Коротко


Подробно

Операция "Цитадель"

Михаил Трофименков / Культурная политика

Поздно вечером в понедельник оскаровский лауреат режиссер Владимир Меньшов, председатель российского "оскаровского" комитета, отказался поставить свою подпись под протоколом, удостоверяющим выдвижение на премию Американской киноакадемии фильма оскаровского лауреата Никиты Михалкова "Утомленные солнцем-2. Цитадель".


Жест, по его собственному признанию, чисто символический. С точки зрения процедуры, то есть с точки зрения демократии, придраться не к чему. Фактическая сторона событий такова.

В комитете двенадцать человек. Никита Михалков и Глеб Панфилов не голосовали как режиссер и соавтор сценария "Цитадели". Карен Шахназаров отказался голосовать, поскольку, поглощенный съемками нового фильма, не успел посмотреть фильмы-претенденты. Режиссер Николай Лебедев делегировал свой голос господину Меньшову, Владимир Наумов — Геннадию Полоке, секретарь Союза кинематографистов Клим Лаврентьев — другому секретарю, Сергею Лазаруку. Не проголосовал кто-то один из оставшихся членов, а это киновед Кирилл Разлогов, литературовед Лев Аннинский и продюсер Владилен Арсеньев.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Господин Меньшов свято блюдет тайну совещательной комнаты, но, по инсайдерской информации, из восьми голосовавших пятеро отдали свои голоса "Цитадели". Ни тебе вброса бюллетеней, ни "открепительных талонов" — все легитимно, все честно.

Гораздо интереснее вопрос, кого из режиссеров обидели выдвижением "Цитадели". У нее было два конкурента — "Фауст" Александра Сокурова, только что завоевавший "Золотого льва" Венецианского фестиваля, и "Елена" Алексея Звягинцева, успешно показанная в Канне. То есть конкурентов у "Цитадели" не было вообще — это если по-честному. Дело не в сравнительных художественных достоинствах претендентов. Дело в том, что "оскаровский" регламент оговаривает: фильмы, претендующие на номинацию в категории "Лучший неанглоязычный фильм", должны не менее недели демонстрироваться в национальном прокате до 30 сентября текущего года. Вот и все.

"Елена" выходит в прокат 29 сентября. У "Фауста" до сих пор нет российского прокатчика. На вопрос корреспондента "Ъ" "Как же так?" господин Меньшов ответил, что на его памяти комитет дважды выдвигал на "Оскар" картину "с колес". И уже после выдвижения принимались экстренные меры для того, чтобы обеспечить фавориту недельный прокат. Помню-помню: в 2002 году, например, так вот "вышел в прокат" "Дом дураков" Андрея Кончаловского, три года назад вышедшего из состава комитета и теперь заявляющего о его нелегитимности.

Но ведь такой "прокат" — это своего рода административный ресурс. Это не очень честно. Когда в использовании административного ресурса упрекают господина Михалкова, это привычно. Но в том же самом упрекает господина Меньшова и член комитета киновед Кирилл Разлогов. По его словам, по настоянию председателя на рассмотрение комитета выдвигались "Шапито-шоу" Сергея Лобана и "Жила-была одна баба" Андрея Смирнова. Сказка про белого бычка: у этих фильмов тоже нет никакой прокатной истории.

Ну да, такой у нас прокат, и с каждым годом он становится все безнадежнее для отечественных режиссеров. Но вряд ли киноакадемия будет делать в своем регламенте оговорку для фильмов из России: дескать, если у вас такой прокат, мы согласны рассматривать из России, так сказать, "рукописи". В СМИ в применении к "оскаровскому" комитету уже встречается выражение "раскол". Его применяют по инерции и бездумно. Ну да, в России две национальные кинопремии, две киноакадемии, два союза кинематографистов. Но двух "оскаровских" комитетов не может быть по определению. Ни одного — запросто. А вот двух — никогда.

В первых комментариях к своему поступку — а это, безусловно, поступок — господин Меньшов говорил, что считает решение коллег несправедливым, поскольку "прокатная судьба картины и отзывы критиков не доказали ее состоятельность". Ну-ка, а какая была бы судьба у "Фауста", выйди он в прокат? И сколько было бы восхищенных отзывов, а сколько — зубодробительных? Для "оскаровского" комитета, как и для истории, ни прокат, ни критика не могут быть критериями. Он — инстанция высшая.

То есть имело место решение честное, но несправедливое. Это слово в слово повторяет формулировку европейских наблюдателей, в 2007 году признавших выборы в России "честными, но несправедливыми".

Несправедливость — категория абстрактная, но порой более весомая, чем честность. Бунт против честности во имя справедливости абсурден, но честен. Это же можно сказать о поступке господина Меньшова. Точнее говоря, его поступок — это абсурдный протест против абсурда. Такой крик: "Ну, не могу больше! Достал Михалков!"

Никита Михалков, действительно, достал очень многих. Достал не пустившимся в свободное падение качеством своих фильмов: в конце концов очень немногие режиссеры способны сохранять профессиональную форму на протяжении всей карьеры. И многие из старших оппонентов господина Михалкова снимают отнюдь не лучше, чем он. Господин Михалков достал своим желанием контролировать все и вся, своей деловой хваткой, своим чиновным имиджем, оскорблениями в адрес коллег, не обоснованными избыточной культурой претензиями на роль духовного мессии и культуртрегера, своим оппортунизмом.

Но, как это ни парадоксально, в подтексте жеста господина Меньшова — желание защитить Никиту Михалкова от него самого. По словам председателя "оскаровского" комитета, господин Михалков "подставился", выдвинув себя на "оскаровскую" номинацию. И так понятно, что шансы войти в американский шорт-лист у "Цитадели" ничтожны, что нельзя выдвигать на "Оскар" половинку сиквела, абсолютно эзотерическую для тех, кто не видел первой половинки, а для тех, кто видел, тем более удивительную: нормальный киноакадемик не поймет, как можно воскрешать и снова убивать героев, над судьбой которых он уже обрыдался, голосуя в 1994 году за "Оскар" первым "Утомленным солнцем". Собрались бы, что ли, коллеги, по-дружески поговорили с режиссером, он бы и отозвал "Цитадель" из списка претендентов. Красивая картинка, только представить себе подобную беседу можно лишь во сне.

Короче говоря, Владимиру Меньшову за державу обидно, что киноакадемики увидят "Цитадель". А ведь теперь увидят, куда они денутся.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение