Закон произвола

 
       Авторы проекта утверждают, что их цель — борьба с финансовыми преступлениями. Однако закон не будет служить заявленным целям, считает юрист ИД "Коммерсантъ" Максим Черниговский.

       Давайте рассмотрим, какими именно преступлениями собирается заняться налоговая — будущая финансовая — полиция. Эти преступления можно разделить на две группы. Первая — преступления, действительно имеющие отношение к финансовым махинациям (мошенничество, незаконное использование кредита, отмывание денег и т. п.). И вторая — преступления, за которые легко посадить, если не удастся доказать наличие преступлений первой группы. Сюда можно отнести, к примеру, незаконное хранение оружия и взрывчатых веществ. То есть если финансовая полиция, устроив столь любимые правоохранительными органами "маски-шоу", в результате своих оперативно-розыскных мероприятий не найдет никаких признаков финансовых преступлений, ей никто не помешает "найти" несколько мелкокалиберных патронов или тротиловую шашку и человека, не сознавшегося в финансовых махинациях, посадить за хранение оружия или взрывчатых веществ. Сегодня этот прием очень популярен среди различных подразделений органов внутренних дел и в силу легкости исполнения, по-видимому, будет заимствован и новой финансовой полицией.
       Разумеется, борьба с отмыванием денег или, к примеру, с уклонением от уплаты налогов требует возможности свободно проникать в любые помещения без санкции суда. Лишь после такого проникновения финансовая полиция должна будет проинформировать об этом прокурора. Впрочем, прокурор может разве что принять эту информацию к сведению. Отдельным пунктом закона оговаривается, что при осуществлении контрольных функций органы государственной власти не вправе вмешиваться в оперативно-розыскную и процессуальную деятельность органов финансовой полиции. Надо понимать так, что если полицейские проведут у вас обыск без законных оснований или заморозят ваши счета на два месяца, то прокурор не сможет их незаконные процессуальные акты отменить.
       Требуя широких — в 30 пунктов — полномочий, полицейские постарались обезопасить себя от любого вмешательства извне. Сразу после принятия закона они становятся независимыми от законодателя, поскольку в проекте сказано, что на финансовую полицию могут быть возложены иные задачи не только законами, но и другими, подзаконными нормативными актами. Если деятельность МНС, таможенных органов, МВД и прокуратуры регулируется законами и кодексами (Налоговым, Таможенным, УПК, КоАП), то деятельность финансовых полицейских — только президентом по представлению директора Федеральной службы финансовой полиции.
       Финансовая полиция намерена создать мощную империю из организаций, которые она теперь праве учреждать без ведома других государственных органов, армии осведомителей, о которых не будет знать никто, кроме финансовых полицейских, отлаженной системы сбора и аккумулирования информации о любых финансовых действиях любого общественного деятеля.
       У финансовой полиции будет и своя внешняя разведка, направленная на осуществление "оперативно-розыскных и иных мероприятий по возврату из-за пределов РФ средств в иностранной валюте".
       По всем признакам финансовая полиция будет не машиной по борьбе с преступным капиталом, а машиной уголовного преследования по иным — экономическим или политическим — мотивам. Уже сейчас конкуренты среди крупных и не очень коммерческих структур за определенное вознаграждение имеют возможность наслать друг на друга проверку налоговой полиции с бойцами СОБРа, обысками и выбитыми дверями. Что будет, когда и без того слабые процессуальные ограничители будут сняты новым законом?
       А уголовные дела последних месяцев против крупных бизнесменов, чьи политические взгляды или экономические интересы разошлись с центральной или региональной властью? То, что сейчас относится только к единицам, завтра станет обыденным явлением. А население? Большинство россиян, конечно, одобрят громкие коррупционные процессы и будут одобрять до тех пор, пока наконец не заметят, что мы опять живем в полицейском государстве.
       Думаю, сама конструкция закона порочна. Нельзя усиливать полицейский орган, не предоставив людям, попавшим в сферу его интересов, систему эффективной защиты от произвола. Для того чтобы бороться с легализацией доходов, полученных преступным путем, возможно, и нужен специальный закон, но полномочиями следует наделять не исполнительную власть, у которой и так слишком велика возможность злоупотребления, а контрольную власть — прокуратуру — и, возможно, суд, наделив его функциями следственного органа (подобно тому, как это сделано во многих странах с континентальной системой права). Независимость судей и относительная независимость прокуратуры, а также достаточно прозрачный существующий механизм обжалования незаконных решений этих органов дают надежду на защиту граждан от необоснованного обвинения в финансовом правонарушении.
       
       Россияне, конечно, одобрят громкие коррупционные процессы и будут одобрять до тех пор, пока наконец не заметят, что опять живут в полицейском государстве

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...