Коротко

Новости

Подробно

Программирование как национальная идея

Журнал "Коммерсантъ Наука" от , стр. 51

Валентин Макаров, президент некоммерческого партнерства "Руссофт"


По данным исследовательской компании Gartner, глобальный IT-рынок без учета аппаратных средств делится почти поровну, примерно по 750 млрд долларов, на IT-услуги и IT-продукты.

Большая часть расходов на услуги — а этот рынок стабильно растет — сконцентрирована внутри самих компаний, потребителей IT. Независимым поставщикам остается порядка 250 млрд долларов (данные Forrester Research). На разработку заказного софта (это не самостоятельный продукт, а услуга по изготовлению кода) и программную инженерию, где специализируются российские компании, из этой суммы приходится 60-70 млрд.

Хорошие деньги. Хорошие — не значит большие, хотя и это тоже. Это значит — вырученные за высокотехнологичный товар, инвестируемые напрямую в людей, в их квалификацию и образование. Они для экономики гораздо полезнее тех, что приносит экспорт сырья.

Начиная с 2007-2009 годов наши компании находятся в рейтингах среди ведущих поставщиков IT-услуг. По количеству компаний в рейтинге Global Services Россия уверенно занимает третье место после США и Индии. Российские EPAM Systems и Luxoft — визитная карточка всей индустрии. В сегменте продуктовых компаний больших успехов добились Kaspersky Lab, "1С", Parallels, Acronis, ABBYY. Интернет-компании Mail.ru и Yandex сделали Россию единственной (кроме США) страной с национальными поисковыми системами глобального уровня.

Но что ждет индустрию дальше?

Запас инженеров в России закончился в 2009 году, когда после кризиса восстановился дефицит кадров, усугубленный демографической ямой. Развиваться дальше экстенсивно не получится. Это не значит, что нельзя развиваться иначе. Можно. Причем рецепты известны по успешному опыту стран-конкурентов.

Во-первых, система образования. Нужна конкуренция за место преподавателя, а не унизительно низкая оплата его труда. Частный бизнес готов инвестировать непосредственно в вузы, обычном делом стало создание "своих" кафедр — тревожный, в сущности, симптом для государственной системы образования.

Во-вторых, налоговое бремя. Россия — единственная страна, в кризисное время повысившая налоги (в нашем случае страховые взносы) на высокотехнологичные отрасли. В октябре 2010 года мы добились снижения налоговой нагрузки на индустрию, а спустя восемь месяцев Минфин предлагает облагать дополнительными отчислениями с предприятий зарплаты свыше 50 тыс. рублей в месяц! Это при том, что приличные программисты дешевле 70 тыс. не стоят, и что главная статья расходов производители софта — заработная плата сотрудников.

В-третьих, IT-индустрии нужны внутренние конкурентные рынки. Она развивается только тогда, когда компании ищут в IT инструмент победы в конкурентной борьбе. Но наша экономика монополизирована главным игроком — государством.

В-четвертых, поддержка высокотехнологичного экспорта. Государство просто обязано помогать IT-бизнесу на последнем рубеже конкурентной борьбы, в маркетинге и продажах. Так делают все страны-конкуренты России. Но не делаем мы.

Продвижение национальных продуктов и услуг на глобальном рынке — естественная национальная идея всех стран, с которыми Россия конкурирует, развивающихся и развитых. Но нашими государственными умами она все еще не овладела.

Комментарии
Профиль пользователя