Деньги за границей больше не спрячешь

 
       17 октября в Люксембурге министры экономики, финансов и внутренних дел стран Евросоюза официально решили отменить банковскую тайну и пригрозили России санкциями, если она не последует европейской моде. Россия уже следует. На прошлой неделе стало известно, что Федеральная служба налоговой полиции разработала законопроект о создании финансовой полиции, для которой не будет тайн.

Люксембургские тайны
       Люксембургское решение об отмене банковской тайны возникло, конечно, не вдруг. Ему предшествовала череда событий, происшедших в мире за последний месяц.
       21 сентября губернатор штата Нью-Йорк Джордж Патаки подписал закон штата об отмывании денег, предусматривающий до 25 лет тюрьмы за любые операции с деньгами, полученными преступным путем. Губернатор заявил, что через банковскую систему Нью-Йорка ежедневно проходят $2,7 трлн и среди этих денег могут быть преступные. Тем не менее у штата до сих пор не было закона, позволяющего находить такие деньги в банках. Поэтому местные прокуроры вынуждены были передавать дела об отмывании на федеральный уровень. "Теперь закон есть, и мы сами разберемся со своими банками",— заявил Патаки.
Чтобы устроить "маски-шоу", налоговой полиции скоро не понадобятся ни прокурор, ни суд, ни милиция
       27 сентября госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что конгресс не должен относиться к России как к врагу. "Не все в России так плохо,— отметила Олбрайт.— Но вызывает обеспокоенность, что там до сих пор не приняты законы, касающиеся отмывания денег".
       29 сентября в Брюсселе министры экономики и финансов стран Евросоюза одобрили проект нового закона ЕС об отмывании денег (его положения должны быть внесены в законодательства всех 15 стран--членов союза). Прежний закон был принят в 1991 году и обязывал банки доносить обо всех подозрительных операциях, которые могут быть связаны с наркоторговлей. Новый закон обязывает сообщать о подозрениях не только банки, но и нотариусов, бухгалтеров, налоговых консультантов, торговцев дорогостоящими товарами (вроде алмазов и золота) и адвокатов, причем обо всех подозрительных операциях, а не только о тех, которые могут иметь отношение к наркоторговле. Министр финансов Германии Ханс Эйхель стал протестовать против включения в список адвокатов, ссылаясь на то, что это противоречит их профессиональным обязанностям. В конце концов в закон было записано, что адвокаты обязаны доносить на клиента в том случае, если они не ведут его дело в суде, а просто участвуют в распоряжении имуществом клиента или совершают от его имени сделки.
       7 октября представители Багамских и Каймановых Островов выразили сожаление по поводу того, что организация, созданная странами G7 для борьбы с отмыванием денег, Financial Action Task Force не торопится вычеркивать их из опубликованного в июне списка 15 стран, где банковская тайна и отсутствие законов об отмывании мешает находить преступные деньги. "Мы готовы принять любые законы и вообще сделать все что угодно, лишь бы не находиться в этом списке, потому что к нам перестали поступать деньги",— заявил министр финансов Каймановых Островов Джордж Маккарти. Он сослался на то, что американское правительство пообещало особенно бдительно следить за банками, ведущими дела со странами из списка, а американский конгресс собирается принять закон, вовсе запрещающий банковские операциями с этими странами. Кроме Багамских и Каймановых Островов, в список входят Сент-Винсент и Гренадины, Острова Кука, Маршалловы Острова, Науру, Ниуэ, Доминика, Сент-Китс и Невис, Панама, Филиппины, Лихтенштейн, Ливан, Израиль и Россия.
Госсекретарь США Мадлен Олбрайт предлагает американскую дружбу в обмен на банковскую тайну
       9 октября правительство Франции опубликовало доклад, в котором признало Княжество Монако государством, в котором существует опасность отмывания денег. В банках Монако, говорится в докладе, 340 тыс. банковских счетов, на которых лежат около $40 млрд, и 60% этих счетов принадлежат иностранцам. Местное законодательство разрешает анонимные счета, а в службе информации и контроля за финансовыми потоками, которая должна бороться с отмыванием денег, работают всего три человека. Французское правительство пригрозило принять по отношению к Монако "жесткие меры" экономического характера, если княжество немедленно не пересмотрит свое банковское законодательство и не укрепит службы контроля.
       12 октября парламент Польши принял новый закон об отмывании денег. В нем говорится, что банки, нотариусы и почтовая служба обязаны сообщать о любой операции на сумму свыше $8700. Законом создается специальная служба генерального инспектора по финансовой информации — сообщать об операциях следует именно ему. Закон также разрешает полиции и службе госбезопасности иметь доступ к информации, собираемой генеральным инспектором. Ассоциация польских банков считает, что этим законом нарушаются права и свободы граждан: "Слишком много организаций получают свободный доступ к банковским счетам. Неплохо было бы, чтобы банки знали, к кому в итоге попадет информация и как она будет использована. Мы выступали за то, чтобы для доступа к информации о счетах требовалось решение суда". Правительство в ответ заявило, что принятие закона в нынешнем виде совершенно необходимо для вступления Польши в Евросоюз и такие же законы уже приняты другими претендентами на вступление — Болгарией, Чехией и Венгрией.
Принц Альберт испугался экономических санкций и согласился пересмотреть банковское законодательство Монако
       И наконец, 17 октября в Люксембурге министры экономики и финансов Евросоюза провели первое в истории союза совместное заседание с министрами внутренних дел и юстиции. На заседании было решено, что отныне в Европе должно быть отменено понятие "банковская тайна", если оно мешает поиску преступно нажитых денег. Эти деньги необходимо немедленно конфисковывать. Общеевропейская полиция — Европол — имеет право проводить расследования, связанные с отмыванием денег, в любой стране. В законодательстве всех стран ЕС за отмывание денег должно быть предусмотрено наказание — как минимум четыре года тюрьмы. А Евросоюз применит самые жесткие санкции к 15 странам, входящим в список Financial Action Task Force, если они не сделают свое законодательство об отмывании денег таким же, как в Западной Европе. Санкции будут применены в том числе и к России.
       
Тайники родины
Министр финансов ФРГ Ханс Эйхель так и не смог доказать Совету Европы, что адвокаты не должны доносить на своих клиентов
       И вот на прошлой неделе Федеральная служба налоговой полиции объявила, что она разработала законопроект о создании в России финансовой полиции. Документ уже передан на согласование в главное правовое управление администрации президента, в Счетную палату и представителю президента в Госдуме.
       В соответствии с проектом именно финансовая полиция, которая заменит налоговую, будет заниматься в России борьбой с отмыванием денег, выявлять и конфисковывать преступно нажитые средства, в том числе возвращая их из-за рубежа. И именно она должна собирать информацию обо всех денежных суммах, которые могут оказаться преступными.
       Надо заметить, в документе не говорится прямо, что все банки, нотариусы и адвокаты обязаны информировать полицию о своих клиентах. Указано только, что при наличии проверенных и достоверных данных о преступном происхождении денежных средств или непредставлении налогоплательщиками документов, связанных с исчислением и уплатой налогов, финансовая полиция может на два месяца приостановить операции по счетам в кредитных организациях. Значит, какими-то путями финансовая полиция должна узнавать, сколько у предполагаемого преступника денег и где они лежат. И банковская тайна в данном случае не может быть препятствием, потому что иначе полиция ничего не узнает.
       Впрочем, осветить вопросы банковской тайны и привести перечень учреждений, которые должны информировать финансовую полицию, логичнее в специальном законе об отмывании денег. По информации из Госдумы, правительство собирается представить проект такого закона уже в конце октября.
Брюссель, 29 сентября. Евросоюз объявил нотариусов, бухгалтеров и адвокатов всего мира официальными доносчиками
       Ну и какая система будет построена в России в результате принятия этих двух законов? Не факт, что финансовая полиция получит право в любой момент по своему желанию знакомиться с банковскими счетами гражданина. Скорее всего, будет записано, что для выдачи счетов необходимо возбуждение уголовного дела. Но с банковской тайной все равно придется распрощаться, потому что банки уж точно обяжут информировать финансовую полицию обо всех кажущихся им подозрительными операциях. В противном случае банкиры будут сами обвинены в отмывании денег. То же самое требование, по-видимому, будет выдвинуто в отношении нотариусов и торговцев дорогостоящими товарами. И любой российский гражданин уже не сможет рассчитывать сохранить свои деньги в тайне от властей.
Глава налоговой полиции Вячеслав Солтаганов готовится сослужить родине спецслужбу
       Разумеется, парламент может не принять эти законы. Но вряд ли он так сделает, потому что подобная система вполне в духе российских традиций: и при царе, и при большевиках власти чрезвычайно интересовались деньгами граждан. А если законы окажутся помягче, то США и Евросоюз просто накажут Россию, и законы все равно придется ужесточать. Зато, если они сразу будут приняты в максимально жестком виде, Россия очень понравится Западу. В конце концов, она сможет сказать, что российская финансовая полиция знает все и в ней работают далеко не три человека, как в проштрафившемся Монако.
       Все это, конечно, очень печально. Банковская тайна нужна для защиты сбережений граждан от посягательств государства и преступников. Западные страны отказываются от банковской тайны по своей воле: граждане уверены, что государство, даже зная об их деньгах, никакого вреда им не причинит, а преступники этой информацией не завладеют, потому что предполагается, что в условиях полной открытости счетов этих преступников всех переловят. Россия отказывается от банковской тайны под давлением Запада. Граждане ни в чем не уверены.
СЕРГЕЙ ВИКТОРОВ
       
"Органы финансовой полиции имеют право"
       Из проекта закона "О внесении изменений и дополнений в Закон 'О федеральных органах налоговой полиции'"
       Статья 7. Органы финансовой полиции при выполнении возложенных на них задач имеют право:
       3) пользоваться правами уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляющего меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем;
       4) осуществлять оперативно-розыскные и иные мероприятия по возврату из-за пределов Российской Федерации средств в иностранной валюте;
       5) беспрепятственно входить в жилые и принадлежащие гражданам иные помещения, на земельные участки, на территории и в помещения организаций независимо от их места нахождения... изымать необходимые предметы, материалы и документы (обо всех случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц органы финансовой полиции уведомляют судью (прокурора) в течение 24 часов с момента проникновения);
       7) хранить, носить и применять табельное огнестрельное оружие, специальные средства, применять физическую силу в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О милиции";
       14) проводить судебно-экономические, бухгалтерские, криминалистические и иные экспертизы и исследования, в том числе по материалам оперативно-розыскной деятельности, а также в соответствии с законодательством Российской Федерации государственную дактилоскопическую регистрацию. По запросам заинтересованных организаций и государственных органов указанные экспертизы и исследования проводить в том числе на договорной основе;
       15) при наличии проверенных и достоверных данных о преступном происхождении денежных средств, непредставлении налогоплательщиками документов, связанных с исчислением и уплатой налогов, а также для возмещения ущерба приостанавливать сроком на два месяца операции по счетам в кредитных организациях, по этим же основаниям и на тот же срок приостанавливать операции с ценными бумагами по счетам "ДЕПО" в депозитариях и у реестродержателей (решение о приостановлении операций по указанным счетам принимает руководитель органа финансовой полиции или его заместитель);
       17) вызывать при проведении проверок граждан Российской Федерации, лиц без гражданства, граждан иностранных государств (за исключением лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом) для получения объяснений по вопросам, относящимся к компетенции органов финансовой полиции;
       21) использовать в случаях, не терпящих отлагательства, средства связи и транспортные средства, принадлежащие организациям... и физическим лицам, для пресечения преступлений... а также для преследования и задержания;
       24) производить изъятие обнаруженного бесхозяйного имущества, в том числе наличных денежных средств в иностранной валюте, не учтенного в бухгалтерских документах юридических лиц...
       
Кто борется с отмыванием денег в мире
       Великобритания. Координирующей структурой по борьбе с финансовыми преступлениями является национальная служба криминальной разведки при министерстве внутренних дел страны. Она получает информацию как от своих собственных агентов, так и от полиции, службы внутренних доходов и контрразведки. Аресты, допросы, изъятие документов имеет право проводить только полиция.
       Италия. Финансовая гвардия (автономная структура в составе МВД) обладает исключительным правом проведения любых следственных действий в отношении финансовых преступлений. Она может требовать информацию от любых финансовых организаций. Если возникает подозрение, что в деле замешана мафия, финансовая гвардия обязана проводить расследование совместно с корпусом карабинеров и следственным управлением по борьбе с мафией МВД.
       США. Федеральное разведывательное управление, (входящее в систему министерства юстиции), служба внутренних доходов и секретная служба (подчиняющиеся министерству финансов) имеют исключительное право осуществлять весь комплекс мер по борьбе с финансовыми преступлениями и отмыванием денег, в том числе проводить обыски, аресты и задержания. Полиция, столкнувшись с фактами совершения финансовых преступлений федерального масштаба, обязана немедленно связаться с соответствующими службами, передать всю собранную информацию и прекратить собственное расследование.
       Швейцария. Сбором информации о финансовых преступлениях и фактах отмывания денег через швейцарские банки занимается специальный отдел министерства финансов. Правом проведения следственных действий обладают финансовая полиция (самостоятельная служба МВД) и служба по борьбе с отмыванием денег (в структуре федеральной полиции).
       Франция. Сбор информации о финансовых преступлениях возложен на центр сбора и анализа информации о финансовых трансакциях, действующий в системе министерства экономики. Туда в обязательном порядке поступает информация об открытии банковских счетов (на сумму более 50 тыс. франков) и сейфов всеми новыми клиентами банков, а также о резком увеличении средств на счетах регулярных клиентов. Следственные действия осуществляет криминальная полиция совместно с таможенной и налоговой службами.
       Япония. Весь комплекс мер по борьбе с финансовыми преступлениями и отмыванием денег возложен на управление финансовой разведки, действующее при МВД.
       
Экспертная оценка
 
       "Банковской тайны нет и не будет"
       Сергей Алексашенко, руководитель Центра развития:
       — У меня есть устойчивое ощущение, что в России нет и не будет никакой банковской тайны для тех, кто имеет определенную заинтересованность в этом вопросе, власть и деньги. При наличии этих составляющих можно узнать практически все даже вопреки законам и инструкциям. Пожалуй, это только государству сложно сделать. Я не могу припомнить ни одного громкого дела, связанного с неуплатой налогов, которое было бы доведено до конца. Мы вступили в Совет Европы, они там хотят принятия подобного закона, есть чиновники, которые тоже заинтересованы в нем, финансовая полиция делает вид, что ей это необходимо. Но мне все это напоминает сказку про мальчика и волков. И я уже столько слышал об этих мерах, что перестаю верить в них, как и в то, что принятие подобного закона приведет к использованию его по назначению. Не надо себя обманывать и думать, что спецслужбы не знают о мировых финансовых потоках. Не потекут к нам реки финансов, если мы введем жесткую финансовую тайну!
       
 
"Новый орган создавать не обязательно"
       Виктор Илюхин, депутат Госдумы:
       — Несколько лет назад я предлагал законопроект по пресечению отмывания "грязных" денег. И он был значительно лучше нынешнего уже хотя бы потому, что носил не карательный, а предупредительный характер. А то, что предлагается сейчас, вообще непонятно. Подобный законопроект противоречит Конституции и другим действующим законам, в частности законам об оперативно-розыскной деятельности, о прокуратуре. Кроме того, законопроект подразумевает создание нового органа, хотя это совсем необязательно. Я, например, предлагал механизмы, позволяющие скоординировать деятельность банковских и правоохранительных органов по предотвращению утечки капиталов, а не создавать нового монстра. Наша практика показывает, что если все сконцентрировать в одних руках, то ничего путного не получается — одна затхлость под большой крышей. Кроме того, ситуация сейчас такова, что бороться с отмыванием "грязных" денег и предотвращением утечки капитала за рубеж можно и с действующими законами. Для этого нужна только политическая воля. Поэтому я предполагаю, что Дума вряд ли одобрит предлагаемое новшество, и надеюсь, что президент ее поддержит.
       
 
"А чем мы хуже Швейцарии?"
       Николай Шмелев, член-корреспондент РАН:
       — Если такая страна, как Швейцария, пошла на уступки в области ограничения тайны банковских вкладов, то почему же нам надо бояться этого? Ограничение банковской тайны уменьшит масштабы отмывания "грязных" денег, улучшит сбор налогов. Но опасность злоупотребления информацией, использования ее в корыстных целях очень и очень велика. Нужны очень точные определения при принятии закона, серьезная предварительная работа. Не менее строго надо подходить и к проекту об изменении порядка работы налоговых органов. Их полномочия должны быть строго дозированы, прописаны все случаи применения крайних мер. Для государства это очень заманчивые законы, но они грозят созданием нового монстра в виде неограниченно мощной спецслужбы. Мы уже проходили подобное в сталинские времена, поэтому сейчас некоторые положения закона для меня звучат просто устрашающе.
       
 
"Сегодня достаточно Уголовного кодекса"
       Павел Медведев, председатель подкомитета Госдумы по банковскому законодательству:
       — Банковскую тайну надо сохранить, но она не должна быть абсолютной. В прошлую Думу правительство уже вносило поправки в закон о банковской тайне. Например, такую: позволить казначейству видеть счета предприятий, получавших деньги от казначейства. Мы активно выступили против, и правительство отказалось от этой поправки. Я вообще считаю, что сначала надо доказать, что деньги были получены кем-то незаконным путем. А нынешний УК и так позволяет органам открывать многие счета. И если им не хватает инструментов в борьбе с преступностью, то пусть предлагают предельно конкретные меры. Но нельзя и усиливать банковскую тайну в надежде, что тогда деньги потекут к нам. Деньги отдельно не ходят, и вместе с "грязными" деньгами придут "грязные" люди. Многие страны на этом погорели, образовавшаяся там мафия пытается влиять на правительство.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...