Коротко

Новости

Подробно

Опиум для Омара

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30

 
       О н раздражает Вашингтон, Москву и Исламабад. Но договариваться придется именно с ним — и о мире, и о газе, и о героине.

       За последние дни талибы нанесли своим противниками целый ряд поражений и вышли к границе с Таджикистаном. Теперь под их контролем находится 95% территории Афганистана.
       О талибах снова заговорили, но теперь уже не столько как о грядущей угрозе для СНГ и России и рассаднике международного терроризма, сколько как о реальной силе, с которой надо считаться и с которой отныне придется иметь дело. Во всяком случае, соседям Афганистана.
       Однако к такому повороту событий в России оказались не готовы ни власти, ни общественное мнение. Власть все последние годы делала ставку исключительно на противников талибов, а общество знает о них лишь как о покровителях международного террориста Осамы бен Ладена и пособниках чеченских и среднеазиатских боевиков.
       
Избранник Пророка и ставленник Пакистана
 
       О лидере движения "Талибан" мулле Мухаммаде Омаре известно немного. Мулла не появляется на публике и не ездит по Афганистану, никогда не жил в Кабуле и пребывает исключительно в Кандагаре. В 1994 году он был в Пакистане — других сведений о поездках муллы за рубеж нет. Его никогда официально не называли главой государства, и он никогда не встречался с главами других государств. Что касается журналистов, то, ссылаясь на требования ислама, он наотрез отказывается фотографироваться и даже интервью "неверным" дает лишь по факсу или в Интернете.
       Достоверно известно лишь, что мулла Омар — пуштун из племени Хотак Гильзай, родился в Кандагаре, находится в возрасте Пророка (около 40 лет) и имеет четыре жены. В качестве полевого командира воевал против советских войск и потерял правый глаз. Получил "степень" муллы в известном пакистанском медресе Хаккания близ Пешавара, а став лидером движения "Талибан", был избран "амиром аль-моминеен" (главой правоверных). Остальные сведения — продукт талибской и антиталибской пропаганды.
       Сторонники движения "Талибан" утверждают, что в 1994 году мулле Омару явился во сне сам Пророк. Он поручил ему очистить свое племя от тирании порочных военачальников, прославившихся грабежами и насилием. Мухаммад Омар обратился к мулле за фетвой (разрешением) на подвиг и с полусотней своих бывших моджахеддинов разместился в здании старой школы под Кандагаром. Ждать пришлось недолго. Вскоре некая афганская семья была остановлена на блокпосту местного отряда моджахедов. Мужчин избили и ограбили, а женщин изнасиловали. Как гласит легенда, узнав об этом, Мухаммад Омар со своими людьми кинулся к блокпосту и немедленно расправился с насильниками. Так началась история движения "Талибан".
       Противники талибов утверждают, что муллу Омара и его движение породил Пакистан.
       — К концу 1994 года в ISI (пакистанской разведке) муллу с зачаточным образованием по имени Мохаммад Омар подобрали для борьбы с законной властью Афганистана. Именно пакистанские политики и спецслужбы ответственны за создание и финансирование движения "Талибан" — такую версию возникновения движения предлагает посол Исламского Государства Афганистан в ООН доктор Раван Фархади.
       О самом мулле Омаре доктор Фархади рассказывает много неприятного:
       — Никто ни разу не видел, чтобы он что-нибудь записывал. И это объясняют тем, что он не умеет писать. У него нет соответствующего религиозного образования, он не понимает арабского языка (ни классического, ни современного), а потому арабская исламская литература ему недоступна. Он понимает лишь разговорный урду — язык, на котором говорят в Пакистане. Его утверждения рассчитаны на то, чтобы завоевать симпатии простых афганцев. Его держащиеся в тени советники не подпускают к нему иностранцев. Лишь нескольким пакистанским журналистам и представителю ООН Лахдару Брахими удалось повидать его в 1999 году. На этих редких встречах он общался с иностранцами при помощи переводчика. Полагают, что переводчик — назначенец ISI. Никому также не удалось установить, соответствовал ли перевод тому, что бормотал мулла Омар.
       В обеих версиях — "мессианской" и "пакистанской" — правда и вымысел представлены примерно в равных долях.
       
Неуправляемая марионетка
 
       В ноябре 1994 года один из кандагарских полевых командиров захватил колонну грузовиков. Эта колонна накануне с большой помпой была отправлена из Пакистана в Среднюю Азию и должна была символизировать новое открытие Великого шелкового пути, а также безопасность афганских дорог. Акции грозил провал, как вдруг явились талибы во главе с муллой Омаром, наказали преступников и освободили караван, который продолжил свой путь к границе с Туркменией.
       Подвиг муллы Омара принес ему международную известность и продемонстрировал, что афганские дороги если не безопасны, то по крайней мере находятся под контролем. Это сделало возможным конкретное обсуждение крупного международного проекта — строительства газопровода из Туркмении в Пакистан через афганскую территорию.
       Тем временем талибы победным маршем прошли полстраны. Причина феноменального успеха талибов проста: к этому моменту правительство Раббани практически распалось на воюющие между собой национальные фракции. Полевые командиры, лишившиеся щедрой западной помощи, перестали платить жалованье боевикам, и те начали грабить мирное население. Вся власть на местах перешла в руки боевиков, сотни людей, согласно докладу "Международной амнистии", бесследно исчезали, а пытки, насилие над женщинами и детьми приняли повсеместный характер.
       Население, вдруг увидевшее в "учениках медресе" (талибах) силу, способную обуздать произвол полевых командиров, поддержало их от всей души.
       Однако под Кабулом необстрелянная молодежь, составлявшая большинство в отрядах талибов, столкнулась с ветеранами Ахмад-шаха Масуда, и наступление захлебнулось. Столицу талибы взяли лишь через полтора года — в сентябре 1996 года.
       Тогда же случился инцидент с неблагоприятным для муллы Омара международным резонансом. Талибы, ворвавшиеся в кабульское представительство ООН, где с 1992 года укрывался бывший афганский президент Наджибулла, выволокли его и повесили на площади.
       Дальнейшее наступление на север, где преобладает непуштунское население (таджики, узбеки и др.), уперлось в антиталибский союз — Северный альянс, основную военную силу которого составили хорошо оснащенная узбекская милиция генерала Абдулы Рашида Дустума и отряды Ахмад-шаха Масуда. Здесь победы талибов зачастую достигались подкупом полевых командиров Северного альянса.
       8 августа 1998 года пала столица генерала Дустума — город Мазари-Шариф. Под контролем талибов оказалось почти 90% территории страны. Появилась реальная возможность для международного признания Исламского Эмирата Афганистана, провозглашенного муллой Омаром после взятия Кабула.
       Однако 7 августа 1998 года были взорваны посольства США в Кении и Танзании. Вашингтон обвинил в терактах Осаму бен Ладена, укрывавшегося у талибов, и потребовал его выдачи. Мулла Омар отверг это требование. США нанесли ракетный удар по базе бен Ладена под Кандагаром, а Саудовская Аравия отказала талибам в международной поддержке.
       Более того, талибы устроили на захваченной территории резню местного населения. Погибли 12 иранских дипломатов, что едва не привело к войне между двумя странами.
       В России и странах Центральной Азии падение Мазари-Шарифа восприняли с тревогой: талибы вышли на границы СНГ. Вскоре Иран, Россия и страны Центральной Азии наладили поставки оружия северянам, и Ахмад-шах Масуд остановил талибов. В Афганистане установилось шаткое равновесие.
       
Безальтернативный лидер
 
       Равновесие было нарушено нынешним летом. Туркмения, установившая добрые отношения с обеими афганскими группировками, предложила сформировать в Афганистане коалиционное правительство с участием Масуда. В середине июля в Ашхабаде состоялась конфиденциальная встреча министра иностранных дел талибов муллы Мутаваккиля с группой российских дипломатов и сотрудников спецслужб.
       В начале сентября в Москву приехал глава службы разведки Пакистана генерал-лейтенант Махмуд. Он встретился с директором ФСБ Николаем Патрушевым и министром обороны Игорем Сергеевым. Но просьба о встрече с Владимиром Путиным была отклонена. Исламабад явно ждал от Москвы содействия в международном признании предлагаемого Ашхабадом коалиционного правительства. Но отношения Москвы с талибами испортились, как только те признали независимость Чечни.
       Через несколько дней после неудачного визита генерала Махмуда в Москву талибы начали наступление и взяли город Талукан, через который войска Ахмад-шаха Масуда снабжались оружием и припасами. Москва отреагировала жестко. Министр иностранных дел РФ Игорь Иванов заявил, что в лице движения "Талибан" международное сообщество имеет дело не просто с терроризмом, а с "быстроразвивающейся системой, формой международного терроризма с опасными геополитическими амбициями и финансовыми возможностями для реализации своих угроз".
       Талибы ответили сразу. Параллельно с выходом на таджикскую границу они предприняли невиданное дипломатическое наступление. Их эмиссары побывали в ряде европейских стран, где провели вполне успешные переговоры. Заметно смягчил позицию по отношению к ним Иран. Мировое сообщество стало смиряться с победой талибов. Один из наиболее непримиримых их врагов, президент Узбекистана Ислам Каримов, после встречи с президентом Туркмении Сапармуратом Ниязовым вдруг смягчил свой тон по отношению к "Талибану", заявив, что это движение вовсе не так страшно, как его представляли последние годы СМИ СНГ, и что поддержка Северного альянса является ошибкой.
       Сегодня у талибов один внешний враг — Россия. На прошлой неделе посол администрации талибов в Пакистане мулла Абдул Салам Заиф заявил: "Москва является источником всех бед народа Афганистана. Наша политика по отношению к Москве недружественная, но мы ничего не предпримем против России".
       И Москва, судя по всему, дрогнула. В Исламабад на прошлой неделе направился спецпредставитель российского президента Сергей Ястржембский с целью убедить пакистанцев повлиять на своих подопечных — талибов. В Пакистане пообещали похлопотать о российских интересах в Афганистане, но после визита российского президента в Индию, а точнее, в зависимости от его итогов. Пакистан беспокоит тесное военно-техническое сотрудничество России с Индией.
       Признать "Талибан" законной властью в Афганистане мировое сообщество оказывается вынужденным не только из-за занятых талибами территорий. Есть еще один более чем серьезный резон — наркотики. Афганистан давно превратился в один из наркоцентров планеты. Генеральный секретарь Всемирной организации таможен Мишель Дане говорит, что около 80% опиума, из которого затем изготовляют героин, поступает из Афганистана.
       Наркотрафик стал важнейшим источником финансирования отрядов всех противоборствующих сторон в этой стране. Режим талибов, начавший свою деятельность с уничтожения плантаций опиумного мака, изменил политику и ограничивается взиманием небольшого налога с производителей наркотиков.
       Сейчас Мулла Омар предложил мировому сообществу начать уничтожение плантаций опиумного мака в обмен на международное признание. Это серьезное деловое предложение. Миру придется его рассмотреть.
Сколько ждать признания
       Если мир признает талибское правительство законной властью Афганистана в 2001 году, то по скорости признания мировым сообществом новое афганское правительство займет место между ГДР и РСФСР.
       
       ГДР, образованная в 1950 году, была признана Западом через три года после своего создания. Однако членство в ООН получила только в 1972 году — после того как ее суверенитет признала и ФРГ.
       Мировое признание РСФСР заняло четыре года. Поначалу советскую власть признавали только Германия, Персия и Афганистан, а также государства, которым советская власть предоставила независимость: Финляндия, Латвия, Литва, Эстония и Польша. Только в 1921 году советская власть была признана большинством стран Запада.
       Независимость ФРГ, образованной в 1949 году, страны восточного блока признали через шесть лет — после того как страна вошла в блок НАТО. Членом ООН ФРГ стала лишь после ее признания Восточной Германией в 1972 году.
       
       Соединенные Штаты Америки были признаны миром через семь лет после своего создания. Независимость США, провозглашенную в 1776 году, уже через два года признала Франция, а затем другие тогдашние противники Британии — Испания, Россия и Голландия. Большинство же стран мира осмелилось признать правительство США лишь после того, как в 1783 году это сделала сама Великобритания.
       
       Правительство Китайской Народной Республики добивалось всемирного признания 22 года. Разумеется, Советский Союз и другие соцстраны признали КНР сразу же после ее провозглашения в 1949 году, однако весь остальной мир продолжал считать законными властями Китая свергнутое коммунистами правительство Чан Кайши, укрывшееся на Тайване. Только в 1969 году законность коммунистического правительства была признана США, а в 1971 году — и всем мировым сообществом: место представителя Китая при ООН перешло пекинскому правительству.
       
       Народная Республика Кампучия, созданная в 1979 году при поддержке вьетнамских войск после свержения правительства Демократической Кампучии, возглавлявшегося Пол Потом, двенадцать лет, вплоть до прекращения своего существования в 1991 году, ожидала мирового признания. Законными властями в Кампучии правительство НРК признавали лишь государства советского блока и некоторые развивающиеся страны, весь остальной мир законным признавал лишь правительство Демократической Кампучии. В 1991 году, после вывода вьетнамских войск, власти НРК вынуждены были вступить в переговоры со своими противниками. Итогом переговоров стало восстановление в стране конституционной монархии и преобразование НРК в Королевство Камбоджу.

ШАМСУДДИН МАМАЕВ
       

Комментарии
Профиль пользователя