Коротко


Подробно

Заменитель Каддафи

Герой ливийского восстания Абдельхаким Бельхадж — лидер организации, признанной в США и Великобритании террористической. Сейчас этим странам потребуются значительные усилия, чтобы объяснить миру, как террорист превратился в освободителя Триполи.


Александр Изюмов


С самого начала гражданской войны в Ливии в западных газетах время от времени появлялись сообщения о том, что на стороне противников Каддафи воюют члены исламских террористических организаций. С расширением зоны, находящейся под контролем оппозиции, росло число сообщений о нарушениях прав человека со стороны ее бойцов, а эксперты и комментаторы говорили, что всерьез опасаются межфракционной борьбы в рядах оппозиции. Уж слишком разные силы были в ней представлены: от правозащитников до исламских фундаменталистов (см. статью "Ливийские повстанцы ведут себя как солдаты Каддафи" в N29 от 25 июля).

После падения Триполи и бегства Муамара Каддафи эти опасения стали звучать громче. Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен на прошлой неделе говорил об опасности проникновения экстремистов в новые властные структуры Ливии. И все самые неприятные опасения и сомнения относительно влияния исламистов начали сбываться. Едва ли можно найти этому более яркий пример, чем Абдельхаким Бельхадж, создатель и эмир исламской террористической организации "Исламская ливийская боевая группа", один из руководителей восстания против Каддафи, занимающий ныне пост руководителя военного совета Триполи.

Террорист номер один


Абдельхаким Бельхадж, известный и под своим военным прозвищем Абу Абдалла ас-Садык, прошел путь, вполне стандартный для арабского террориста. Родился в Триполи, учился в престижном университете Аль-Фатех, созданном на месте еще более престижного, но слишком связанного с нереволюционным прошлым страны Университета Триполи.

Там, обучаясь на инженера-строителя, Бельхадж познакомился с представителями исламских подпольных организаций, выступавших против режима Муамара Каддафи. Вместе с такими же студентами он создал организацию, решившую свергнуть Каддафи и установить в стране режим, более соответствующий их представлениям об исламском государстве. Бельхадж и его друзья организовали несколько покушений на полковника Каддафи — впрочем, абсолютно неудачных. Как говорил один из бывших знакомых Бельхаджа, покушения обычно срывались на самых ранних стадиях. Разочарованные неудачами, Бельхадж и его товарищи отправились в Афганистан, уже тогда придумав себе занятие, которым они будут заниматься многие годы. Если невозможно уничтожить режим Каддафи (а он тогда выглядел неколебимым), то нужно бороться с его союзниками. На тот момент союзником Каддафи был Советский Союз. Вот с ним в Афганистане и принялся бороться Бельхадж.

В Ливию он вернулся в 1992 году, после того как моджахеды при его участии одержали победу над советскими властями. На родине он снова занялся подпольной деятельностью и принял участие в новой организации "Исламская ливийская боевая группа" (ИЛБГ), которую и возглавил. Оплотом ИЛБГ стали Восточная Ливия и город Бенгази, то есть территории, на которых оппозиционные настроения были особенно сильны. Тем не менее даже там группа Бельхаджа не смогла организовать более или менее серьезное сопротивление режиму Каддафи. К 1998 году организация была почти полностью уничтожена, а сам Бельхадж и его оставшиеся в живых товарищи по оружию спешно покинули страну и через Саудовскую Аравию вернулись в Афганистан — страну, которой к тому моменту управляли их старые товарищи, талибы.

Враг, представляющий непосредственную угрозу


Начало войны в Ираке снова предоставило Бельхаджу и его товарищам возможность поквитаться с режимом Каддафи (Каддафи, напомним, именно в это время перешел в лагерь друзей Америки) вдали от родины. Бельхадж предложил свои услуги вооруженным формированиям, организовывавшим нападения на американцев в Ираке и позднее в Афганистане. Деятельность группы была оценена обеими сторонами конфликта. Директор ЦРУ Джордж Тенет в своем докладе комитету по разведке Сената США особенно отметил группу Бельхаджа как представляющую "непосредственную и прямую угрозу" коалиционным силам и новой иракской государственности. Он же заявил о том, что группировка эффективно использует связи с "Аль-Каидой" и талибами. Со своей стороны, второй человек в "Аль-Каиде" Айман аз-Завахири официально объявил о поддержке деятельности группировки и о том, что организации заключили союзническое соглашение.

Правда, вся эта активность проходила уже без участия самого Бельхаджа. Он к тому времени стал узником американцев и ливийцев. По наводке агентов британской MI6 ливиец был арестован в Куала-Лумпуре, куда он прибыл для встречи с представителями исламистских террористических группировок региона, и передан американцам. После непродолжительного пребывания в секретной тюрьме ЦРУ Бельхаджа выдали ливийцам.

По его собственным словам, Бельхаджа нещадно пытали и американцы, и британцы (которые несколько раз допрашивали его в тюрьме ЦРУ и даже в самой Ливии), и, разумеется, сами ливийцы. Его арест не оказал никакого влияния на активность его группировки в Ираке, а потом и в Афганистане. "Дорогие братья... Эмир моджахедов Абу Абдалла ас-Садык и все прочие узники!.. Вот вам благая весть — ваши товарищи на свободе продолжают ваше дело... усиливая свою борьбу с врагами ислама — Каддафи и вашингтонскими крестоносцами!" — с таким радиообращением выступил в 2007 году Айман аз-Завахири. Он, разумеется, несколько лукавил: на территории Ливии группировка практически не действовала, зато в других странах была по-настоящему активна.

После переименования "Исламской ливийской боевой группы" в "Ливийское исламское движение" США и Великобритания исключили организацию из списков террористических

После переименования "Исламской ливийской боевой группы" в "Ливийское исламское движение" США и Великобритания исключили организацию из списков террористических

Фото: AP

Герой революции


В тюрьме Бельхадж просидел до 2010 года, когда по личному распоряжению Саифа Каддафи его освободили вместе с почти 200 заключенными, осужденными за террористическую деятельность. По версии ливийских властей, Бельхадж больше не представлял никакой угрозы и, наоборот, проявил желание исправиться. Об этом позже он не раз говорил публично. Его статья, в которой он благодарил и благословлял Саифа Каддафи, появилась в одной из ливийских газет (газеты, напомним, в то время отражали исключительно точку зрения правительства Каддафи), затем то же самое он говорил в интервью "Аль-Джазире" (телеканал, впрочем, это интервью в то время не показал, продемонстрировав его только после начала гражданской войны в Ливии). Наконец, в интервью, которые он давал иностранным журналистам и экспертам, Бельхадж говорил о желании жить "в соответствии с законами нашего государства".

Однако после начала гражданской войны зимой этого года Абдельхаким Бельхадж стал одним из самых заметных полевых командиров оппозиции. Разумеется, он предпринял некоторые усилия для того, чтобы изменить свой имидж в соответствии с новыми требованиями. Его организация была переименована в "Ливийское исламское движение", а иностранным газетам и журналам он говорил о том, что был и остается "простым мусульманином". Он признавал свое руководство ИЛБГ, однако в интервью, данном французской Le Monde и нью-йоркскому журналу Time, он заявил, что группировка эта действовала "исключительно на территории Ливии и ее задачей было освобождение ливийского народа от диктатуры Муамара Каддафи". Правда, через несколько минут он начал противоречить сам себе, признавая, что "сражался бок о бок с "Аль-Каидой" в Афганистане", но на слове его ловить не стали. Ведь к моменту дачи интервью Бельхадж был уже не просто одним из боевых командиров оппозиции — он был героем оппозиции всего мира. Его бригада (бывшая ИЛБГ ) приняла наибольшее участие в освобождении Триполи от войск Каддафи, кроме того, именно Бельхадж и его бойцы первыми с боями вошли в правительственный комплекс Баб-эль-Азизия.

"Мы с гордостью объявляем об освобождении Ливии, о том, что Ливия стала свободной, а власть тирана и эра притеснений остались позади" — изображение говорящего это Бельхаджа на фоне освобожденной им Баб-эль-Азизии обошло экраны всего мира.

В жизни самого Бельхаджа тоже началась новая эра — эра преображения террориста в героя. Власти Великобритании и США, которые он обвинял в пытках и жестоком обращении, принялись оправдываться. Для начала представители государственного департамента дали понять, что включение ИЛБГ в список террористических организаций было не то чтобы ошибочным, но скорее политическим шагом. Как говорилось в документах Конгресса США 2011 года, это было "дружеским жестом" в адрес Муамара Каддафи, который в 2004 году являлся американским союзником. "Никакого операционного значения этот шаг не имел и был чисто политическим",— говорилось в том же документе Конгресса США.

В свою очередь, власти Великобритании, которые также включили группировку Бельхаджа в список террористических организаций, этот свой шаг не комментируют, зато активно обсуждают обвинения, с которыми Бельхадж выступил в адрес британских спецслужб. Обвинений, собственно, два. Британские спецслужбы сдали его американцам, что привело к аресту и пыткам. Кроме того, сотрудники британских спецслужб и сами допрашивали Бельхаджа в секретных тюрьмах ЦРУ и применяли в отношении его недозволенные методы ведения допроса. О том, что правительство Великобритании проведет тщательное расследование обвинений и сурово покарает виновных, если такие обнаружатся, заявил премьер-министр Дэвид Кэмерон.

Впрочем, говорят некоторые эксперты, если расследование затянется, оно может оказаться или ненужным, или даже вредным. В структуре новой ливийской власти Бельхадж играет очень важную роль. Он возглавляет военный совет Триполи, главный орган власти в городе, и, соответственно, входит в национальный переходный совет. О разногласиях в рядах оппозиционеров говорили давно. Говорили и о том, что со свержением Каддафи эти разногласия могут перейти во вражду, а может быть, и в боевые действия между бывшими союзниками. Что, надо сказать, Бельхадж блестяще и подтвердил. Первый же визит в Триполи лидера Национального переходного совета Ливии, бывшего министра юстиции страны Мустафы Абдель-Джалиля был ознаменован выступлением Бельхаджа с требованием отставки Джалиля как человека неверного и, возможно, даже тайного каддафиста. Эти обвинения пропустили мимо ушей, посчитав одним из пробных залпов в начинающейся войне между группировками внутри оппозиции. Впрочем, когда фракционная война начнется, то, без сомнений, возникнут сомнения в чистоте репутации и самого Бельхаджа. Ну не подозрительно ли, что Бельхадж на самом деле до начала гражданской войны не нанес никакого ущерба режиму Каддафи или что Каддафи, о котором Бельхадж наговорил столько гадостей, не казнил человека, считавшегося антиправительственным террористом номер один, и даже, наоборот, даровал ему свободу?

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение