Коротко

Новости

Подробно

Раскаявшегося прокурора не пускают в суд

Расследованное дело о казино снова попробуют утвердить в Генпрокуратуре

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

СКР передал вчера на повторное утверждение в Генпрокуратуру материалы первого расследованного уголовного дела о "крышевании" правоохранителями подпольных казино в Мособласти — в отношении обвиняемого в превышении должностных полномочий экс-прокурора подмосковного Ногинска Владимира Глебова. Его выделенное в отдельное производство дело Генпрокуратура ранее не направила в суд, видимо опасаясь, что обвинительный приговор признавшемуся и раскаявшемуся экс-прокурору создаст прецедент для осуждения на длительные сроки организаторов коррупционной схемы из числа бывших и действующих прокуроров.


Как рассказал "Ъ" адвокат Владимира Глебова Магомед Аминтазаев, расследование уголовного дела о превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) его клиентом Глебовым было завершено еще в июле, а все собранные следствием материалы уместились в один том. Как следует из обвинительного заключения, в Ногинске действовало всего одно подпольное игорное заведение, принадлежавшее коммерсанту Ивану Назарову и находившееся под опекой бывших руководителей прокуратуры Мособласти: первого зампрокурора Александра Игнатенко (находится в розыске) и начальника надзорного управления Дмитрия Урумова (содержится под домашним арестом). "Казино", в котором были установлены от 40 до 60 (количество постоянно менялось) игровых автоматов, располагалось на улице 3-го Интернационала в отдельно стоящем здании, известном в городе как бывшее кафе "У фонтана".

На допросах экс-прокурор Глебов сообщил следователям, что, как только там заработал игорный клуб, он сразу инициировал милицейский рейд в заведение, после которого его даже удалось закрыть на три недели. "Во время доследственной проверки выяснилось, что организация зарегистрирована как лотерейный клуб, имеет лицензию на этот вид деятельности и исправно платит налоги,— пояснил "Ъ" господин Аминтазаев.— Для возбуждения уголовного дела нужно было провести исследование, которое признало бы лотерею игорной деятельностью, но оплатить работу экспертов оказалось некому, и заведение пришлось снова открывать".

Чуть позже произошла встреча прокурора Глебова с начальником управления Урумовым, на которой последний сообщил, что "У фонтана" курируется руководством Мособлпрокуратуры и необоснованные проверки заведения могут стоить горпрокурору и его сотрудникам премий, выплачиваемых ежеквартально за сложность работы. "Мой клиент, зная о том, что Урумов близок к первым лицам облпрокуратуры, воспринял его угрозы всерьез,— утверждает защитник.— Причем испугался он даже не за себя, а за своих подчиненных, прекрасно зная, что без надбавки за сложность они получат фактически ползарплаты".

Оказавшись таким образом в зависимости от Дмитрия Урумова и Александра Игнатенко, Владимир Глебов действительно принял их правила игры: в телефонных разговорах с представителем Ивана Назарова Иваном Волковым он дважды порекомендовал прикрыть "У фонтана" — во время празднования Дня города в Ногинске и накануне очередного милицейского рейда.

Их переговоры были записаны оперативниками, а в дальнейшем подтверждены свидетелем Волковым, поэтому отпираться было бесполезно. Прокурор Глебов, обвиненный изначально в получении взяток, признал свою вину, но с квалификацией обвинения не согласился. В дальнейшем ему удалось убедить следствие в том, что услуги коммерсантам-теневикам он оказывал не за вознаграждение, а исключительно из опасений за судьбу своих подчиненных.

Учитывая оказанную господином Глебовым помощь следствию, его полное признание и раскаяние, дело о превышении полномочий экс-прокурором Ногинска было выделено из общего дела о "крышевании", расследовано досрочно и передано в Генпрокуратуру для утверждения. Поскольку сам обвиняемый и его защитник с обвинительным заключением согласны, предполагается, что деятельность господина Глебова суд рассмотрит в особом порядке. Процесс, который, по словам защитника Аминтазаева, должен уложиться в пару заседаний, тем не менее затянулся уже на месяц.

Дело в том, что еще в начале августа Генпрокуратура, получив обвинительное заключение, не утвердила его, вернув следствию для устранения недостатков. Сам обвиняемый, его защита и даже следствие начали оспаривать это решение у генпрокурора и в суде, однако все инстанции встали на сторону надзорщиков. В итоге указанные недоработки следствию пришлось устранить и передать обвинительное заключение для повторного утверждения. Каким будет решение Генпрокуратуры на этот раз, не ясно.

Отметим, что обвинительный приговор прокурору Глебову, а иной исход особым порядком не предусмотрен, может быть использован как доказательство вины остальных фигурантов коррупционного скандала, а прокуратура пойти на это пока явно не готова.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя