено 444 трупа китайцев". Очевидцы отмечали, что в 1900 году китайских купцов в Приморье, Приамурье и Забайкалье чаще всего убивали просто ради завладения их достоянием.
       
Закат Желтороссии
В китайском походе русские потеряли убитыми и ранеными около полутора тысяч человек. Потери китайцев никто не считал
       Окончательной датой подавления ихэтуаньского восстания считают 7 сентября 1901 года, когда китайское правительство подписало Заключительный протокол. Этот документ разрешал иностранным державам разместить воинские контингенты на пути от Пекина к морскому побережью, при посольствах держать охрану с артиллерией, запрещал китайским властям ввозить в страну оружие, требовал срыть форты порта Дагу, а также наказывать смертной казнью всякого, кто выступал против иностранцев. На Китай налагалась контрибуция в размере 147 млн фунтов стерлингов. Значительная часть контрибуции передавалась России на покрытие расходов по восстановлению разрушенных участков КВЖД.
       "Китайский поход" 1900 года обошелся России в копеечку: за несколько месяцев наличный запас Государственного банка сократился на 30%.
       Китайцев поставили на колени, но не научили любви к России. Местные жители стали "пятой колонной" японской армии в войну 1904-1905 годов.
       Проблему обеспечения безопасности КВЖД в этих условиях правительство России склонялось решать путем создания военных поселений в полосе отчуждения железной дороги. Автором идеи выступил все тот же приамурский генерал-губернатор Гродеков. В докладной записке на имя императора он предлагал: "Заселить полосу отчуждения (КВЖД) русским элементом, способным найти силу хотя бы для первоначальной защиты линии от вооруженных нападений, так как охранная стража, разбросанная по всей обширной территории КВЖД, численно недостаточна в каждом ее пункте".
       Николай II одобрил инициативу члена Государственного совета Гродекова и поручил военному ведомству, министерствам финансов и земледелия разработать проект создания казачьих станиц и солдатских слободок вдоль всех веток КВЖД. Первоначально предполагалось привлечь сюда забайкальских казаков и подлежавших увольнению в запас нижних чинов экспедиционного корпуса. Им должна была выделяться земля, которую в 1903-1905 годах Россия получала в концессию на правах длительной аренды, из расчета по 3000 десятин земли при каждой станции на западной и восточной линиях и по 600 десятин при станциях южной линии.
       В ходе русско-японской войны один из высших правительственных чиновников госконтролер П. Х. Шванебах внес в кабинет министров проект раздачи земель в "Азиатской России" (имелась в виду Желтороссия) военнослужащим Маньчжурской армии из расчета: штабным офицерам — по 400 десятин, строевым офицерам — по 200 десятин, нижним чинам — по 50 десятин. Желающих нашлось не так уж много, хотя Общество КВЖД ежегодно выделяло им 200 тыс. руб. подъемных, а государство освобождало на десять лет от арендной платы за землю. К 1905 году во всей Маньчжурской армии было зарегистрировано всего 2518 таких поселенцев.
       Портсмутский мир и последовавшая за ним уступка Японии Порт-Артура и южной ветки КВЖД, эвакуация русских войск из Маньчжурии похоронили грандиозные планы военной колонизации Северо-Восточного Китая. Россияне, создавшие в полосе отчуждения построенной ими железной дороги свою, русскую цивилизацию — Желтороссию, так и не стали на этой земле хозяевами.
АЛЕКСАНДР ПРОНИН
       
При содействии издательства ВАГРИУС "Власть" представляет серию исторических материалов

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 07.11.2000, стр. 42
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение