Коротко

Новости

Подробно

«Эту проблему нельзя вырвать из контекста состояния российской промышленности»

Вице-премьер РФ об экономических связях с Китаем

от

О том, почему Россия поставляет в Китай в основном сырье и как Москва намерена с этим бороться, накануне визита российского премьера Владимира Путина в КНР “Ъ” рассказал вице-премьер РФ АЛЕКСАНДР ЖУКОВ, возглавляющий российскую часть межправкомиссии с КНР.


— Какие соглашения между ведомствами и контракты между коммерческими компаниями могут быть подписаны в ходе визита?

— Документы, предполагаемые к подписанию в ходе и непосредственно накануне визита премьера Владимира Путина в Китай, можно условно разделить на три группы: межправительственные, межведомственные и межкорпоративные. К числу первых относятся совместное коммюнике по итогам 16-й регулярной встречи глав правительств России и Китая, а также протоколы заседаний двух российско-китайских межправительственных комиссий — по подготовке регулярных встреч глав правительств и по гуманитарному сотрудничеству.

Запланировано подписание межправительственного меморандума о сотрудничестве в области модернизации экономики. Он стал результатом работы практически всех подкомиссий, входящих в состав комиссии, российскую часть которой возглавляю я, а китайскую — вице-премьер госсовета КНР Ван Цишань. Тематика меморандума охватывает инновационное сотрудничество в области промышленности, инвестиций, нанотехнологий, космических исследований, биотехнологий, информационной индустрии и по другим направлениям. Это комплексный документ, который призван дать импульс сотрудничеству по большому числу инновационных проектов в различных отраслях промышленности, а также в таких сферах, как энергоэффективность, информационные технологии, космос.

Будет подписан протокол о внесении изменений в двустороннее межправительственное соглашение о сотрудничестве в области туризма, в соответствии с которым создается механизм обязательной страховой защиты туристов, исключающий двойное страхование и обеспечивающий своевременное получение российскими и китайскими туристами медицинской и иной необходимой помощи. Полагаю, что с учетом быстрого увеличения количества турпоездок россиян в Китай и китайцев к нам этот вопрос, как говорится, давно «созрел».

Среди межведомственных документов по линии Минсельхоза России подготовлено два меморандума по укреплению сотрудничества в области сельского хозяйства и взаимодействию в области ветеринарного надзора.

Более чем солиден пакет межкорпоративных соглашений и коммерческих контрактов, причем надо иметь в виду, что их большая часть будет подписана во время шестого Российско-Китайского экономического форума. Всего планируется к подписанию 20 проектов торгово-экономического сотрудничества на общую сумму $7 млрд. Но дело, конечно, не в количестве, а качественном наполнении этих документов. Не буду перечислять их все, могу только сказать, что они касаются сотрудничества в самых различных сферах: финансовой (один проект на сумму $4 млрд), инвестиционной (четыре проекта на сумму $90 млн), пять проектов в сфере торгового сотрудничества на сумму $2,55 млрд, десять проектов технико-экономического сотрудничества на сумму $380 млн. Ряд проектов касается разработки и производства различного оборудования, в том числе весьма необходимого для модернизации базовых отраслей российской экономики (например, электроэнергетической), добычи природных ископаемых, а также взаимодействия по таким перспективным направлениям, как энергоэффективность, использование возобновляемых источников энергии и биоэнергетика.

— В последнее время наблюдается устойчивая тенденция к снижению доли машинотехнической продукции в российском экспорте в КНР, в то время как в импорте из Китая доля продукции с высокой добавленной стоимостью растет. Какие меры правительства намерены принять для устранения этого перекоса?

— Лидерами России и Китая определены амбициозные ориентиры увеличения двустороннего товарооборота — $100 млрд к 2015 году и $200 млрд к 2020 году. Однако масштабы не самоцель, мы считаем необходимым увязывать количественный рост с кардинальным улучшением качественных характеристик сотрудничества, что, безусловно, включает в себя и улучшение структуры взаимной торговли, повышение в ней удельного веса машинотехнической и высокотехнологичной продукции, других товаров с высокой долей добавленной стоимости.

Вопрос экспорта российской машинотехнической продукции в Китай — тема не новая. Она находится в фокусе внимания руководства двух стран и над ней работают соответствующие двусторонние структуры в рамках механизма регулярных встреч глав правительств, прежде всего подкомиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. Ведется работа и по линии неправительственных структур, таких как Торгово-промышленная палата, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Российско-китайский деловой совет. Под крылом РСПП в свое время также была создана Российско-китайская палата по содействию торговле машинотехнической и инновационной продукцией.

В меморандуме о сотрудничестве в области модернизации экономики большое значение как раз придается вопросам реализации совместных проектов в области поставок энергогенерирующего оборудования, развития ветровой и солнечной энергетики, разработки и производства широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета и тяжелого вертолета, сотрудничества в области использования атомной энергии и космоса, производства инновационного телекоммуникационного оборудования, в сфере высокоскоростного железнодорожного транспорта, в области судостроения, сфере производства медицинской техники и фармацевтики и по другим направлениям. Все это со временем, несомненно, должно дать эффект и в увеличении доли высокотехнологичной машинотехнической продукции в российском экспорте в Китай.

Тем не менее проблема низкой доли продукции с высоким уровнем добавленной стоимости в структуре российского экспорта в КНР не потеряла своей актуальности. Структура китайских поставок в нашу страну отличается широкой диверсифицированностью. Это, безусловно, затрагивает интересы предприятий ряда отраслей российского народного хозяйства. Нельзя не учитывать и то, что многие виды китайского промышленного оборудования отличаются от западных аналогов более низкой ценой при сопоставимом качестве, а значит, эта продукция объективно востребована на российском рынке. Что действительно не может не тревожить, так это отсутствие конкурентоспособной отечественной продукции, которая бы занимала твердые позиции на внутреннем рынке и имела бы хороший экспортный потенциал. Но это скорее наш внутренний вопрос, и, кстати, его решению могло бы способствовать развитие производственной кооперации и инвестиционного сотрудничества с КНР.

Таким образом, проблема низкой доли продукции с высоким уровнем добавленной стоимости в наших поставках в КНР — это не отдельный вопрос двустороннего торгово-экономического сотрудничества с Китаем, который можно вырвать из контекста текущего состояния российской промышленности, для повышения конкурентоспособности которой правительством предпринимаются серьезные и масштабные усилия.

— В ходе визита в КНР в прошлом году президент Дмитрий Медведев говорил об интересе китайских компаний в участии в российской модернизации, в частности в иннограде Сколково. Есть ли какие-либо конкретные проекты в этой области?

— Тема участия китайской стороны в проекте «Сколково» обсуждалась во время переговоров на уровне глав государств, а также по линии соответствующих структур в рамках механизма регулярных встреч глав правительств. Соответствующий раздел имеется и в межправительственном меморандуме о сотрудничестве в области модернизации экономики, который будет подписан в ходе предстоящего визита Владимира Путина в Пекин. При этом следует отметить, что заинтересованные в сотрудничестве китайские компании должны общаться напрямую с фондом развития «Сколково», участия правительства в соответствующих коммерческих переговорах не требуется.

— Китайское правительство намерено повысить до 65% импортную пошлину для трансформаторной стали, что ударит по интересам Новолипецкого металлургического комбината. Будет ли обсуждаться этот вопрос в ходе переговоров?

— Вопросы защиты интересов российских компаний и взаимного доступа на рынки как минимум на недискриминационных условиях, безусловно, будут обсуждаться в ходе предстоящих межправительственных переговоров. Однако на уровне глав правительств обсуждаются системные, стратегические и отдельные ключевые и принципиальные вопросы, что не предполагает лоббирования коммерческих интересов отдельных частных компаний. В конкретном плане тематика защиты внутреннего рынка традиционно включается в повестку дня заседаний двусторонней подкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. В рамках последнего 14-го заседания этой подкомиссии в конце августа в Сучжоу прошли экспертные переговоры, на которых были достигнуты договоренности, которые, как мы надеемся, китайские партнеры учтут в процессе пересмотра антидемпинговых мер в отношении продукции химической и металлургической отраслей.

В целом у нас с китайскими коллегами имеется понимание об обоюдном стремлении к поддержанию стабильных и предсказуемых условий для доступа продукции двух стран на рынки друг друга. На этот счет подписаны межведомственные меморандумы между Минэкономразвития России и Минторговли КНР.

При этом следует учитывать, что после образования Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана возникла новая ситуация, в том числе в части ранее действовавших мер защиты рынка. С нашей стороны они будут рассматриваться теперь уже не на национальном уровне, а комиссией Таможенного союза, который является коллективным органом. Китайская сторона также намерена скорректировать свои подходы по защите интересов национальных производителей уже применительно ко всему союзу.

Поэтому мы с китайскими партнерами готовим соответствующие коррективы в существующий двусторонний механизм раннего оповещения и торговых споров, а также планируем наладить прямое взаимодействие комиссии Таможенного союза с соответствующими ведомствами КНР.

— Как идет процесс перевода двусторонней торговли на расчеты в национальной валюте? Рассматривается ли возможность торговать российской нефтью и другими полезными ископаемыми за рубли и юани?

— Процесс в целом идет неплохо. Уже имеются первые результаты — подписаны необходимые межправительственные и межведомственные документы, в конце прошлого года был запущен механизм биржевой торговли рубль-юань, растет объем торговых расчетов, осуществляемых в национальных валютах. Кстати говоря, Россия стала первой страной, в которой начались биржевые юаневые торги за пределами КНР (Гонконг, являющийся специальным административным районом Китая, в расчет принимать некорректно). Объем торгов за полгода составил около 230 млн юаней (1 млрд руб.) при среднем дневном обороте более 2 млн юаней.

Конечно, мы не должны останавливаться на достигнутом. Необходимо продолжать последовательно расширять сферу применения национальных валют, делать их использование более привлекательным для предприятий двух стран. Следует рассматривать возможности использования национальных валют двух стран и в ходе реализации совместных инвестиционных проектов с участием китайских и российских банков, а также других крупных институциональных инвесторов. Мы бы приветствовали такие шаги, например, в рамках решения задач по модернизации и инновационному развитию важнейших отраслей российской экономики. Это также будет способствовать не только повышению роли рубля и юаня в наших двусторонних экономических связях, но и статусу наших национальных валют в целом.

Что касается расчетов в рублях и юанях за поставляемые в Китай из России энергоносители и сырьевые ресурсы, то выбор валюты платежа всегда остается за хозяйствующим субъектом. Если такая схема выгодна компаниям двух стран, то вероятность того, что они на нее перейдут, является очень высокой.

— Как выполняется подписанная в 2009 году программа сотрудничества между регионами северо-востока КНР и Дальнего Востока РФ? Сколько проектов реально выполнено? На состоявшемся в начале сентября в Иркутске Байкальском экономическом форуме программа была подвергнута жесткой критике со стороны главы Минрегиона Виктора Басаргина и членов китайской делегации. С чем связаны противоречия Москвы и Пекина относительно целей и хода реализации программы?

— Межрегиональное сотрудничество остается одним из наиболее перспективных направлений нашего двустороннего взаимодействия. В этом контексте правительства России и Китая уделяют большое внимание реализации одобренной на уровне глав государств программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и северо-востока КНР.

Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и северо-востока Китайской Народной Республики (2009–2018 годы) с момента ее утверждения в 2009 году стала, пожалуй, основным программным документом, который характеризует практически все направления межрегионального и приграничного двустороннего сотрудничества. В ней, как известно, содержится большое количество мероприятий и проектов, работа над осуществлением которых ведется в самом активном ключе — как со стороны федеральных органов исполнительной власти, так и со стороны органов исполнительной власти субъектов РФ.

Ход реализации программы мы оцениваем положительно. Анализ 95 мероприятий российской части программы показывает, что работа над 28 из них полностью завершена. Среди них можно отметить такие, как «Строительство причальных сооружений и грузовой площадки, в том числе паромного и грузового причалов, в пункте пропуска Нижнеленинское», «Реконструкция международного автомобильного пункта пропуска Забайкальск—Маньчжурия», «Проведение Международного детского форума в Иркутске в 2010 году» и другие.

На различной стадии реализации находятся 67 мероприятий. Например, мероприятия по строительству и реконструкции многосторонних автомобильных пунктов пропуска Пограничный—Суйфэньхэ и Краскино—Хуньчунь, которые задействованы в подготовке и проведении саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 году, планируется завершить в конце 2011 года и начале 2012 года соответственно.

Что касается Конференции по приграничному сотрудничеству между Россией и Китаем, прошедшей в рамках Байкальского экономического форума, то ее результаты также крайне важны для нашего дальнейшего успешного сотрудничества с китайскими партнерами. И российская, и китайская стороны провели откровенный разговор и выразили свои позиции относительно тех проблем и задач, которые необходимо решать в первую очередь. Это касается в том числе и списка ключевых проектов программы, который направлен прежде всего на активизацию инвестиционного сотрудничества между нашими странами.

Среди уже реализуемых значимых инвестиционных проектов хотел бы отметить проекты создания горно-металлургического кластера в Приамурье и строительства производственного комплекса поликристаллического кремния в Иркутской области.

За два года реализации программы часть проектов потеряла свою актуальность, и сейчас этот список требует обновления. Новую редакцию российской части перечня ключевых проектов мы уже направили на рассмотрение китайской стороне. И, в свою очередь, ожидаем обновленную китайскую часть этого списка.

Мы твердо намерены продолжать тесное сотрудничество между нашими странами в рамках осуществления уникального трансграничного проекта комплексного освоения острова Большой Уссурийский. Исходим из того, что такое понятие, как «Один Остров — две Страны», отвечает стратегическим целям партнерства наших государств. К концу этого года мы планируем закончить разработку концепции «Развитие российской части острова Большой Уссурийский» и утвердить ее в правительстве РФ.

В последнее время в рамках реализации программы активизировались двусторонние контакты на межведомственном и региональном уровнях, включая визит в Китай министра регионального развития Виктора Басаргина. В июне на площадке Харбинской международной торгово-экономической ярмарки была организована единая российская выставочная экспозиция с участием 11 субъектов РФ, состоялись презентации 10 российских регионов, ряд круглых столов по проблематике выполнения ключевых проектов программы.

Что касается «жесткой критики» в адрес программы, то я полагаю, что в этом случае СМИ слишком сгустили краски, выдав откровенный разговор сторон и, возможно, критику отдельных моментов, связанных с реализацией программы (что совершенно нормально, тем более на площадке форума), за ее принципиальное отторжение. Этого быть не может, ведь Россия (как и Китай) — страна регионов, и комплексное развитие стратегического сотрудничества между нашими государствами невозможно без его межрегиональной составляющей.

Интервью взял Александр Габуев


Комментарии
Профиль пользователя