Коротко


Подробно

Белградский вор

Слободан Милошевич, Мирьяна Маркович и их сын Марко позируют на фоне высокого гостя - патриарха Алексия II
       Отставку югославского президента Слободана Милошевича все — от лидеров Запада до сербского патриарха — расценили как окончательную победу демократии в Сербии. В действительности уход Милошевича сам по себе мало что меняет. Потому что его "семья" остается у власти.

       На прошлой неделе группа сотрудников крупнейшей внешнеторговой фирмы Югославии "Генекс" ворвалась в кабинет генерального директора Радована Божовича, чтобы потребовать его отставки. Но главы фирмы там не оказалось. Его обнаружили в "Интерконтинентале", самой фешенебельной гостинице Белграда. Божович попытался скрыться, вскочив в бронированный "Мерседес". Однако люди преградили ему путь, буквально вытащили из машины и отвели в его рабочий кабинет, благо здание "Генекса" было поблизости. Там под диктовку сотрудников гендиректор написал заявление об отставке. Руки его тряслись, он наделал массу орфографических ошибок. И все время Божович дрожащим голосом повторял: "Клянусь, я не воровал, клянусь детьми, не воровал".
       Так лишился своего поста один из влиятельнейших людей в окружении Слободана Милошевича. В тот же день было отправлено в отставку и правительство Сербии, которое возглавлял Мирко Марьянович, еще один член белградской "семьи".
       Новый президент Югославии Воислав Коштуница, едва вступив в должность, начал демонтаж системы власти Слободана Милошевича. Он прекрасно понимает, что без разрушения этой пирамиды его президентская власть будет номинальной. Однако в Югославии осознают, что даже ощутимые удары, нанесенные "семье" в "первые дни свободы", не подорвали ее влияния в стране. Пирамиду власти Слободан Милошевич создавал основательно.
       
Преданный член "семьи" Мирко Марьянович потерял пост премьера, но остался олигархом
       Ядром белградской "семьи" является семейство самого Слободана Милошевича. Помимо экс-президента, это его жена Мирьяна Маркович (идеолог югославских коммунистов), брат Борислав Милошевич (посол СРЮ в России, в прошлом крупный бизнесмен), дочь Мария (владелец радиостанции "Кошава"), сын Марко (владелец империи развлечений, включающей самую большую на Балканах дискотеку "Мадонна"). По западным данным, состояние семьи Милошевичей составляет $3,8 млрд.
       Слободан Милошевич правил Сербией 13 лет. И ни разу за все эти годы в партийном государстве, каковым являлась Сербия, не появилась "антипартийная группировка". Ни разу не возникла реальная опасность дворцового переворота по типу того, что совершил в 1987 году сам Милошевич, отстранив от власти своего покровителя Ивана Стамболича. Секретом, благодаря которому Милошевич оставался у руля, как раз и была созданная им пирамида власти.
       Самой могущественной финансовой группой в республике (после семьи президента, разумеется) является клан Каричей. Его в Сербии часто называют "семья #2". Это четыре брата: экс-министр Сербии по приватизации Боголюб Карич, представитель Карич-банка в Москве Драгомир Карич, банкиры Сретен и Зоран и их сестра Миланка. Эту семью считают главными спонсорами режима Милошевича. География их империи обширна. Она охватывает европейские страны (Австрию, Грецию, Кипр, Россию, Югославию), а также Китай и США.
       Каричи всегда получали от государства самые выгодные проекты. К примеру, в течение нескольких лет они были эксклюзивным поставщиком в Сербию мобильных телефонов. Первые мобильники в республике продавались по невероятной цене — $8-9 тыс. Прибыль компании составляла тысячи процентов.
       Недавно в американской печати появилась информация о том, что спецслужбы США располагают документальными сведениями об отмывании сербских капиталов в России. Речь идет о сотнях миллионов долларов. Главными фигурами в этих операциях американцы считают братьев Каричей и старшего брата Милошевича — Борислава.
       Впрочем, Каричи — не единственные сербские олигархи, успешно сочетавшие работу на государственной ниве с коммерцией. Ключевые сербские министры по совместительству являлись менеджерами крупнейших национальных монополий.
       Бессменным премьером Сербии на протяжении последних нескольких лет являлся Мирко Марьянович. И все это время он занимал — и продолжает занимать — пост руководителя национальной газовой монополии "Прогресс". Эта фирма является эксклюзивным поставщиком российского газа в Югославию и партнером "Газпрома". А сам Марьянович хорошо знаком с Виктором Черномырдиным. Однако если Виктор Степанович, возглавив в 1992 году правительство РФ, передал бразды правления в "Газпроме" Рему Вяхиреву, то его сербский коллега по этому пути не пошел. Сев в кресло премьера, Марьянович не выпустил из рук руль "Прогресса".
       Столь же долго в сербской элитной обойме находится и Никола Шаинович. Сейчас он занимает пост вице-премьера Югославии. И все это время возглавляет крупнейшую в стране горнодобывающую компанию "РТБ-Бор". В лучшие годы компания была одним из ведущих мировых производителей ценных металлов — серебра, никеля.
       Спикер сербского парламента Драган Томич, который будет работать до назначенных на 17 декабря внеочередных выборов, в свободное от государственных забот время руководит главной югославской нефтяной компанией — "Ниш-Югопетрол". В условиях экономического эмбарго, под которым Сербия периодически находится в последнее время, бензин становился не только стратегическим, но и очень дорогим товаром. После введения Западом нефтяного эмбарго цена бензина в Сербии достигала $3-4 за литр.
Банк братьев Каричей в Москве. Американцы утверждают, что "семья" Милошевича отмыла в России не одну сотню миллионов долларов
       О том, что представляют собой предприятия белградских олигархов, корреспонденту "Власти" рассказал один югославский бизнесмен: "Схема очень проста. Государственные монополии имеют огромные льготы на ввоз и продажу продукции. Конкурировать с ними бессмысленно: либо ты включаешься в выстроенную ими цепочку, либо погибаешь. Только близость к правящей верхушке может гарантировать прибыльность бизнеса. А за эту близость надо платить". И олигархи платили.
       
       Немалая часть получаемой олигархами прибыли шла на укрепление режима. К примеру, в бизнес-план компании Каричей было включено главное задание: обеспечить "безраздельную поддержку Россией принципиальной политики президента Милошевича". Выполняя это задание "партии и правительства", компания тратила огромные деньги на организацию поездок в Белград российских государственных и негосударственных деятелей, которые готовы были поддержать Слободана Милошевича.
       До 1993 года Каричи возили в Белград депутатов Верховного совета России и отставных советских генералов. После разгона Верховного совета — депутатов Госдумы. Размеру выплачиваемых им суточных могли бы позавидовать топ-менеджеры ведущих мировых фирм: по некоторым данным, им выдавали на руки по $500 в день. И они, естественно, старались вовсю, произнося перед телекамерами пламенные речи о том, что россияне ночами не спят — все думают, как бы помочь братьям-сербам.
       Организаторов политического туризма не смущало, что у себя на родине велеречивые патриоты зачастую не имели никакого авторитета и серьезного влияния на российскую политику на Балканах оказать не могли. Но такой задачи белградский режим и не ставил. Ему надо было лишь показать собственному народу, что Россия — с Милошевичем.
       
"Готов!" - так сербы подвели итог последних выборов. Похоже, они поспешили.
       Сегодня Милошевич рассчитывает, что "семья" сохранит ему верность. Ведь за 13 лет он приучил окружение, что, как только кто-то начинал собственную игру, а уж тем более решался критиковать "самого Слобу", немедленно следовало наказание.
       Первым попытался подорвать власть "семьи" американский миллионер сербского происхождения, совладелец крупной международной фармацевтической компании ICN Pharmaceuticals Милан Панич, который в 1992 году стал югославским премьером. Он считал себя достаточно богатым и самостоятельным, чтобы не слушаться "папу Слобу". И стал проводить собственную политику. Поняв, что Панича приручить не удастся, Милошевич направил против него всю систему. И в январе 1993 года Панич был смещен с поста премьера союзной Югославии.
       Но и после этого режим продолжил борьбу с Паничем. Тем более что он взялся за сколачивание оппозиционного блока. В Югославии у Панича оставалось крупнейшая в стране фабрика по производству лекарств — "Галеника". Против экономических интересов бывшего премьера и был направлен главный удар.
       Вначале государственные аптеки перестали закупать производимые "Галеникой" препараты, хотя среди них было много дефицитных в Сербии лекарств. Аналоги правительство закупало за границей в 2-3 раза дороже. Следующим шагом стал отказ властей возвращать фирме Панича долг в размере более $100 млн. И, наконец, в феврале прошлого года "Галенику" у экс-премьера попросту отобрали. Панич подал на власти Сербии в суд, оценив причиненный ущерб в $500 млн.
       Пробовали поиграть в независимость и Каричи. Весной 1997 года контролируемый ими телеканал БК, который к тому времени стал самым влиятельным в Сербии, начал дистанцироваться от режима Милошевича. А Боголюб Карич даже заговорил о возможном выдвижении своей кандидатуры на выборах президента Сербии.
       Ответ системы последовал незамедлительно. У БК отобрали частоты для вещания, а все государственные структуры вывели свои счета из Карич-банка. Каричам ничего не оставалось, как признать, что их не так поняли. А вскоре Боголюб был назначен министром в правительстве Сербии. И эта попытка выхода из системы завершилась провалом.
       
       Неожиданно громкий успех нового президента Югославии Воислава Коштуницы (который еще пару месяцев назад был не слишком заметной политической фигурой) можно объяснить тем, что большинство сербов, голосовавших за Коштуницу, было уверено: он не имел ни малейшего отношения к "семье". За остальных лидеров оппозиции в этом отношении никто не может поручиться.
       Излюбленным приемом Милошевича, который позволял ему на протяжении стольких лет побеждать практически кого угодно, было выборочное приобщение своих противников к благам "семьи" — не только политическим, но и сугубо материальным.
       В начале 1997 года демократическая оппозиция Сербии завоевала власть во всех крупнейших городах, в том числе и в Белграде. Столичным мэром стал один из ее лидеров Зоран Джинджич. Оппозиция готовилась к борьбе за президентский пост в Сербии. И в этот момент из оппозиционной коалиции неожиданно вышел лидер крупнейшей оппозиционной партии — Сербского движения обновления — Вук Драшкович. Джинджича тут же отправили в отставку. И на выборах президента расколовшаяся оппозиция провалилась.
       Причина неожиданного шага Драшковича скоро прояснилась: родной брат его жены получил пост префекта самого фешенебельного района Белграда и стал распоряжаться земельными участками, которые стоят баснословных денег.
       Когда пару лет назад Милошевичу не хватало депутатских мест для формирования правительства, он предложил коалицию радикалам Воислава Шешеля, с которыми до тех пор враждовал. Взамен радикалы получили два поста вице-премьера и кресло министра информации, которое позволяло контролировать большинство СМИ в Сербии.
       Так что "родственников" белградской "семьи" Коштунице придется искать не только среди явных сторонников режима Милошевича. Если он действительно хочет изменить систему.
       ГЕННАДИЙ СЫСОЕВ, ОЛЕГ ЗОРИН
       

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение