Коротко

Новости

Подробно

Виза в революцию

Юрий Козырев получил Visa d`or в Перпиньяне

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Конкурс фото

Один из престижнейших в мире фестивалей в области фотожурналистики — Visa pour l`Image во французском городе Перпиньян — объявил своих лауреатов. В 2011 году в номинации "Новости" Золотую премию Visa получил русский фотограф Юрий Козырев. Почему это очень правильно, но почему в этом нет ничего удивительного, рассказывает КИРА ДОЛИНИНА.


Вообще-то у сорокавосьмилетнего Юрия Козырева престижных фотопремий хоть отбавляй. Он, без преувеличения,— самый известный российский военный фотокорреспондент. При этом он очень много работает для западных изданий и поэтому хорошо известен на Западе. Или, скорее, даже наоборот: его репортажи из Афганистана, Беслана, Чечни, Ирака куда более известны на Западе, поэтому и заказы ему поступают в основном оттуда. И награды тоже не наши. Надо ли объяснять почему? Когда он снимал Чечню и Беслан — мало, кто был готов в России печатать эти снимки в том количестве, в каком они того стоили. Вторая Чеченская война вообще прошла как бы без прессы. Наша власть не любит документы.

Уже больше десяти лет Козырев практически все время находится в Ираке. Работает на фотоагентство Noor для американского журнала Time. Он живет этой войной. Снимает по обе стороны фронта, общается с повстанцами, много времени проводит в американских частях, не носит никакую форму, не берет в руки оружие, потому что убежденный пацифист, живет не в американском гетто, а в городе вместе с иракцами, соблюдает строгий нейтралитет. Сам он во многих своих интервью говорит, что просто должен быть там, где что-то происходит. Там — "не наша война", и интересна она не нам. Он часто прибывает на место, действие в котором что назревает,— жизнь научила предсказывать. А еще бывает так, что его фотографии видят люди, которые готовы помочь,— и тогда он бросается в организацию перевозок/больниц/документов для того, к примеру, чтобы снятые им искалеченные взрослой войной дети могли получить лечение.

Козырев начал свою карьеру в 1986-м. Пять лет был ассистентом у легендарного Евгения Халдея. Считает, что ему очень повезло: на его век пришлись большие перемены и он мог их снимать. И на этот же век пришлось очень много войн. А вот революции попались в кадр Козырева только сейчас. Серия, награжденная на фестивале Visa pour l`Image, так и называется: "На дорогах революции". Йемен, Бахрейн, Египет, Ливия. Строгие старухи с транспарантами в руках, которые они не всегда могут прочесть. Размахивающие "Калашниковыми", облепленные пластырями и бинтами "революционеры". Стена, обклеенная портретами старых и новых лидеров вперемешку. Толпа, несущая на руках своего убитого героя. Демонстрация женщин в чадрах. Пустота обожженных огнем домов. Теснота революционных площадей. Революционеры на молитве. Множество флагов (привет знамени над Рейхстагом, вошедшем в историю вместе с кадром Халдея). И, конечно, дороги — все больше ведущие невесть куда.

То, что тема арабских революций в этом году будет главной в любом фотожурналистском конкурсе, предугадать было легко. Но то, что именно подчеркнуто отстраненные, почти без крупных планов, без избыточных фотокрасот, без особой кровищи, строгие и какие-то немного растерянные фотографии Козырева окажутся первым фотосвидетельством в этом ряду, говорит о Европе куда больше, чем собственно об охваченных революцией странах. Юрий Козырев — человек очень неравнодушный, но фотографии его подчеркнуто холодны, они не навязывают зрителю эмоций. Революционная же серия холодна вдвойне — в ней нет подсказки. Как относится к тому, что там происходит? Русского человека от слова "революция" в дрожь бросает. Европа свои давно позабыла. Арабские же ее пугают и восхищают одновременно. Как, впрочем, и эти фотографии Юрия Козырева — идеальный слепок с западного взгляда на подошедший уже к нам вплотную восточный мир.

Комментарии
Профиль пользователя