Коротко

Новости

Подробно

Свобода за деньги

"Business Guide (Информационные технологии)". Приложение от , стр. 6

Главным драйвером использования свободного программного обеспечения в России остается госсектор. Хотя международный опыт в этой области неоднозначен: согласно подсчетам голландской генеральной аудиторской палаты, существенно сэкономить, переведя правительственные структуры на ПО с открытым кодом, не удастся. То же самое относится и к компаниям сегмента SMB: выгода от использования СПО часто остается сомнительной.


Светлана Рагимова


Маркетинговая уловка


Свободное программное обеспечение (open sourcing software; СПО) доступно для доработки и использования любым желающим, однако оно не всегда является бесплатным, хотя эти понятия часто путают. К примеру, популярная SugarCRM распространяется по модели СПО, но предлагает пользователям как бесплатную, так и платную версии с расширенным функционалом. Тем не менее считается, что использовать СПО намного дешевле, чем лицензионный софт.

Для разработчика использование модели СПО является прекрасным маркетинговым ходом. Особенно это работает на высококонкурентном рынке. Если вендор понимает, что, изменив политику лицензирования, компания получит больше клиентов, то он идет по этому пути. Так решили, например, в компании "БОСС-Кадровые системы". Для того чтобы привлечь клиентов из числа малого и среднего бизнеса, разработчик открыл код продукта и сделал его бесплатным. Правда, только ту версию, которую можно использовать с ограничениями на размер баз данных. Но для средних и малых компаний доступных ресурсов более чем достаточно.

Сергей Бутяга, технический менеджер "РТС Россия", рассказывает: "Есть простой закон: если затраты времени и ресурсов на воспроизведение продукта слишком малы, чтобы принимать их во внимание, то этот продукт будет, скорее всего, пиратски скопирован и в дальнейшем рано или поздно станет "бесплатным". Это полностью относится к любому ПО". Некоторые разработчики выбирают такие модели ведения бизнеса, когда, предлагая IT-продукт бесплатно, предполагают получение от него выгоды другими способами. В случае со свободным ПО это поддержка в виде консультаций. "Посмотрите на наш мир, есть целая "экономика орков", множество людей платит за виртуальные предметы в бесплатных онлайн-играх,— рассуждает господин Бутяга.— Так почему бы не получать прибыль, продавая свой труд по настройке свободного ПО? Просто модель бизнеса несколько более изящная, это модель-хамелеон. Главное, не забывать, что это все же бизнес, а не вера. Что бы приверженцы GNU-лицензий ни говорили".

Цена свободы


Дмитрий Комиссаров, генеральный директор компании "Пингвин Софтвер" (группа компаний "АйТи"), рассказывает, что эффект снижения ТСО (Total cost of ownership) при использовании свободных решений на горизонте планирования три-пять лет в среднем составляет от 25% до 45%. "Хотя есть и более впечатляющие результаты,— говорит он.— Например, в одном из проектов стоимость внедрения СПО оказалась в семь с половиной раз дешевле аналогичных продуктов и услуг компании Microsoft — 314 тыс. рублей против 2,36 млн рублей. И это притом, что проект миграции на СПО имел те же этапы, что и процесс внедрения проприетарных продуктов".

Дмитрий Левиков, директор направления интеграционных решений "КОРУС Консалтинг", объясняет, что реальную экономию можно подсчитать только в каждом конкретном случае. Например, для крупной компании или госструктуры экономия на лицензиях будет значительна. Но необходимо также учесть затраты на IT-персонал, обучение сотрудников, адаптацию решения и внешний консалтинг при внедрении. "Изобретение нового, то есть доработка открытой программы с целью разработки специализированного решения, помимо собственно прямых трудозатрат на разработку, как правило, требует определенной подготовительной работы (анализ рынка, изучение продукта, работа с вендором и т. д.), что подразумевает участие специалистов самого высокого и, соответственно, высокооплачиваемого уровня,— говорит господин Левиков.— Внедрение типового решения обладает элементами конвейера, и в этом смысле экономит временные и финансовые затраты обеих сторон на проект, но только в момент, когда уже накоплена критическая масса этих внедрений".

По словам Сергея Тарана, генерального директора компании "Онланта", поддержка СПО составляет около 30% стоимости лицензий аналогичного проприетарного ПО. Но за поддержку лицензий вендор тоже берет приблизительно такие же деньги. "На интеграцию, скорее всего, нужно затратить столько же, сколько и в случае проприетарного ПО, то есть экономия на стоимости лицензий есть,— уточняет он.— Но нельзя оценить, какие затраты понесет пользователь СПО с учетом того, что оно может быть менее удобным, функциональность его может быть не такая, как у проприетарного, но эти затраты есть".

А технический директор компании "Аквариус" Евгений Чечеткин и вовсе затрудняется с ответом на вопрос, что дешевле: по его словам, соотношение расходов на использование СПО и платного ПО может оказаться любым в зависимости от множества частных факторов и деталей.

Действительно, лицензии СПО позволяют самостоятельно использовать софт. То есть компания-потребитель своими силами устанавливает СПО, изменяет, конфигурирует его под свои нужды, поддерживает и развивает. Все это дополнительные и весьма значительные затраты, которые не всегда возможно просчитать заранее, если мало опыта работы с конкретным СПО. Денис Романовский, технический директор компании Artezio, говорит, что в случае использования коммерческого софта можно большую часть таких затрат переложить на поставщика.

Пробуксовка


Казалось бы, плюсы налицо — продукт дорабатывается большим количеством профессионалов, тестируется огромной армией энтузиастов. При этом сторонники СПО говорят, что экономия при его использовании может быть существенной. Почему же бизнес до сих пор относится к свободным программным продуктам с подозрением?

Дмитрий Комиссаров напоминает, что текущая ситуация в России сложилась после почти десятилетия "бесплатного софта" — периода тотального пиратства, причем высокого уровня. Пользователи привыкли к определенным продуктам, и им сложно переходить на другие решения. Кроме того, для более широкого распространения СПО рынок пока сильно фрагментирован и на нем присутствует мало сильных игроков. При этом на рынке очень мало объективной и достоверной информации об СПО.

Сергей Бутяга считает, что причина слабой распространенности СПО в России может крыться в том, что свободное ПО по стоимости (а не по цене) зачастую ненамного дешевле, а может быть, и сопоставимо с коммерческими лицензиями. "Сама идеология и архитектура свободного ПО подразумевает, что оно будет поддерживаться профессионалами, по уровню технической подготовки сравнимыми как минимум с тестировщиками, а то и с создателями такого ПО,— объясняет господин Бутяга.— Таким образом, пользователь всегда заплатит за свободное ПО или деньгами, или временными инвестициями, вложенными в поддержку работоспособности таких систем". Безусловно, СПО требует более серьезного опыта и знаний со стороны IT-подразделения компании либо привлечения дорогостоящих внешних консультантов.

Сергей Таран уверен в другом. По его словам, распространению СПО в России мешает отсутствие широкой практики его удачного использования. Другая проблема — непредсказуемый жизненный цикл СПО. Развитие любого СПО-продукта может прекратиться в любой момент. По этим причинам, утверждения сторонников СПО о его превосходстве остаются только теорией.

По свидетельству Сергея Тарана, первый же большой вопрос, который возникает при выборе между СПО и проприетарным продуктом,— это вопрос технической поддержки. Потенциальных заказчиков волнует, куда обращаться, если свободный софт перестает работать либо работает со сбоями, мешающими нормально вести бизнес. Западные пользователи в этом отношении чувствуют себя более спокойно, обращаясь к аутсорсинговым компаниям, готовым взять эти заботы на себя. В России же, по словам господина Тарана, это один из главных страхов IT-рынка: как можно отдавать кому-то часть своего IT? Российские CIO пока не очень верят в то, что в аутсорсинговых компаниях работают профессионалы высокого уровня. Можно сделать вывод: заказчики пока еще не готовы к использованию продуктов, распространяемых по этой модели.

"Есть распространенное заблуждение, состоящее в том, что проприетарное ПО будет обслуживаться лучше, чем свободное,— парирует господин Романовский.— Не всем понятно, что производители СПО зарабатывают именно на технической поддержке своих решений, поэтому зачастую свободное ПО может обслуживаться даже эффективнее".

Дальнейшее развитие СПО-решения и его техподдержка после внедрения также требуют вложений в IT-персонал. "Сегодня определенную конкуренцию СПО составляют IT-сервисы, SaaS,— добавляет господин Левиков.— В этих моделях также не нужно платить за лицензии, есть провайдер услуги, отвечающий за функционал и техподдержку, а также отсутствуют первоначальные вложения".

Помимо опасений того, что внедрение СПО окажется существенно дороже, чем первоначально предполагалось, а также сложностей его использования Денис Романовский называет и третью причину недостаточного распространения свободных продуктов. Оказывается, для перехода на СПО может потребоваться слишком много времени, что может замедлить профильную работу компаний. Поэтому для многих оказывается проще купить более новую версию коммерческого ПО, которое уже используется.

Зачастую СПО-решения не имеют серьезной маркетинговой и информационной поддержки со стороны разработчика, поэтому даже сам процесса выбора IT-решения, если это касается коммерческого продукта, для массового заказчика оказывается более простым. То есть потребитель просто не в курсе того, что может использовать СПО-альтернативу. А если и в курсе, то срабатывает боязнь всего бесплатного: "Хорошая вещь не может стоить дешево". К тому же крупные производители проприетарного ПО, обладая огромным маркетинговым бюджетом, могут легко убедить руководителей и владельцев бизнеса в несомненном превосходстве своего ПО над Open Source продуктами.

Правда, случаются и казусы. Господин Комиссаров рассказывает, что некоторое время назад Microsoft проводила маркетинговую программу Get the Facts!, в рамках которой пыталась доказать, что использование ее продуктов обходится дешевле, чем созданных на базе Linux. Но после многочисленных комментариев не в свою пользу компания была вынуждена свернуть распространение недостоверной информации.

Помимо этого свободные продукты, как правило, ориентированы на широкий рынок и обладают широким функционалом, который не всем нужен. Следовательно, требуется адаптация решения под определенные задачи силами самой компании или опять же внешних консультантов. Но есть и противоположная точка зрения. "Если бы СПО действительно было лучше и дешевле, то не было бы и вопроса. У свободного ПО есть врожденный недостаток: размыта ответственность за программный продукт в целом,— говорит технический директор "Аквариуса" Евгений Чечеткин.— Поэтому при использовании СПО риски выше. Речь идет в первую очередь о неработоспособности, несовместимости и неустойчивости работы в составе комплексных решений. Такая ситуация может возникнуть как сразу — при инсталляции системы, так и через какое-то время — при обновлении ПО".

Некоторые организации легко мирятся с этими недостатками, поскольку решение общих проблем возможно как собственными силами, так и с помощью специалистов компаний-интеграторов. Но есть случаи, которые требуют значительных усилий и дополнительных человеческих ресурсов, специфического опыта и прочих временных и финансовых затрат. Поэтому получается, что СПО вроде бесплатно, но как бы и не совсем. Поэтому иногда проще купить коробочный "платный" продукт, а при необходимости — и его техническую поддержку.

В целом эксперты и участники рынка СПО говорят об осторожном отношении бизнеса к свободным продуктам. Поэтому главным драйвером этого рынка на сегодня и ближайшую перспективу является государство.

На пробу


Но и в среде коммерческих пользователей ситуация понемногу меняется в положительную сторону. Господин Комиссаров говорит, что многие системные интеграторы, среди которых "АйТи", "Ланит", "Корус консалтинг", "Аквариус", Kraftway и многие другие, а также ряд производителей оборудования успешно используют решения на базе СПО. Более того, по словам Дмитрия Комиссарова, они не могут этого не делать, потому что переход на свободный софт — государственный тренд и все, кто делает проекты для федеральных структур, должны учитывать это в своей продуктовой линейке.

Дмитрий Левиков говорит, что сегодня заказчики интересуются различными моделями работы с ПО — и SaaS, и IT-сервисами, и СПО. Отчасти такой интерес связан с тем, что из-за кризиса IT-бюджеты стали планировать более тщательно, отчасти это мировой тренд. Поэтому партнеры вендоров стараются соответствовать этим запросам.

"Помимо этого СПО — это удобная платформа для разработки заказных решений.— говорит Дмитрий Левиков.— Мы сделали на СПО федеральную медицинскую информационную систему, сделали свою разработку — систему электронного документооборота и контроля показателей — на свободной платформе Alfresco, внедряем свободную систему бюджетирования Palo. Если у интегратора есть сильная команда разработчиков, СПО использовать всегда интересно".

Продавать лицензии интеграторам проще и, казалось бы, выгоднее, так как они получают процент с каждой покупки. Но с другой стороны, по словам Сергея Тарана, рынок продаж лицензий по большинству направлений высококонкурентный и маржа там мизерная. А при продаже СПО продается техподдержка, которую оказывает поставщик услуги. И на этом он может заработать существенно больше, чем на лицензии. Поэтому, по мнению господина Тарана, поставщику услуг выгоднее продвигать СПО.

Господин Романовский говорит о другой мотивации партнеров. По его словам, СПО предоставляет общие решения, а коммерческое ПО — конкретные. Если можно решить определенную проблему, то выбирается коммерческий софт. Однако все чаще задачи бизнеса настолько сложны, что коммерческий софт не способен предоставить полностью удовлетворяющее потенциального заказчика готовое решение. Кастомизация же таких решений стоит дорого и добавляется к цене лицензий. Иногда полноценная кастомизация вообще невозможна. Компании, распространяющие СПО, экономят на первоначальных лицензиях и имеют продукт, больше подходящий для кастомизации. Денис Романовский добавляет, что на рынке проще найти специалистов СПО, привлекаются аутсорсинговые компании с дешевой рабочей силой. Соответственно, стараясь удовлетворить заказчика при ограниченном бюджете, поставщик услуги (интегратор) выбирает кастомизацию СПО, а не продажу и внедрение коммерческого ПО. "Таким образом, кстати, можно привлечь больше клиентов из малого и среднего бизнеса, который, как у нас считается, развивается", — объясняет он.

Комментарии
Профиль пользователя