Коротко

Новости

Подробно

Жизнь на пике

Журнал "Огонёк" от , стр. 10

Гастарбайтеры приезжают в Россию из многих мест. Памир — едва ли не самое суровое


В самом названии Памира — тайна: значение этого слова не раскрывается ни одним из современных языков. Еще большая тайна — как в этих горах, на высоте более 4000 метров над уровнем моря, без электричества и газа, живут люди

В самом названии Памира — тайна: значение этого слова не раскрывается ни одним из современных языков. Еще большая тайна — как в этих горах, на высоте более 4000 метров над уровнем моря, без электричества и газа, живут люди

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

В самом названии Памира — тайна: значение этого слова не раскрывается ни одним из современных языков. Еще большая тайна — как в этих горах, на высоте более 4000 метров над уровнем моря, без электричества и газа, живут люди

В самом названии Памира — тайна: значение этого слова не раскрывается ни одним из современных языков. Еще большая тайна — как в этих горах, на высоте более 4000 метров над уровнем моря, без электричества и газа, живут люди

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Поселок Каракол стоит на берегу одноименного озера, возвышаясь над уровнем моря на 3900 метров. Одним краем поселок упирается в нейтральную зону с Китаем, и когда-то рядом была база советских ПВО. Сейчас базы нет, нет работы, а из всей инфраструктуры остался один колодец

Поселок Каракол стоит на берегу одноименного озера, возвышаясь над уровнем моря на 3900 метров. Одним краем поселок упирается в нейтральную зону с Китаем, и когда-то рядом была база советских ПВО. Сейчас базы нет, нет работы, а из всей инфраструктуры остался один колодец

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Поселок Каракол стоит на берегу одноименного озера, возвышаясь над уровнем моря на 3900 метров. Одним краем поселок упирается в нейтральную зону с Китаем, и когда-то рядом была база советских ПВО. Сейчас базы нет, нет работы, а из всей инфраструктуры остался один колодец

Поселок Каракол стоит на берегу одноименного озера, возвышаясь над уровнем моря на 3900 метров. Одним краем поселок упирается в нейтральную зону с Китаем, и когда-то рядом была база советских ПВО. Сейчас базы нет, нет работы, а из всей инфраструктуры остался один колодец

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Самое надежное занятие местных жителей — скотоводство, так как оно обеспечивает семьи едой. Впрочем, обед готовят из всего, что годится в пищу. Гостям, не смущаясь, предлагают мясо занесенного в Красную Книгу архара: нужда — главный аргумент

Самое надежное занятие местных жителей — скотоводство, так как оно обеспечивает семьи едой. Впрочем, обед готовят из всего, что годится в пищу. Гостям, не смущаясь, предлагают мясо занесенного в Красную Книгу архара: нужда — главный аргумент

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Ближайший к Караколу районный центр — это Мургаб. Здесь на дорогах уже попадаются машины, а у детей остается время на игру. В городе есть рынок, пара кафе, а летом даже стабильное электричество

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Самое надежное занятие местных жителей — скотоводство, так как оно обеспечивает семьи едой. Впрочем, обед готовят из всего, что годится в пищу. Гостям, не смущаясь, предлагают мясо занесенного в Красную Книгу архара: нужда — главный аргумент

Самое надежное занятие местных жителей — скотоводство, так как оно обеспечивает семьи едой. Впрочем, обед готовят из всего, что годится в пищу. Гостям, не смущаясь, предлагают мясо занесенного в Красную Книгу архара: нужда — главный аргумент

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

По дороге в сторону Ишкашима расположены источники, святые для мусульман. Многие приезжают искупаться в воде, чья температура достигает 58 градусов. Детей привлекает "газировка": пенистая питьевая вода, вырывающаяся из-под земли

По дороге в сторону Ишкашима расположены источники, святые для мусульман. Многие приезжают искупаться в воде, чья температура достигает 58 градусов. Детей привлекает "газировка": пенистая питьевая вода, вырывающаяся из-под земли

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

По дороге в сторону Ишкашима расположены источники, святые для мусульман. Многие приезжают искупаться в воде, чья температура достигает 58 градусов. Детей привлекает "газировка": пенистая питьевая вода, вырывающаяся из-под земли

По дороге в сторону Ишкашима расположены источники, святые для мусульман. Многие приезжают искупаться в воде, чья температура достигает 58 градусов. Детей привлекает "газировка": пенистая питьевая вода, вырывающаяся из-под земли

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Дороги в местных краях — большая роскошь, и чтобы построить их, приходится взрывать тонны горной породы. При этом средняя скорость передвижения на машине даже в хорошую погоду не превышает 25 км/ч. Поэтому многие местные предпочитают ходить пешком или ездить на лошадях

Дороги в местных краях — большая роскошь, и чтобы построить их, приходится взрывать тонны горной породы. При этом средняя скорость передвижения на машине даже в хорошую погоду не превышает 25 км/ч. Поэтому многие местные предпочитают ходить пешком или ездить на лошадях

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Дороги в местных краях — большая роскошь, и чтобы построить их, приходится взрывать тонны горной породы. При этом средняя скорость передвижения на машине даже в хорошую погоду не превышает 25 км/ч. Поэтому многие местные предпочитают ходить пешком или ездить на лошадях

Дороги в местных краях — большая роскошь, и чтобы построить их, приходится взрывать тонны горной породы. При этом средняя скорость передвижения на машине даже в хорошую погоду не превышает 25 км/ч. Поэтому многие местные предпочитают ходить пешком или ездить на лошадях

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Большинство памирцев придерживаются исмаилизма — одного из наиболее крупных направлений современного ислама, ответвления шиизма. Самыми благоустроенными объектами во всех городах, как правило, оказываются мечети

Большинство памирцев придерживаются исмаилизма — одного из наиболее крупных направлений современного ислама, ответвления шиизма. Самыми благоустроенными объектами во всех городах, как правило, оказываются мечети

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Дороги в местных краях — большая роскошь, и чтобы построить их, приходится взрывать тонны горной породы. При этом средняя скорость передвижения на машине даже в хорошую погоду не превышает 25 км/ч. Поэтому многие местные предпочитают ходить пешком или ездить на лошадях

Дороги в местных краях — большая роскошь, и чтобы построить их, приходится взрывать тонны горной породы. При этом средняя скорость передвижения на машине даже в хорошую погоду не превышает 25 км/ч. Поэтому многие местные предпочитают ходить пешком или ездить на лошадях

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Многие дети растут, фактически, в неполных семьях, потому что их отцы и матери уезжают на заработки в Россию. Это распространенная практика для жителей даже таких крупных памирских городов, как Хорог — в нем 50 тысяч населения и есть даже аэропорт. Самолеты привозят туристов, а увозят — гастарбайтеров

Многие дети растут, фактически, в неполных семьях, потому что их отцы и матери уезжают на заработки в Россию. Это распространенная практика для жителей даже таких крупных памирских городов, как Хорог — в нем 50 тысяч населения и есть даже аэропорт. Самолеты привозят туристов, а увозят — гастарбайтеров

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ

Многие дети растут, фактически, в неполных семьях, потому что их отцы и матери уезжают на заработки в Россию. Это распространенная практика для жителей даже таких крупных памирских городов, как Хорог — в нем 50 тысяч населения и есть даже аэропорт. Самолеты привозят туристов, а увозят — гастарбайтеров

Многие дети растут, фактически, в неполных семьях, потому что их отцы и матери уезжают на заработки в Россию. Это распространенная практика для жителей даже таких крупных памирских городов, как Хорог — в нем 50 тысяч населения и есть даже аэропорт. Самолеты привозят туристов, а увозят — гастарбайтеров

Фото: Максим Авдеев, Коммерсантъ


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя