Коротко

Новости

Подробно

Америка победила терроризм?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 6

Десять лет назад в Нью-Йорке были совершены самые крупные в истории человечества теракты.


Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы, лидер ЛДПР. Никакой победы нет — есть определенное затишье в США. Ведь потом были теракты в Испании, Лондоне, Париже, Москве... Впрочем, если теракт 11 сентября был против Америки, то он должен был повториться — пусть не в Штатах, но, скажем, в арабских странах, где проживают американцы. А поскольку ни одного крупного теракта против американцев не было, напрашивается мысль: а не провокация ли была 11 сентября? Не создание ли внешнего врага?

Владимир Познер, журналист, телеведущий. Нет, и я даже не знаю, побеждаем ли он в принципе. Но бесспорный факт, что США сумели настолько точно разобраться в ситуации у себя, что с 2001 года ни одного теракта не было, хотя попытки были. Надо отдать должное спецслужбам и всем тем силам в Америке, в том числе общественным, которые так слаженно сработали. В России вопрос терроризма стоит несравнимо острее.

Михаил Барков, вице-президент "Транснефти". Нет, его невозможно победить, потому что он часть человеческой природы, так же как корысть, жадность и прелюбодеяние. Но бороться с ним надо. Я занимаюсь проблемами схожего свойства, борюсь с коррупцией и злоупотреблениями в компании. Это тяжело, буднично, неплакатно, одним словом — неблагодарный труд. Так же работают наши антитеррористические ведомства, они работают на износ, и я считаю, работают лучше иностранных коллег, просто у нас ситуация значительно сложнее. А 11 сентября 2001 года я должен был быть в "близнецах", но мой друг, военный атташе, отмечал день рождения и отговорил меня от поездки. А мой отец видел теракт по телевизору и, думая, что я был там, умер от сердечного приступа. Семь дней я не мог вылететь на похороны, потому что воздушное пространство было закрыто.

Александр Коржаков, член комитета Госдумы по обороне, вице-президент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. Во всяком случае, там обстановка намного лучше, чем у нас. У них после 2001 года все спокойно, а у нас непрекращающаяся война с террористами. Да и система безопасности в США лучше, чем у нас. У них нет коррупции, нет воровства, зато есть абсолютно прозрачные и контролируемые бюджеты. Даже бюджет ЦРУ прозрачен. А у нас ничего не понятно, кроме того, что бюджет МИДа и правоохранительных органов вырос в несколько раз.

Владимир Некрасов, генеральный директор компании Contour Components. Видимо, победила. Но, надо признать, зверскими методами: например, детей ощупывают в аэропортах.

Александр Проханов, писатель, главный редактор газеты "Завтра". Нечего было побеждать: никакого терроризма в США не было. Была инспирированная спецслужбами акция, позволившая американцам развязать вторжение в другие страны. Благодаря этой акции резко ужались права и свободы граждан в самих Штатах, а борьба с "терроризмом" была перенесена с Манхэттена на пространство мира. И больше половины американцев считают, что теракт 11 сентября был осуществлен спецслужбами США.

Евгений Миронов, актер. Америка сумела оградить своих граждан от угрозы новых терактов. А это самое главное, и в этом их победа. Все, что можно было сделать, американцы сделали, и у меня это вызывает только чувство гордости за их страну. Конечно, неприятно проходить долгие и мучительные процедуры досмотра в аэропортах, тяжело получать визу, но все это необходимо для безопасности людей и, значит, оправданно.

Николай Бордюжа, генеральный секретарь ОДКБ. Нет, терроризм невозможно победить в отдельно взятой стране. Терроризм — глобальное явление, и его центр находится не в Америке, а в других местах. Если в Америке не взрывают бомбы, то это не значит, что терроризм побежден.

Ирина Хакамада, писатель, общественный деятель. Америка устранила внутреннюю угрозу терроризма, но заплатила за это экономическим кризисом. Две войны сожгли столько денег, что США пришлось брать громадные займы, доведя госдолг до астрономических масштабов. Терроризм усиливается и расползается, а в России свил себе уютное гнездышко. Теракты чудовищно участились. Наличие террористической угрозы бьет по престижу власти, инвестклимату, поэтому он невыгоден политикам.

Николай Ковалев, председатель комитета Госдумы по делам ветеранов, в 1996-1998 годах директор ФСБ. Америке терроризм победить не удалось, хотя теракты и прекратились. Но особой базы для терактов в Америке и не было в отличие от нашей страны. Ведь в России зачастую стреляют и взрывают из-за безработицы, незанятости, националистических и экстремистских проявлений. А Америка — страна людей без национальности, там отсутствует националистическая основа для экстремизма.

Борис Немцов, сопредседатель Партии народной свободы "За Россию без произвола и коррупции". Америка победила терроризм, хотя и надорвалась в борьбе с ним. У США огромный госдолг, преддефолтное состояние, дефицит бюджета. А в России после путинского "мочить в сортире" терроризм вырос в шесть раз. Расследования по Беслану и "Норд-Осту" закрыли. Остальные теракты и не начинали расследовать. Ни общество, ни власть выводов не сделали. А в США после 11 сентября была создана комиссия, уволили многих руководителей спецслужб и чиновников, вся агентура стала работать по-другому, и народ об этом знал. У нас же единственное, что произошло,— это рост финансирования МВД и ФСБ. Но и тут, боюсь, все деньги превратились в рублевские дачи.

Виктор Коломейцев, депутат Госдумы (КПРФ). Думаю, что нет. Америка приложила руку к созданию террористических организаций со времен войны в Афганистане, а теперь с ними безуспешно борется. Ликвидация бен Ладена ничего не изменила, ведь ненависть к США достаточно сильна. Америка со своей гегемонией и безнаказанной возможностью развязывать войны ради своих интересов способствует росту терроризма. В России же все проще: на Кавказе стреляют безработица и нищета, и, как только мы решим эту проблему, там настанут мир и покой.

Николай Злобин, профессор, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США. Нет, потому что терроризм изменил Америку. Сейчас она менее толерантна, менее терпима, и, думая о своих детях, я понимаю, что их могут убить просто за то, что они американцы. США пришлось стать такими, да и всему миру тоже, чтобы победить терроризм. И если Америка борется с внешней угрозой, то в России эти процессы приняли формы внутренней гражданской войны. Определенным элитам в России такая ситуация выгодна.

Владимир Васильев, председатель комитета Госдумы по безопасности. Они добились существенных успехов, но о победе говорить рано. Россия в последнее время побеждает терроризм, но, чтобы закрепить успех, требуются изменения в законах. Мы готовим новый закон о противодействии терроризму, он бурно обсуждается, критикуется, и мы понимаем опасения его противников. Многие живут страшилками о всесилии спецслужб, но время сейчас другое. Только введением дополнительных мер контроля мы сможем добиться победы, и это надо понять.

Александр Зарецкий, президент страховой компании MetLife Alico. Вопрос открыт. С точки зрения страхования жизни в Америке и России мы его в своей сфере решили, включаем риски терроризма в страховки. Но в России средняя сумма страховки жизни, предусматривающей угрозу терроризма, измеряется 1 млн руб., а в Америке — двумя-тремя годовыми окладами. И вряд ли среди среднего класса найдется хотя бы один человек, который оценит свою жизнь в миллион рублей.

ВОПРОС НЕДЕЛИ / ГОД НАЗАД*


Дмитрию Медведеву есть чем гордиться?

14 сентября президенту России исполняется 45 лет.


Игорь Юргенс, председатель правления ИНСОР. Каждый человек, ставший президентом России, может гордиться. Он уже многое доказал. Но останавливаться нельзя. Медведеву предстоит доказать еще больше и себе, и другим. Чтобы реализовать амбициозные планы, ему нужно баллотироваться на новый срок.

Борис Немцов, сопредседатель движения "Солидарность". Чтобы был повод гордиться, Медведеву надо стать президентом. Пока Медведев — трагическая фигура в истории. Он не смог выгнать министра спорта Мутко за провал в Ванкувере, не смог уволить главу МВД Нургалиева за историю с Евсюковым. Он слабый, бесхарактерный человек. И это очень плохо для страны.

Иван Мельников, первый зампред ЦК КПРФ. В карьере он достиг максимума. Проявил историческую принципиальность во время грузинской агрессии. Он имел смелость перед сытым и холеным сообществом бюрократов назвать болевые точки. Но расстояние между словом и делом ему сократить не удается.

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета. Посылов много, дел нет. Но он не из худших руководителей державы. Общество не стало ему союзником. Пофигистское отношение людей — прокол Медведева.

Виктор Зимин, председатель правительства Хакасии. Он в 45 уже президент, а я в 48 все еще губернатор. И он не ищет ошибок в прошлом, не сваливает все на предшественников.

Илья Яшин, член бюро политсовета движения "Солидарность". Как президент он не состоялся, хотя может гордиться тем, что он неплохой блогер.

*Должности указаны на момент опроса.

Комментарии
Профиль пользователя