Коротко

Новости

Подробно

"Для свободного кино нужен талант Альмодовара"

Интервью с Антонио Бандерасом

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 29

Как произошла ваша новая встреча с Педро Альмодоваром?

Мне не верилось, что прошло больше 20 лет после нашей предыдущей совместной работы. Но все произошло так, как будто этих лет не было. Картина, которую мы сделали, оказалась не менее жесткой и провокационной, чем те, к которым приучил зрителей ранний Альмодовар.

Возможно ли снова войти в ту же воду? Вы оба за эти годы сильно изменились...

Да, но... Педро сказал: "У меня чувство, как будто мы расстались только вчера". И я ощущал в точности то же самое. Двадцать долгих лет промелькнули как один день.

Какая из ваших многочисленных ролей была самой трудной?

Наверное, в "Эвите". Эта удивительная личность до сих пор вызывает бурные страсти. На съемках в Буэнос-Айресе стояли люди с плакатами: "Смерть Бандерасу!".

Вы прославились не только как актер, но и как режиссер независимых арт-фильмов.

Эта известность мне особенно по душе. Я снял "Безумие в Алабаме" и "Летний дождь" как фильмы-эксперименты, которые уравновешивали мою деятельность на больших студиях. В этих проектах меня не интересовали доходы. Я говорил продюсерам: получаете прибыль на "Зорро" — вложитесь в мой малобюджетный фильм.

Какова ваша идеальная схема отношений режиссера и инвестора?

Здесь нет жесткого противопоставления: я понимаю и ту, и другую сторону. Все зависит от типа фильма и от того, кто принимает на себя главные риски. Но для меня бизнес — не кино, а скорее вино. Тоже, замечу, очень интересный бизнес, благодаря ему можно стать миллионером, и в то же время в нем есть что-то романтическое, всегда сохраняется элемент авторства, настоящего творчества.

Как называется ваша винная марка?

Anto Banderas. Уже несколько лет я занимаюсь возделыванием виноградников в Испании. Мы производим пока не так много продукта, но это растущее предприятие с перспективами экспорта. Я — человек средиземноморской культуры и остаюсь им в Америке. Считаю себя хорошим поваром, а моя паэлья может участвовать в конкурсах лучших поваров Испании.

Поклонники знают и еще про одну область вашей деятельности, посвященную истории испанского кино. Вам присвоил почетное научное звание университет в Малаге, на вашей родине.

Увы, американцы крайне мало знают о европейском кино. Из своего насыщенного календаря я выкраиваю время, чтобы проводить семинары в Пенсильвании, посвященные кино Испании.

Раз вам близка эта тема, чем вы можете объяснить парадокс: во времена франкизма и цензуры испанское кино было очень сильным, работали такие великолепные мастера, как Луис Берланга, Карлос Саура и многие другие. А когда цензуру отменили, остался, кажется, один Альмодовар.

Именно об этом периоде я и рассказываю на своих семинарах. Показываю прекрасные фильмы "Добро пожаловать, господин Маршал!" и "Палач" Луиса Берланги, картины Хуана Антонио Бардема. Это был удивительный расцвет левого испанского кино прямо под носом у Франко. Цензура побуждала талантливых режиссеров искать другой язык — язык аллегорий и метафор. В определенном смысле она работала на развитие киноискусства. Когда ее не стало, понадобился талант Альмодовара, чтобы делать свободное кино в свободной стране.

Интервью: Андрей Плахов


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя