Коротко

Новости

Подробно

Лишний пол

Алексей Кириллов о 163 миллионах нерожденных женщин

Журнал Citizen K от , стр. 12

Ультразвук погубил 163 миллиона женских жизней и продолжает свою смертельную работу,— рассказала миру американская научная журналистка Мара Хвистендаль. В книжке под названием «Неестественный отбор: лучше мальчик, чем девочка, и каким будет мир, полный мужчин» она сообщила и еще об одном открытии: чем больше свободы и знаний получают женщины в традиционных азиатских обществах, тем с большим усердием они препятствуют рождению себе подобных.


Автор. Мара Хвистендаль с детства связана с китайской культурой — она выросла в американском штате Миннесота, но в китайском окружении. Потом училась в Китае в колледже — и тогда впервые обратила внимание, насколько в классах начальной китайской школы больше мальчиков, чем девочек. Хвистендаль вернулась в Китай взрослой — за ответом на вопрос о причинах такого явного гендерного дисбаланса.

Хвистендаль работала не только в поразившем ее когда-то Китае, но и в Индии, и в Южной Корее, и во Вьетнаме, и даже в Закавказье. Она занималась исследованиями и сама, и пользовалась достижениями других ученых.

Книга. Хвистендаль предупреждает: она — за свободу абортов и ее книжка — не разоблачительное исследование о жизни и убийствах. Она всего лишь поднимает общественную проблему, ведущую к росту неопределенности в развивающихся странах. Она только предупреждает о том, что из-за гендерного дисбаланса возможно ухудшение ситуации с торговлей людьми и проституцией.

Правда, ближе к концу книги Хвистендаль говорит и о равных правах родителей и их нерожденного ребенка, которому должно быть гарантировано будущее — свободное, а не определенное родительскими предпочтениями.

В книжке Хвистендаль есть и репортаж из индийской больницы, где от плодов женского пола избавляются, будто от неудачного помета; и зарисовки из китайской деревни времен расцвета кампании «Одна семья — один ребенок» с ее страшными лозунгами: «Можно вышибить, можно выкинуть, можно сделать аборт — нельзя только родить!»

Любопытно, что деньги на эту рекламу китайское правительство получило от Фонда ООН в области народонаселения. $50 млн мировое сообщество вообще-то дало на развитие образования детей из маленьких семей (таким образом, косвенно ООН поддержала кампанию «Одна семья — один ребенок»), но китайцы решили их использовать по-своему.

Аборты против коммунизма. Мара Хвистендаль нашла, покопавшись в архивах таких организаций, как Фонд Рокфеллера, Фонд Форда или Международная федерация планирования семьи, что в 1950-е годы легализация и даже некоторая пропаганда абортов велась при значительной американской денежной поддержке. Ее предоставляло, помимо упомянутых фондов и федерации, USAID — Американское агентство международного развития, а также Всемирный банк. Особенно интересно, как на этой идее сошлись консервативные американские республиканцы, солдаты «холодной войны», считавшие, что рост населения, не сдерживаемый абортами, будет способствовать распространению коммунизма в мире, и леваки-ученые, которые полагали, что аборты необходимы для женской свободы и для обеспечения будущего процветания или даже выживания человечества.

Простой способ. Американский энтомолог и демограф Пол Эрлих (не путать с Паулем Эрлихом, великим немецким микробиологом) в сверхпопулярной своей книжке «Популяционная бомба» (1968 года) написал следующее: «Если мы найдем простой способ гарантировать, что первый ребенок в семье будет мужского пола, мы существенно облегчим решение проблемы перенаселенности мира. Потому что во многих культурах семьи продолжают рожать детей, пока не родят мальчика».

Сорок лет назад. По Южной Корее в 1960–70-е годы курсировали мобильные клиники, в которых — на деньги USAID — каждая корейская женщина могла подвергнуть себя стерилизации. В этих же клиниках можно было без лишних сложностей сделать и аборт. Агитаторы расползались по корейским деревням, уговаривали женщин обратиться в такую клинику и за каждую прооперированную получали вознаграждение.

В середине 1970-х годов в ведущих индийских клиниках заработала аппаратура для определения пола будущего младенца. Женщины имели право бесплатно сделать аборт, указав в качестве причины половые предпочтения семьи.

Двадцать лет назад. Индийский экономист, лауреат Нобелевской премии Амартия Сен опубликовал в New York Times Book Review статью, в которой сообщил о 100 миллионах утраченных женских жизней. Сен объяснял гендерный дисбаланс скверной организацией медицинской помощи женщинам, низким уровнем их образования и традиционной дискриминацией в семьях — но не абортами.

Десять лет назад. Французский демограф Кристоф Гильмото, изучавший причины резкого падения рождаемости в развивающихся странах, обнаружил, что на северо-востоке Индии на каждые 100 девочек рождается 126 мальчиков. Естественное соотношение — 100 к 105, и как тут же выяснил Гильмото, нечеловеческая индийская пропорция объясняется легкой доступностью ультразвукового исследования. Обнаружив в себе девочку, беременная часто идет на аборт.

Высокоточное ультразвуковое оборудование сейчас дешево и доступно любой сельской клинике даже в бедной стране.

Хвистендаль выяснила вот что: с тех пор, как стало возможно определить пол ребенка на ранней стадии беременности, в Китае и в Индии решение об абортах по половому признаку чаще всего принимали и принимают семьи с более высоким уровнем грамотности и доходов. Значит, заключает Хвистендаль, проблема не то что не решается — напротив: экономическое развитие Китая и Индии делает ее все более актуальной.

Сейчас. Рекордное соотношение зафиксировано в 2007 году в китайском городском округе Ляньюньган с населением около 5 млн человек — 163 мальчика на 100 девочек. Вот другие данные Гильмото: Южная Корея, Тайвань и Сингапур — 109 мальчиков на 100 девочек; Азербайджан, Армения и Грузия, Албания — 115; Китай — 118. Из-за этих стран общемировое соотношение мальчиков и девочек сейчас достигло 107 к 100. Даже если прямо сегодня всюду в мире семьи перестанут избавляться от зачатых девочек, биологический баланс восстановится только к 2050 году.

Кристофу Гильмото принадлежит и методика подсчета утраченных жизней, по которой и выходит: 163 миллиона утраченных жизней. В позапрошлом году на борьбу с эпидемией СПИДа мировое здравоохранение направило примерно четверть всего бюджета. Пока что СПИД унес всего 25 миллионов жизней.

Мужская агрессия. Мара Хвистендаль боится, что неестественный отбор может сделать из многих регионов мира подобие американского Дикого Запада авантюрных времен конца позапрошлого — начала прошлого века: у неженатых мужчин в сравнении с женатыми выше уровень тестостерона — научный факт. Избыток тестостерона в тогдашней дикозападной человеческой популяции увлекательно представлен в американском кинематографе в жанре вестерна; и в действительности мужское преобладание приводит к резкому росту немотивированного насилия и преступности, бурному развитию проституции и высочайшей алкоголизации населения.

Брак и расчет. Поколение, в котором недостаточно женщин, демографы окрестили «поколением XY» — по названию мужского набора половых хромосом. И у этого поколения уже обнаруживаются специфические особенности. Мужчины из Южной Кореи или с Тайваня, например, все чаще отправляются во Вьетнам — за женами. (В дельте Меконга, замечает Хвистендаль, в последнее время стало наблюдаться обратное явление: избавляются от мальчиков, поскольку девочек можно будет, вырастив, выгодно продать.)

Богатые индусы и китайцы скупают молодых девушек в деревнях, оставляя более бедных мужчин без шансов завести нормальную семью. Такая же картина наблюдается в Албании и Азербайджане.

Дисбаланс пока что нарастает.

Современные технологии. Сейчас в некоторых штатах Индии тривиальная жестокость сменилась изощренным милосердием: абортирования плодов женского пола стало поменьше, зато резко увеличилось количество хирургических операций по перемене женского пола, выполняемых непосредственно после рождения девочки.

Комментарии
Профиль пользователя